Потребители   №3 /июль-август 2018/

Проверь себя на честность

О нашей потребительской нетерпимости к браконьерской продукции. Нетерпимости ли?

Этот материале вышел в номере «Русской рыбы» — 15–ом по счету. И в каждом номере журнал публикует сводки о борьбе с браконьерами. Сразу отметим, что «Русская рыба» не является принципиальным сторонником запретов, ужесточений, ограничений и так далее, но в случае с браконьерами, видимо, по-другому не получается.
Текст: Антон Белых

Особенно с теми, кто специализируется на вылове и реализации особо ценных видов, таких, как осетровые. Можно понять, условно, браконьера-сеточника из глухой провинции, который наловил в нерест щуки, продал ее на трассе и худо-бедно обеспечил семью, поскольку в его деревне нет работы. Можно, хоть это и административное правонарушение. Можно понять тех, кто поймал запрещенный вид по незнанию, похвастался этим в соцсети и попался. Иногда и знаменитые футболисты попадаются. Но в случае с осетровыми любой ребенок знает, что их ловить запрещено, а реализация подпадает под статью Уголовного кодекса. Можно сколько угодно выпускать мальков стерляди, русского и сибирского осетра, грезить о возрождении белуги и севрюги, но если осетровых будут продолжать безнаказанно вылавливать, то разговоры о восстановлении осетровых популяций так разговорами и останутся.

Сотрудники рыбоохраны и полицейские периодически проводят рейды и задержания браконьеров и нелегальных продавцов черной икры и осетрины. Но проходит время, и на их место приходят новые злоумышленники. Надо понимать, что поставить у каждого рыбного прилавка по инспектору рыбоохраны попросту невозможно. Их итак не хватает, чтобы полноценно контролировать вылов на водоемах. Поэтому в этом случае речь пойдет о нашей потребительской нетерпимости к браконьерской продукции. Рыбаки-любители уже давно объединяются для противодействия браконьерам на реках и озерах. Сообщают о случаях браконьерства на горячую линию, проводят субботники по очистке водоемов от заброшенных сетей, как недавно на Волге, наконец, могут и сами объяснить браконьеру, что он не прав, хотя такой формат и не приветствуется законом.

Фактически вся рыба, которую продают вдоль автомобильных трасс, выловлена нелегально. Попробуйте попросить у продавца хоть какой-нибудь документ на нее.

Но опять же, всех браконьеров таким образом не изведешь, они прекрасно умеют маскироваться под порядочных рыбаков. Сети ставят поздно вечером, а вынимают на рассвете. В лодке у каждого второго поплавочная удочка для прикрытия, уследить за всеми на стадии вылова нереально. Зато потом выловленные осетры попадают в магазины, и вот там уже их покупают добропорядочные граждане, тоже становясь при этом участниками преступления по статье 258.1, в которой говорится об уголовной ответственности, в том числе и за приобретение продукции из особо ценных видов рыб. На практике примеров того, чтобы покупателя осудили за приобретение осетрины или нелегальной черной икры, еще не было. Реально тут можно только, как говорится, «попасть под раздачу», то есть купить незаконный товар в момент проведения рейда или проверки. Поэтому самоконтроль тут в первую очередь, должен быть моральный, такая проверка на честность самого себя.

 Пример уже подали крупные рестораторы, которые официально отказались закупать осетрину, икру и другую ценную продукцию, скажем так, сомнительного происхождения. То же самое вполне в состоянии делать и мы, то есть обычные потребители. Для этого нужно не так много. Во-первых, не приобретать товар из-под прилавка. Легальная, то есть аквакультурная черная икра всегда лежит на витрине. Нелегальная всегда, или почти всегда, на витрине не красуется. Ее Вам могут ненавязчиво предложить, когда Вы осматриваете рыбный прилавок. Легальная икра, как правило, расфасована в герметично закрытые банки весом в 50, 90 или 120 граммов, то есть, открывать их придется дома консервным ножом. Браконьерская икра чаще всего продается в банках 250 граммов, а в роли герметизатора там выступает резиновое кольцо. Иногда, крайне редко, резиновые кольца используют и легальные производители, но большей частью — это отличительный знак браконьерской продукции. Много интересного может рассказать и маркировка банки, хотя зачастую и легальные производители фасуют в свои банки икру непонятного происхождения, и хорошо, если это будет просто серый китайский импорт. Но это уже хотя бы проблема производителей, а не Ваша. Наконец, цена на аквакультурную икру будет примерно на 25–30% выше нелегальной. Браконьеры налогов не платят.

Во-вторых, и это касается покупки как икры так и осетрины, не стесняйтесь попросить показать Вам сопроводительные документы на товар. Законопослушные продавцы вам их покажут. А если будут задавать вопросы, то всегда можно сказать о вашем нежелании покупать браконьерскую продукции и рисковать тем самым по той самой статье 258.1. В сопроводительных документах, как правило, будет указано то аквакультурное предприятие, где вырастили осетра. В принципе, его название можно запомнить или записать, а дома посмотреть по интернету, есть ли такой завод на самом деле, или это очередной аквакультурный ребенок лейтенанта Шмидта.

Никто не просит потребителей выполнять функции правоохранительных органов. Но если продавца попросят подтвердить законность происхождения продукции два, три, пять, десять покупателей, то он неизбежно задумается, а стоит ли в следующий раз заказывать осетрину вон у того подозрительного дяденьки, который просто предлагает взять подешевле. А дальше начнет рушиться вся нелегальная цепочка. Ведь браконьер с сетью не будет ловить осетров просто так. Как правило, это происходит под заказ, когда браконьер четко знает, кому и как он сможет продать свою продукцию. Без отлаженной системы сбыта браконьер не станет рисковать и торговать осетриной самостоятельно, а значит, ему и незачем будет выходить на свой преступный промысел.

До численности царских времен, когда черную икру могли позволить себе представители всех сословий, мы конечно, осетровых уже не восстановим. Но увеличить популяции той же стерляди до разрешения их любительского вылова, — это реально за 6–8 лет. При условии нулевой терпимости к браконьерству во всех его проявлениях, в том числе и в виде покупки браконьерской продукции. А пока осетры растут в естественных водоемах, всегда можно купить аквакультурную осетрину.

Здесь, правда, есть еще один миф о том, что дикая осетрина вкуснее искусственно выращенной. Действительно, со временем аквакультурные осетры могут начать отличаться от диких, в том числе и по вкусу, но только через несколько десятилетий, и то при самом неблагоприятном прогнозе, если на заводах не останется диких производителей, от которых и берут икру для выращивания. Сейчас фактически на всех рыбоводных предприятиях производители именно дикие, которых и отлавливают для этих целей. Можно кивать на общее невысокое качество кормов в аквакультуре, но для тех же осетровых, как правило, используют корма самого высокого уровня. Конечно, и не стоит это замалчивать, попадаются аквафермеры, которые используют при выращивании аналогичные приемы, что и при производстве бройлерных цыплят. Но осетр — не курица, это продукт премиумкласса, так что рыбоводов, работающих на грани фола, рынок очень быстро отсеивает.

Поэтому покупать браконьерского осетра под предлогом, что он вкуснее и полезнее аквакультурного, будет самообманом, с одной стороны, и поддержкой рыбной мафии, с другой. Так что лучше все-таки поступать в рамках закона и думать о том, как через 6–8 лет Вы сможете сами поймать в Москве-реке упитанную стерлядку с икрой, а примчавшийся на катере удалой инспектор рыбоохраны, вместо составления протоколов, поможет ее вытащить и пожелает приятного аппетита… Ну а пока реалии сегодняшних дней.


Опубликовано в категории:

Потребители | 06.09.2018 №3 /июль-август 2018/



Обсудить