Кадры

Наука, которую мы потеряли

Два года, как воссоздали Научно-технический Совет ФГБУ «ЦУРЭН»

В нынешнем году исполняется два года с момента воссоздания Научно-технического Совета ФГБУ «ЦУРЭН», который по своей сути и по демократическому формату можно назвать правопреемником знаменитой Межведомственной ихтиологической комиссии СССР, которая работала с 1949 года и заслуженно считалась форпостом отраслевой научной мысли. К сожалению, в лихие девяностые, равно как и в нулевые, о науке думали мало, и в 2011 году комиссия прекратила свою работу. Между тем именно ей принадлежит ряд фундаментальных разработок, которые еще много лет назад предопределили векторы развития всего рыбного хозяйства страны.
Тест: Валентина Дубинина, Антон Белых

В России до Первой мировой войны практически не было специальных научных учреждений ихтиологического и рыбохозяйственного профиля, которые бы работали на постоянной основе. Некоторые исследования в этом плане проводились на Астраханской рыбохозяйственной станции, в Бакинской лаборатории и на Севастопольской биологической станции. Исследования, проводившиеся на Соловецкой, а потом и на Мурманской биологических станциях, носили в основном фаунистический и зоогеографический характер. Перед Первой мировой войной в Министерстве земледелия и государственных имуществ Российской империи было создано Научное бюро, курировавшее рыбохозяйственные проблемы. В дальнейшем научными разработками занимались уже победившие большевики, которые вовремя увидели в рыболовстве источник быстрого получения ценной пищевой продукции для голодающей страны.

Была создана «Главрыба», как прообраз профильного наркомата-министерства, в составе которой в 1920 году образовано Научрыббюро с тремя секциями: научно-промысловой, рыбоводства и экономической. Довольно быстро была сформирована целая система центральных и региональных институтов, специализированных станций и лабораторий, охвативших исследованиями научно-промыслового характера практически все крупные пресные водоемы и морские бассейны страны. Немалую роль в этом процессе сыграл Николай Книпович, к мнению которого прислушивался даже Ленин. В учреждениях Академии наук, Сельскохозяйственной академии, на кафедрах и в лабораториях университетов и рыбохозяйственных вузов широкое развитие получили фундаментальные и прикладные исследования, имеющие непосредственное отношение к биологическим и экологическим проблемам рыбного хозяйства.

Перед началом Второй мировой войны в СССР были выработаны базовые научно обоснованные принципы развития промышленного рыболовства не только во внутренних пресных водоемах, но и в морях Советского Союза и сопредельных водах. Ученые сформулировали научные подходы, позволяющие в первом приближении оценивать запасы основных промысловых рыб, прогнозировать их динамику и на этом основании рекомендовать вероятные объемы их вылова, оценивать возможное воздействие промысла на рыбные запасы.

Наиболее плодотворный период развития рыбохозяйственной науки начался после окончания Второй мировой войны. Но не все было гладко. В послевоенный период возникла острая проблема развития энергетического потенциала страны. Приоритет отводился преимущественно гидроэнергетике. Развернувшееся строительство каскадов гидроэлектростанций и огромной сети водохранилищ на крупных реках России оказало негативное влияние на запасы многих ценных видов промысловых рыб. В итоге были потеряны основные нерестовые угодья, в первую очередь — семейства осетровых на Волге, утрачены популяции семги многих нерестовых рек Северо-Запада страны.

Уже тогда ученые стали задумываться о развитии аквакультуры и искусственного воспроизводства. И чтобы объединить усилия разных институтов и смежных отраслей Советом Министров СССР было принято решение учредить Ихтиологическую комиссию при Академии наук. Затем ее передали в ведение Госплана, а уже потом в Министерство рыбного хозяйства. Первым председателем стал ученый с мировым именем, ихтиолог и климатолог Лев Берг.

Межведомственная ихтиологическая комиссия за годы своего существования превратилась в авторитетное, во многом уникальное научное учреждение. Комиссия постоянно организовывала конференции, пленумы, семинары, совещания по всему Советскому Союзу. Их тематика охватывала все сферы рыбной отрасли: методику изучения кормовой базы и питания водных биоресурсов, вопросы акклиматизации и поведения рыб, влияния сточных вод на водные организмы, рыбохозяйственное освоение водохранилищ и многие другие вопросы. Результаты этих форумов публиковались в журнале «Вопросы ихтиологии», который высоко котировался учеными во всем мире.

Большое внимание Комиссией уделялось и острым проблемам сохранения осетровых. По ее инициативе были приняты решения о развитии их искусственного воспроизводства, разработаны технологии получения молоди осетровых, построены рыбоводные заводы, запрещен морской сетной лов, изымавший много молоди осетровых в Каспийском и Азовском морях.

Первые теоретические разработки в сфере осетроводства, лососеводства и вытекающие из них практические мероприятия по строительству рыбоводных заводов были разработаны именно в послевоенные годы.

 

Наиболее важным мероприятием, подготовленным специалистами Ихтиологической комиссии, была проведенная с 1962 по 1966 год реорганизация промысла осетровых в Каспийском бассейне с запрещением добычи этих рыб в море и переносом его в реки. Основной целью было прекращение вылова значительного количества незрелых особей, что и было главной причиной сокращения численности каспийских популяций осетровых. Все это позволяло до 1987 года сохранять численность осетровых в основных водных объектах бывшего СССР при вылове порядка 20 000 тонн в год. Выпуск молоди осетровых рыбоводными заводами был доведен до 90-95 млн экземпляров. Было начато товарное выращивание бестера и ленского осетра.

После распада СССР на осетровых водоемах стала быстро ухудшаться экологическая ситуация, изъятие осетровых рыб при промысле превышало биологически обоснованные объемы, резко возросло браконьерство. Это привело к падению численности осетровых рыб до критического уровня, особенно в Каспийском и Азовском морях, где прежде обитало до 90% мировых запасов этих видов рыб.

Гидростроительство на крупнейших реках СССР (Днепр, Дон, Кубань, Волга, Обь, Иртыш, Ангара, Сырдарья, Амударья) существенно изменило гидрохимический и гидробиологический режимы этих рек, а также озер Балхаш и Байкали южных морей — Азовского, Черного, Каспийского и Аральского. Ихтиологической комиссией разрабатывались и обсуждались многие проблемы воспроизводства и сохранения рыбных запасов этих водоемов, вселения новых ценных промысловых рыб, которые могли бы адаптироваться к изменившимся экологическим условиям.

Комиссия одной из первых выступила против осуществления планов переброски части стока северных рек на южный склон европейской части России. Благодаря настойчивости научной общественности, объединяемой Ихтиологической комиссией, удалось остановить уже начавшееся строительство канала Волга — Чограй и второго канала Волга — Дон.

Еще в середине прошлого века советские ученые пришли к выводу о необходимости развития в стране аквакультуры и марикультуры. В то время в СССР аквакультура оставалась в зачаточном состоянии, ограничиваясь товарным выращиванием карпа и в меньшей степени форели, не считая работ по искусственному воспроизводству лососей и осетровых видов рыб на рыбоводных заводах Главрыбвода. Но уже тогда проведенные исследования и опытные работы позволили оценить потенциальные возможности марикультуры в СССР в объеме порядка 2 млн тонн в год.

Проект «Мариэкопром» преследовал цель создания экологически чистых комплексов по культивированию и безотходной переработке беспозвоночных и водорослей. В соответствии с ним в прибрежье Белого и Черного морей были созданы мидиевые фермы малозатратной конструкции.

Проект «Марикорм» предусматривал создание новых, высокоактивных и нетоксичных антиоксидантов для стабилицации рыбных продуктов, рыбной муки и кормов для рыб. Включение в корма для молоди форели, кеты и семги рыбной муки, стабилизированной новым антиоксидантом корпмолван, снизило кормовой коэффициент на 20-30% и повысило устойчивость рыб к некоторым заболеваниям.

В сфере постоянного внимания Ихтиологической комиссии находились работы по искусственному воспроизводству сельдей Белого и Японского морей, садковое выращивание форели в Балтийском и Белом морях, выращивание устриц в Черном море.

К сожалению, реформы девяностых годов нанесли рыбной отрасли существенный ущерб. Пострадали и те немногочисленные объекты марикультуры, которые уже начали успешно функционировать. Исчезли плантации мидий со всей инфраструктурой, площадь которых на Белом море достигала 40 га, перестали выставляться искусственные нерестилища для беломорской сельди, сократились объемы выращивания форели в морских садках, прекратились работы по марикультуре беломорской ламинарии.

Уже после распада СССР Комиссия разработала ряд новаторских решений по пресноводной аквакультуре, в частности, предложила уникальный ресурсосберегающий способ выращивания посадочного материала длиннопалого и широкопалого раков в садках, размещенных в открытых водоемах, а также технологию пастбищного выращивания речных раков для пищевого потребления в малых водоемах. Если бы эти технологии удалось внедрить, то раки перешли бы из разряда деликатесов в категорию доступных продуктов. Но на дворе уже было другое время, и голос ученых услышан не был.

То же самое касалось и инновационных предложений по технологиям выращивания сиговых рыб — муксуна, чира, нельмы, численность которых постоянно снижается из-за возрастающей антропогенной нагрузки. В результате сейчас у государства даже нет собственных маточных стад муксуна, которые предстоит заново создавать в срочном порядке.

Можно еще вспомнить уникальные научные разработки в области генетики и селекции рыб, включая молекулярно-генетическую паспортизацию рыб, хромосомную и генную инженерию, криоконсервацию. Для сохранения генетического разнообразия рыб предлагалось сохранять их генетически репрезентативный материал в криобанках. Это позволило бы сохранить многие исчезающие виды и быстро восстанавливать промысловые популяции.

Перечислять достижения и разработки ученых можно бесконечно долго. Справка о работе Ихтиологической комиссии насчитывает 52 страницы мелким шрифтом. Следует сказать о другом. Период хаоса, бюрократического пинг-понга, бесконтрольного потребления и наживы поставил отраслевую науку если не на грань катастрофы, то уж по крайней мере в положение бедной родственницы, которой приходится постоянно просить у государства средства на существование и развитие. Росрыболовству удалось сохранить на плаву большинство крупных научных институтов, хотя размер их государственного финансирования вряд ли позволяет говорить о возможности каких-то гигантских научных прорывов здесь и сейчас. Конечно, исследования ведутся, научные экспедиции проводятся, и эффект от работы науки есть. К примеру, возвращение на российский прилавок сельди иваси — это во многом результат грамотного научного подхода к восстановлению ее популяции.

Развитие марикультуры включало в себя реализацию трех крупных проектов. Целью проекта «Марикультура рыб» было создание комплексов по разведению и товарному выращиванию лососевых, осетровых, камбалы-калкана, кефалевых видов рыб, трески, зубатки.

 

В то же время есть одна проблема, о которой нельзя не сказать, и она касается самих ученых. Почему-то принято считать, что хороший ученый — это почти всегда плохой менеджер по продажам. Наша наука не только в рыбной, но и во многих других областях фактически не умеет себя продвигать и, если хотите, продавать. К такому понятию, как пиар, многие ученые относятся снисходительно и даже с некоторой долей пренебрежения. Им гораздо важнее признание внутри своего ученого сообщества. Вместе с тем надо понимать, что один ученый другому ученому денег не даст, а бурные продолжительные аплодисменты на научном симпозиуме сами по себе не пополнят бюджет научного учреждения. Научные журналы не читают потенциальные инвесторы. Ученые степени и звания за последние 25 лет изрядно девальвировались, чтобы самим по себе быть интересным финансовым активом.

В то же время, если грамотно подать те или иные научные исследования или разработки, донести их, как принято говорить, до широких слоев общественности, включая органы власти и крупный бизнес, то шанс на монетизацию научной мысли резко возрастает. Конечно, иногда пиаром пользуются и псевдоученые, чтобы технично получить доступ к финансовым потокам. Но практика показывает, что государство и бизнес способны оперативно и гибко реагировать на действительно интересные предложения науки и обеспечивать их финансирование. Поэтому наука должна перестать жить по советским ментальным лекалам, когда плановая экономика избавляла ее от необходимости заниматься маркетингом и можно было заниматься наукой ради науки. Теперь, как бы жестко это ни звучало, приходится заниматься наукой и ради денег. Таковы реалии сегодняшнего дня.

Советскую рыбохозяйственную науку мы во многом, конечно же, потеряли. Но это не значит, что российская наука обречена на застой и вечную борьбу за выживание. Просто нужно учитывать новые веяния в работе и не стесняться говорить о ней громко.

Фото: TASS


Опубликовано в категории:

Кадры | 18.12.2017



Обсудить