Специальный репортаж

Смерть под мостом

Разбираемся в запутанной истории с компенсациями в Обской губе, где рекордными темпами строится важный морской порт Сабетта

В прошлом году, когда журнал «Русская рыба» еще выходил под брендом «Рыбоохрана России», мы опубликовали небольшое расследование под названием «Обыкновенное пелядство», посвященное неразберихе при выполнении компенсационных мероприятий в Обской губе, где рекордными темпами строится важный морской порт Сабетта. Если в двух словах, то застройщики этого порта вместо того, чтобы выпускать мальков осетра, муксуна, чира, нельмы и других ценных видов рыб, запустили в Обь в рекордных количествах рыбу под многозначительным названием пелядь. Рыба эта сама по себе неплохая и даже вкусная, но ценной ее никак не назовешь, а выпустили ее главным образом потому, что ее мальки на рыбзаводах существенно дешевле. Строители порта и в первую очередь АО «УСК Мост» тогда на нас немного обиделись, грозили судебными разбирательствами, но потом решили благородно доказать делом, что компенсируют ущерб на самом деле грамотно, вовремя и в основном именно ценными видами рыб. Мы очень этому обрадовались, уже были готовы покаяться перед всем отраслевым сообществом и рассказать, что «пелядство» творится у нас в журнале, а в водах Обской губы уже подрастают сотни тысяч маленьких осетров и муксунчиков. Но наступило лето, время выпускать мальков, а ситуация с компенсациями в Обской губе стала еще более запутанной. Текст: Антон Белых.

В начале июля Нижнеобское территориальное управление Росрыболовства подготовило справку о предстоящих выпусках молоди на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. Что касается югорских предприятий, то тут вопросов ни у кого не возникало. Что «Югорский рыбоводный завод », что «Рыбокомбинат Ханты-Мансийский» свою задачу выполнили четко и своих мальков муксуна честно выпустили. Это просто в их интересах. Муксун — гастрономическая визитная карточка Югры. Все приезжающие в Ханты-Мансийск туристы, как гости столицы — на Красную площадь, едут в специализированный магазин на окраине города, где копченые муксуны расходятся, как горячие пирожки. Цена малость кусается, порядка полутора тысяч рублей за килограмм, но свежесть и высокое качество муксуна в вакуумной упаковке ее с лихвой компенсируют.

А вот дальше в справке анонсировалось великое событие, а именно выпуск аж 14 млн штук молоди муксуна от АО «УСК Мост». Югорчане и туристы могли уже потирать руки, ведь при таком раскладе цена на муксуна через пару лет могла существенно снизиться. Правда, слегка озадачивал тот факт, что муксуна должны были везти аж из Пермского края, из поселка Чайковского, в так называемом автомобильном живорыбном контейнере. Но это, в принципе, было уже делом хозяйствующего субъекта, где закупать мальков, хотя столь внушительное расстояние изначально заставляло задуматься о целесообразности столь сложной логистики. Директор АО «УСК Мост» Виктор Фризен уведомил официальным письмом руководство Нижнеобского теруправления Росрыболовства о подобном способе доставки муксуна и приписал: «Прошу направить своих представителей к месту загрузки и месту выпуска». Нижнеобское ТУ переадресовало эту просьбу ФГБУ «ЦУРЭН». Специалисты прибыли за тысячи километров к месту погрузки, но им сообщили, что молодь муксуна «вчера» погибла. Не менее непонятная смерть, чем у клошара под парижским мостом, которую расследовал комиссар Мегрэ у Жоржа Сименона.

Дальше было много актов и объяснительных записок, из которых можно уяснить следующие ключевые вещи. Мальки умерли от диплостомоза, или от паразитической катаракты. Смертность от нее составляет от 80 до 95 процентов, то есть выпускать оказалось явно некого. Еще один важный момент: мальки были в три раза меньше, чем полагается. По договорам малек должен весить не менее грамма, а по результатам контрольного взвешивания средняя навеска была 0,3 грамма. Кроме того, непонятно, а было ли вообще такое количество мальков, вручную ведь 14 млн штук пересчитать проблематично. Акт обследования мощности по выращиванию молоди представлен не был. То есть не ясно, могло ли вообще предприятие в Пермском крае подрастить столь гигантское количество молоди. Зато было выяснено и запротоколировано, что на рыбзаводе происходило периодическое отключение электроэнергии, в результате которого прекращалась подача воды и уменьшалось содержание в ней кислорода.

Гибель миллионов мальков муксуна может привести к тому, что гастрономической визитной карточкой Югры и всего нижнеобского бассейна скоро станет пелядь.

Вполне допускаем, что заказчики в лице АО «УСК Мост» руководствовались действительно благими намерениями. Вот только получилось, как у приснопамятного В. С. Черномырдина, «как всегда». Впереди разные претензии, иски, разбирательства и поиск виновных. Зато не надо быть Вангой, чтобы предсказать финал, ведь компенсировать ущерб природе все равно как-то надо. А значит, скорее всего, опять на сцену выйдет пелядь. Если не молодь, так ее личинки. Их в одном ведре поместится несколько миллионов. А вот муксуна жалко, сколько бы его там ни было, 14 млн штук или меньше.

Вся эта история стала еще одним сигналом о том, что сложившуюся систему натуральных компенсаций экологического ущерба необходимо как можно быстрее переводить в денежный формат. Когда компенсациями займутся профессионалы, то вряд ли они повезут миллионы мальков через полстраны в бочке с водой. Наверняка найдется более простой и безопасный способ. Ну а муксун в Ханты-Мансийске по-прежнему продается по 1500 рублей за килограмм, и в этой цене заложен солидный процент за несовершенство компенсаций.

smert_11

Экосистема порта Сабетта под угрозой. В Росрыболовстве состоялось экстренное совещание по поводу затягивания компенсационных мероприятий при строительстве порта Сабетта. Текст: Алевтина Иванцова.

Сегодня план компенсационных мер выполнен лишь на 15% от необходимого объема. «Теперь уже очевидно, что компенсационные мероприятия в заявленные сроки не будут произведены. И это притом что сумма для возмещения ущерба, нанесенного экосистеме, незначительна по сравнению со стоимостью всего проекта строительства порта », — сказал на совещании руководитель Росрыболовства Илья Шестаков.

Строительство морского порта Сабетта ведется на основании государственно-частного партнерства. В реализации проекта участвуют две стороны: компания «Ямал СПГ» и ФГУП «Росморпорт», подрядной организацией которой как раз и выступает АО «УСК Мост». Компания «Ямал СПГ» в 2016 году полностью выполнила свои обязательства по компенсации ущерба, нанесенного водным биоресурсам. После казуса с гибелью мальков муксуна «Росморпорт» готов сегодня осуществить компенсационные мероприятия путем выпуска личинок пеляди. Однако, учитывая низкую выживаемость личинок, видимого эффекта выпуск не даст, и 1,5 млрд рублей бюджетных средств будут потрачены почти впустую. Росрыболовство категорически возражает против такой неэффективной практики.

«Необходимо разработать долгосрочный план по поддержанию экосистемы в районе, произвести дополнительный расчет нанесенного ущерба и постепенно, может быть, не за один год совместно с подрядными организациями компенсировать нанесенный ущерб. Со своей стороны мы открыты для диалога и готовы рассмотреть любые варианты взаимодействия в этом направлении », — подчеркнул Илья Шестаков.

По предварительному согласованию, ущерб при строительстве порта Сабетта оценен в размере 3,9 тыс. тонн водных биоресурсов.


Опубликовано в категории:

Специальный репортаж | 30.09.2016



Обсудить