Рыбоохрана   №6 /январь-февраль 2019/

За рыбным горизонтом времени

Наши предки ловили тем, что сегодня считается злостным браконьерством?

Раньше небо было голубее, а трава – зеленее. наверное, каждый из нас хоть раз в жизни говорил нечто подобное. И, конечно, рассказы рыбаков нередко начинаются со слов «вот раньше…». Я и сам помню, что лет 20 назад рыба была крупнее, ее было значительно больше, а ловили ее гораздо более примитивными снастями. стеклопластиковый спиннинг, «невская» катушка, «Клинская» леска и «оливка» с прибалтийским двухсоставными воблером — снасть на пике прогресса! И так от десятилетия к десятилетию — глядя вглубь времен видно, что орудия лова были проще, а уловы богаче. Но пенять на снижающуюся рыбную популяцию не стоит — наши предки ловили тем, что сегодня считается злостным браконьерством!
Текст: Тарас Багор

Весьма широко рыболовство было распространено среди древних жителей низовьев Оби — предков хантов и манси. Древние предки коми-коряков и удмуртов, живших в Прикамье в V–III веках до новой эры, судя по всему, активно занимались рыболовством. На раскопках их поселений было найдено много рыболовных крючков, гарпунов и острог. Особенно примечательна одна из находок — приспособление для ловли рыбы, имеющее форму блесны. По-видимому, это одна из самых древних дошедших до нас блесен. Еще в те времена ловили сомов, налимов, судаков, окуней, плотву и других рыб.

Первые заметки

В России первое произведение о рыбалке — статья «О ловлении рыб удою» — появилась в журнале «Экономический магазин» в 1780 году. В первой половине XIX века — в 1814 году — рыболовам были предназначены специальные разделы в трудах Василия Левшина, имевших громоздкое название «Книга для охотников до звериной и птичьей ловли, также до ружейной стрельбы и содержания певчих птиц; заключающая в себе: о звероловстве и псовой охоте вообще и особенно; о содержании, вынашивании и притравлении птиц ловчих, с полным наставлением, относящимся до стрельбы, доброты пороха и оружий, и до ловли разных простых и певчих птиц; о содержании всякаго рода охот и пользовании их в случающихся болезнях, с наставлением о различной рыбной ловле; с краткою естественною историею зверей, птиц, рыб и проч.». Пятое отделение четвертой части работы под названием «Наставление различной, а паче увеселительной ловле рыбы, с присовокуплением естественной оных истории» было посвящено описанию различных видов рыб и способов их ловли.

Проворство и обман

Левшин пишет о рыбалке как о прекрасном виде отдыха для дворянина в своем поместье: «В деревне не может быть приятнейшего удовольствия, какое доставляет рыбная ловля; она содержит в себе множество искусственных уловок. Не можно, однако же, описать здесь всех рыб, и способов к ловлению каждой рыбы употребляемых: довольно упомянуть здесь только об известнейших и ловлях, а по оным каждый к своему месту соображаясь, может избирать, какие где способы и для лову какой рыбы удобнее. По различным родам рыб есть разные средства к их уловлению. Впрочем, предавшихся сему упражнению, научает ежедневная опытность. При ловле рыб всего больше надлежит соблюдать тишину: ибо рыбы имеют слух отменно тонкий, и зрение очень острое. Они любопытны: все, что представляется им чрезвычайностию, их привлекает; они приближаются и до тех пор плавают вокруг, пока узнают видимое. Прибегают они к малейшему шуму; но ежели оной усилится, то не доверяют и убегают. К ловлению рыбы потребно немало проворства: они хитры, и без обмана не всегда их получить можно».

Фактически все рыболовные снасти, которыми ловили 100-150 лет назад, сегодня считаются браконьерскими. Но других тогда попросту не было, а одной удочкой семью не прокормишь.

Надвечер на уду

При описании способов ловли главное внимание Левшин уделяет различным видам сетей, багров, мешкам, самоловам, которые тогда считались вполне спортивными. Ловле на уду отводится более скромное место. Описывает эту снасть он следующим образом: «Уда. Железный крючок, имеющий на конце своем зазубрину. К сему крючку привязывается из конских волосьев ссученная нитка, называемая лесою, которой конец прикрепляют к тонкому концу шестика, называемого удилищем. К лесе, в аршин от крючка, привязывают грузильцо из кусочка свинца состоящее, и поплавок из комля гусиного пера по середине лесы; первое употребляют для того, чтоб уда ложилась на самое дно реки, а второй для того, чтобы, плавая на поверхности воды, показывал, когда рыба дернет насаженную на крючок наживу, обыкновенно состоящую в дождевом черве или маленькой рыбке. Рыбак кидает наживленную уду в воду и ожидает, пока рыба, поглотя червя, попадается сама на уду; тогда вытаскивает свою добычу и, наживляя уду вновь, продолжает ловлю. Рыбы идут на уду более утром и надвечер». Рассказывает он и о жерлице: «Большая уда, впрочем, ее делают тем же образом, что и обыкновенные уды; оную привязывают к проволоке в несколько раз свитой, чтобы рыба, имеющая острые зубы, оной откусить не могла; к сей проволоке прикрепляют шнурок, или бечевочку, и с грузилом бросая жерлицу в воду, конец оной привязывают к чему-нибудь».

Вкусовые качества

В своем труде Василий Левшин очень краток в описании рыб. Он описывает их внешний вид, метание икры и способы ловли. О некоторых видах, в частности о щуке, немного подробнее. Например, пересказывает известные примеры долгожительства щук — легендарных рыб Бориса Годунова и Фридриха II. Отмечены также стремительность и прожорливость щук, что они пожирают уток и хватают за ноги купающихся людей. Интересно предложенное автором разделение щук согласно их размеру и гастрономическим качествам: «По величине своей разделяются щуки на больших, или главных, средних, или одноблюдных, и малых, или травяных, щук. Из оных средние состоят более в уважении. Самцы или молочники, в рассуждении вкусности, икрянкам или самкам предпочитаются». В заключительной части работы, озаглавленной «Охотничьи тайны и анекдоты», Левшин дает читателю несколько советов по изготовлению, хранению и использованию привад и насадок. Вот один из них: «Способ получить наскоро червей для наживы на уды. Отвари яри медянки (зеленой краски) в уксусе, и сим отваром полей место, в котором чаешь, что черви держатся: оные не медля выползут на поверхность».

Ванды и вентери

Доступные нашим предкам способы ловли сегодня гуманными не покажутся. На рубеже XIX–XX веков ловля рыбы происходила довольно разнообразными способами и снастями, хотя уже тогда существовали определенные правила рыболовного промысла, нарушения которых строго наказывались. Орудия и способы лова рыбы в то время считались промысловыми и любительскими, и разделяли их на четыре группы.

К первой группе относились: неводы, ванды, вентери, морды, приволоки, стулики остроги, ставные сети, заколы, язы, запруды. Ко второй группе относились орудия лова исключительно речные: шашковые и глистные снасти (переметы), подпуски, плавные сети, аханы, ярыги, мережки, жерлицы. К третьей группе относились орудия и способы лова только озерные: котцы, заборы, ботальные сети, нереды. Но тогда же существовала и четвертая, особая, группа рыбной ловли — любительская. Во время любительской рыбалки еще в самом начале XX века было разрешено использовать такие снасти, как ручные удочки, подпуски, блесны, наметы, крыги, бредни, саки. Уловы же рыболововлюбителей в то время были поистине ошеломляющими. Тогда одни только удильщики язя вылавливали в Волге до 60–70 пудов этой рыбы за одно лето.

Ветлужская белуга

Еще с эпохи Средневековья большинство жителей верхней и средней Волги, например, помимо сельского хозяйства, овладевали и другими, дополнительными, промыслами. Важнейшим из способов добычи пищи по праву считался промысел рыболовный. Так, окрестности Нижнего Новгорода издавна славились как центр не только рыбного экспорта, но и рыболовного промысла. Деликатесных рыб — осетров и белуг — в волжских и окских водах в пределах региона в старину было значительно меньше, чем в Северном Каспии, а вот стерляди и другой рыбы было более чем предостаточно. Кстати, сегодня ситуация налаживается, и стерлядь становится довольно частым трофеем на Волге и Оке, даже в верхнем ее течении. Известны, однако, факты и поимок крупных осетров и белуг. Так, в 1890 году в реке Ветлуга недалеко от ее впадения в Волгу марийцы плавными сетями выловили белугу весом 28 пудов.

Васильсурское нерестилище

Поскольку стерлядь в регионе была самым многочисленным видом семейства осетровых, то она и представляла самую важную и ценную из промысловых рыб. Одними из крупных нерестилищ стерляди в конце XIX — начале XX века являлись волжские воды возле Васильсурска. Именно там, на каменистом грунте, стерлядь весной метала икру. С весны и до самой осени рыбаки вылавливали стерлядку вандами — прутяным самоловом, в основание которого были вставлены два конуса: большой и малый. К ивовым прутьям ванд прилеплялось большое количество разнообразных червячков и личинок двукрылых, которыми питается стерлядь. Ими, их еще называли «мордами» и «дурками», ловили практически на всей Средней Волге. Попадалась в ванды в то время обычно стерлядь, иногда судак, подуст, сомята. Хорошим улов считался тогда, когда в каждую ванду набивались по 50–60 стерлядей. Правда, большую часть улова составляла мелкая стерлядка.

Шашка-самоловка

Вскоре после спада весенней воды стерлядь начинали ловить шашковой снастью. Принцип ловли рыбы на это орудие был прост. Проплывая мимо многочисленных крючков снасти (использовалось от 100 до 500), стерлядь случайно накалывалась на них. Наиболее интенсивный лов рыбы шашками происходил под Васильсурском и в Макарьевском уезде Нижегородской губернии. Выше Нижнего Новгорода шашковой снастью ловили промысловики на Оке и на Волге возле Городца. У самого же Нижнего Новгорода шашковую снасть рыбаки именовали «самоловкой». Ей ловили стерлядь до самой осени, когда рыба залегала в ямы. Еще в середине XIX века таких стерляжьих ям было много, но уже в самом начале XX века ямы эти остались лишь под Чебоксарами. На Ветлуге же такие стерляжьи омуты еще не извелись. Именно поэтому рыбаки-ветлугаи не ставили снасти все лето, а, как они сами про себя говорили, «копили» рыбу, то есть выжидали, когда стерлядь расплодится в большом количестве, тем самым давая подрасти молодняку. И лишь когда наступала осень, они ставили в эти ямы шашковую снасть или сети. Однако вскоре власти поняли масштаб вреда от этой снасти, и в отдельных уездах стали запрещать.

Рыбаки на Руси сами проявляли сознательность безо всякой рыбоохраны. Отпускали молодняк, давали ему подрасти, понимали, что жить надо не только сегодняшним днем.

Неводы и бредни

Конечно, одной из основных снастей был и остается невод. За неводами рыбаки ухаживали. На Волге, например, неводы смолили, и делали это 1–2 раза каждое лето. Для этого сетевое полотно невода мужики или женщины-рыбачки опускали частями в котел с горячей смолой (на 5 ведер смолы 6 ведер воды). А вот на реке Унже неводы не смолили, а олифили: невод опускали в холодную олифу и 2–3 года потом ловили им рыбу. На озере Галичском неводы и сети рыбаки дубили в отваре коры ольхи. Бреднями ловили преимущественно в притоках Волги, Оки и в озерах. Особый вид бредня назывался «недотка». Это была длинная, около 3 саженей, сделанная из редкой ткани или вязаной материи сеть, через которую не мог проскользнуть даже только что вылупившийся малек. Именно поэтому уже в то далекое время снасть эта считалась одной из самых «вредных». Ловля этой снастью была ни в коем случае не промысловой, а происходила лишь для собственного стола.

Рыболовный прогресс

Вышеописанные способы ловли вряд ли можно назвать аристократическими, всетаки они нацелены в первую очередь на добычу еды, нежели на времяпрепровождение. Но научно-техническая революция XIX века с его массовым производством привела к совершенствованию рыболовного инвентаря. Спортивное рыболовство, возникшее из «благородных охот» как забава людей высшего сословия, получило широкое распространение. До конца XIX века в европейских странах лески делались из конского волоса. Позже появились лески из льняных и хлопковых нитей, а после — из шелковых нитей, пропитанных маслом. В начале 1900-х годов в продаже появились спиннинговые катушки, которые носили название «нотингэмских». А появление синтетических материалов принесло революционные изменения в современные представления о рыбалке. Изобретение американским химиком Уоллесом Карозерсом в 1930 году нейлона привело к появлению на рынке синтетических лесок. Появились удилища нового поколения из стекловолокна. Они были более гибкими и легкими, чем удилища из самого лучшего клееного бамбука. В 70-е годы появились еще более революционные материалы для изготовления бланков удилищ — углеродное волокно. Удилища из углепластика были еще легче и прочнее стекловолоконных, хотя цена их поначалу превышала все разумные пределы. К счастью, развитие технологий привело к значительному удешевлению таких удилищ, и теперь они доступны большинству рыболовов.


Опубликовано в категории:

Рыбоохрана | 06.02.2019 №6 /январь-февраль 2019/



Обсудить