07.11.2017

«Рыба — это федеральный ресурс»

Беседуем с членом Совета Федерации Людмилой Талабаевой

В рыбохозяйственной отрасли на наших глазах происходят ощутимые изменения, во многом связанные с новыми законами и нормативными актами, которые формируются и прорабатываются в правительстве, Государственной Думе и в Совете Федерации. От того, насколько эффективной и реально применимой будет создаваемая законодательная база, зависит и успех реформы в целом. На вопросы обозревателя журнала «Русская рыба» отвечает член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Людмила Талабаева.
Беседовал: Сергей Сибиряк

— Людмила Заумовна, какие законодательные акты, касающиеся регулирования рыбной отрасли, до конца года могут быть приняты правительством, Государственной Думой и Советом Федерации?

— Первым, конечно же, нужно отметить Федеральный закон о любительском рыболовстве. Любительское рыболовство — очень чувствительная и значимая тема для жителей России, поскольку затрагивает права и интересы граждан на доступный и полезный отдых. Вместе с тем рыбные ресурсы не безграничны, и наша задача — соблюсти баланс их использования и сохранения для будущих поколений.

Огромное социальное значение любительского рыболовства, большой общественный резонанс от обсуждения законопроекта «О любительском рыболовстве» вызвали необходимость неоднократного подключения для решения возникающих острых проблем и президента, и председателя правительства.

Однако, несмотря на это, сроки прохождения законопроекта в Госдуме неоправданно затянулись. Отсутствие федерального закона, мягко говоря, не способствует популяризации этого традиционного для многих граждан здорового образа жизни, сдерживает развитие сопутствующих производств и привлечение инвестиций в эту сферу деятельности, негативно отражается на имидже органов власти.

В этой связи Председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко также дано поручение нашему Комитету обеспечить содействие скорейшему принятию этого закона с целью создания понятного и эффективного механизма регулирования любительского рыболовства.

Под моим руководством уже прошло соответствующее совещание, на котором был рассмотрен проект поправок правительства к этому законопроекту, подготовленный Минсельхозом России.

Совещание позволило сформировать консолидированную позицию его участников о необходимости скорейшего принятия законопроекта и отметить, что редакция законопроекта с учетом разработанных поправок Правительства Российской Федерации в основном учитывает специфику и традиции осуществления любительского рыболовства в различных регионах России.

Безусловно, есть некоторые шероховатости в документе, на необходимость исправления которых было указано его разработчикам.

Однако это не должно сдерживать принятие федерального закона. Те немногие позиции, которые вызывают разные подходы и сомнения, могут быть исправлены, если потребуется, с учетом правоприменительной практики.

— Вместе с тем другие отраслевые законы были приняты намного быстрее и уже определяют векторы развития отрасли. В первую очередь, это закон «об инвестиционных квотах». Не было ли разногласий при его принятии?

— Конечно, были обсуждения и острые дискуссии. Но в конечном счете всем понятно, что Россия должна радикально обновить как свой рыбодобывающий флот, так и береговую рыбопереработку. С 2018 года вступают в силу изменения в Федеральный закон о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, в том числе о выделении квот водных биологических ресурсов под инвестиционные проекты. Предусмотрено, что 15% от общего допустимого улова по выделенным объемам водных биологических ресурсов будет направлено на строительство нового рыбопромыслового флота и 5% — на строительство береговых предприятий. Это позволит нам существенно повысить свою конкурентоспособность.

Отдельно следует сказать, что уже принят Федеральный закон о внесении изменений в законодательные акты по вопросам совершенствования отношений в области аквакультуры, разрешающий использование земель лесного фонда для ведения этой деятельности и размещения на них объектов рыбоводной инфраструктуры. Это важный эффективный шаг для аквафермеров. Вторая норма, которая вводится этим законом, направлена на урегулирование проблем, возникших при осуществлении рыболовства на водных объектах — прудах, образованных водоподпорными сооружениями в границах земельных участков, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения. Фактически этот закон расширяет возможности для товарного выращивания рыбы и ее поставок на прилавки наших магазинов.

— В какой мере можно увеличить уловы в ближайшие годы? Отразится ли это на доступности рыбы для рядового потребителя, или все большая часть добытого сырья будет уходить на экспорт?

— В ближайшие годы наука прогнозирует, по крайней мере, на Дальнем Востоке, увеличение подхода перспективных объектов промысла, таких как дальневосточная сардина иваси, скумбрия, ставрида, примерно до одного миллиона тонн. Это около 20% от общероссийского вылова. Такие ощутимые резервы бывают примерно раз в 25 лет. Период подхода сардины иваси будет продолжаться еще порядка 20 лет. Это реальная возможность увеличить общероссийский улов на 20% и более. Что для этого нужно сделать?

Росрыболовству надо рассмотреть возможность внесения изменений в постановление правительства о строительстве рыбодобывающего флота. Ведь сельдь иваси или сардина ловятся кошельковым орудиями лова, для этого нужен специализированный флот. Нужны и сами кошельки, которые достаточно дороги: в среднем один такой невод стоит около 30 млн рублей. Этот промысел сегодня фактически забыт, его надо останавливать. Причем вся продукция может пойти на внутренний рынок. Это консервы и пресервы, кроме того, из этих видов можно делать рыбий жир и муку, ведь вся эта рыба очень жирная и питательная.

Та же рыбная мука может использоваться для кормов в аквакультуре, животноводстве, жир нужен в фармацевтической промышленности: это омега-3, омега-6 и другие кислоты. Сейчас в аптеках продаются полиненасыщенные жирные кислоты французского производства. Мы можем все это производить в России. Поэтому при правильном подходе можно не только увеличить вылов, который фактически весь пойдет на внутренний рынок, но и стимулировать смежные направления экономики.

Реформировать рыбную отрасль нужно системно и под государственным контролем. К примеру, увеличение вылова — отличный показатель, но нужно сразу же решать и вопросы оперативной доставки рыбы с Дальнего Востока в Центральную Россию.

— Какими мерами, на Ваш взгляд, можно создать эффективную «холодовую цепочку» для доставки качественной рыбы с Дальнего Востока в Центральную Россию? Как способствовать обновлению рефрижераторного железнодорожного подвижного состава, который уже устарел?

— Необходимо строить новые холодильные мощности. В Приморском крае, например, единовременно может храниться от 75 до 82 тысяч тонн рыбы. Но технология требует поддержания температуры не выше минус 18 градусов. Старые холодильники не держат такую температуру, а новые пока не строятся. Кроме того, современные плавбазы замораживают рыбу по так называемой шоковой технологии при минус 25, и такую температуру надо поддерживать постоянно, иначе рыба портится.

Еще одно слабое звено в технологической цепочке — перевозка. Выловленную рыбу с Дальнего Востока нужно доставлять в Сибирь и центральную часть страны. Имеющиеся секции для перевозки рыбы, рефрижераторы, если и держат температуру, то только до минус 12: большинство рефрижераторных вагонов отслужило свой срок. Оттаявшую за время пути продукцию перегружают в холодильники и домораживают до минус 18, но после повторной заморозки, к которой вынужденно прибегают из-за несоблюдения температурного режима при перевозке, рыбу можно выбрасывать. По образованию я технолог, поэтому знаю, о чем говорю. Разморозишь купленное филе, а там — вода, и то, что осталось, есть уже невозможно.

Вызывает тревогу тот факт, что строительство судов, береговых предприятий для переработки рыбы не подкрепляется инвестициями в развитие холодильных установок и транспортных средств. Как портовик по предыдущему месту работы, я знаю, что примерно 90% вагонов — рефрижераторов, термосов — надо списывать. Срок их службы продлевается только потому, что их нечем заменить. В нашей стране нет предприятий по производству такого оборудования. А чтобы подобные производства появились, Министерству транспорта и РЖД, бизнесу надо проявить инициативу. Нельзя допустить, чтобы большие средства, направляемые на строительство новых судов, предприятий по переработке рыбы, не дали должной отдачи, поскольку не уделяется внимание обновлению холодильников и транспортных средств. В Мировом океане большие запасы рыбы — скумбрии, сайры, сельди иваси. Но даже если мы ее выловим, на чем будем перевозить? Вот почему важен системный подход к решению этих задач.

— В России происходит заметное развитие аквакультуры. Нужно ли государству вмешиваться в эти процессы в части, например, регулирования видов рыбы, уменьшения себестоимости ее выращивания?

— Да, государству нужно активно влиять на эти процессы. Во-первых, это система распределения акваторий. Вода — это федеральный ресурс, и то, на каких условиях он будет передаваться предприятиям, которые будут заниматься аквакультурой, — самый серьезный вопрос. Прошлый год показал, что при проведении аукционов на Дальнем Востоке по некоторым участкам стоимость достигала 60 млн рублей. Это ж какую надо аквакультуру выращивать и сколько лет, чтобы оправдать хотя бы затраты на приобретение этого участка? А ведь еще надо купить молодь, рассадить ее, купить садковое хозяйство, пять лет это выращивать и охранять. Либо эта аквакультура будет безумно дорогой, либо продукция будет реализоваться только за границу. Но ведь мы прежде всего говорим о внутреннем рынке. Поэтому, наверное, надо все-таки пересмотреть аквакультурное законодательство и рассмотреть возможности предоставления участков под инвестиционные цели, когда предприятие будет соблюдать объявленный им же самим инвестиционный график в аквакультуру на этом участке. Если же нет, то тогда нужно предусмотреть возможность лишать его права обладания этим участком. Более того, сейчас на Дальнем Востоке столкнулись с проблемой тех аквакультурных участков, которые оказались в особо охраняемых зонах. Все это тянется с советских времен, и участки в пользовании там очень давно. Надо, чтобы федеральное и местное законодательство создавало условия для беспрепятственного развития аквакультуры, а не позволяло расторгать договора с предприятиями, которые там находятся уже по 15–30 лет, потому что существует какое-то природоохранное законодательство.

— Существует мнение, что государство могло бы стимулировать потребление рыбы населением, в частности, введением рыбных дней в школах, закупок отечественных морепродуктов для армии. Насколько эти меры оправданны?

— По этому вопросу есть поручение Президента Российской Федерации по итогам заседания президиума Государственного совета. В нем четко предложено установить запрет на закупки для обеспечения государственных и муниципальных нужд отдельных видов импортируемой рыбной продукции. Поэтому необходимо сформировать определенный госзаказ, и если эта система заработает, то российской рыбопродукции на нашем рынке будет больше.

Как это сделать? Тут, наверное, надо посмотреть систему тендеров, может быть, использовать систему государственного заказа. Ведь рыба — это федеральный ресурс, поэтому государство вправе попросить или потребовать создать какие-то другие условия для того, чтобы предприятия выловленную рыбу поставляли для нужд государственных структур. А предприятия это будут делать с удовольствием, потому что для них появляется возможность гарантированных закупок. По нашим оценкам, закупка для государственных нужд может составлять примерно 600–700 тысяч тонн, то есть около 20% всего общероссийского улова. Это достаточно серьезная цифра, это хорошее подспорье, это тот объем, на который могут увеличиться поставки рыбы на российский рынок, а это развитие и флота, и железнодорожного транспорта, но для этого государство должно поставить четкие задачи.

Потребитель будет оценивать работу отрасли по наличию свежей, качественной и доступной по цене рыбы на прилавках. Именно поэтому мы должны контролировать всю цепочку — от вылова до продажи.

— Возможно ли создать целостную, а не разрозненную систему государственной поддержки рыбной отрасли, которая бы включала все: поддержку строительства и судов, и вагонов, и холодильников? В качестве ключевой задачи здесь можно было бы поставить увеличение потребления рыбы человеком в год на несколько килограммов, чтобы достичь эффективного показателя для улучшения здоровья населения.

— Надо посмотреть на те государственные функции, которые сегодня существуют. Кто отвечает за всю цепочку? За строительство вагонов, холодильников, за вылов, транспортировку и реализацию рыбопродукции? Ведь если посмотреть внимательно, мы увидим достаточно интересную картину. За добычу и аквакультуру отвечает Федеральное агентство по рыболовству, а вот за транспортировку в порты, за работу портов, за перевалку и отправку по железной дороге, за реализацию рыбопродукции как оптом, так и в розницу фактически не отвечает никто. Государственные функции по перевалке рыбы после того, как она отгружена на транспортно-рефрижераторные суда, практически никто не выполняет, осуществляется только контроль перевозки рыбы с определенной температурой, контроль за ветеринарным свидетельством рыбы, но за комплекс услуг доставки рыбы из районов промысла до прилавка фактически никто не отвечает. Вот здесь нужно рассмотреть возможность возложения на Росрыболовство или Министерство сельского хозяйства определенных функций.

Во времена Советского Союза было отдельное министерство, которое отвечало за вылов, переработку, доставку, транспортировку, поставку рыбы, за оснастку кораблей, судоремонтные заводы, рыбные порты, за безопасность мореплавания. Это был огромный рыбохозяйственный комплекс.

Президент поставил задачу создания кластера на Дальнем Востоке, а раньше это и был кластер. Сегодня все производство разрозненно, в итоге рыбоперерабатывающая промышленность покупает оборудование в Германии и других странах, суда у нас фактически не строятся. Поэтому, может быть, сначала нужно уточнить государственные функции, а потом, уже наладив контроль и создав условия для всего, подумать о финансовом обеспечении. Но первоочередная задача — обеспечить закрепление государственных функций за всей цепочкой — от вылова рыбы до ее реализации на прилавке.

Начало этому положено. Совместные усилия правительства и Федерального Собрания по передаче части полномочий от Министерства транспорта Министерству сельского хозяйства реализованы в принятом 19 июля 2017 года федеральном законе. Соответствующие статьи содержат части, которые устанавливают, что Росрыболовство наделяется полномочиями по контролю за использованием имущества, закрепленного в хозяйственном ведении подведомственных ему учреждений и предприятий. Предусмотрено наделение Министерства сельского хозяйства полномочиями по установлению порядка сдачи в аренду имущества, переданного подведомственным Росрыболовству предприятием, по согласованию с Минэкономразвития.

Также в этом законе Министерство сельского хозяйства должно подготовить типовые условия заключения арендного договора. И это принципиально важно для портовиков. Я, как профессионал портового дела, намерена принять участие в этом процессе.


Опубликовано в категории: Интервью    Обсудить:  Фейсбук Вконтакте