28.03.2018

«Игра»

Детектив. Инспектор Кременчук раскрывает тайну чисел за игровым столом

Глава 1. Разминка

«Очо, негро», — Мигель, мрачноватый бородатый крупье, механически сгреб все фишки со стола в кучу и отправил их куда-то под стол, где невидимый автомат рассортирует их по цвету и номиналу, а затем эти фишки снова раздадут игрокам в обмен на их деньги. «Мои, мать их, деньги», — на восьмерку или на восемь-черное инспектор Кременчук не поставил, как и все остальные немногочисленные игроки казино Севильи. «Сколько ж можно проигрывать? — Семён снова негромко выругался по-русски. — И где это Гошу носит?»

В Испании они были уже полторы недели. Кременчука поездкой поощрило руководство после разоблачения шайки черных аквафермеров, а по совместительству убийц и мошенников. Оформили как поездку по обмену опытом с испанской рыбоохраной. Гошу Семён взял с собой, чтобы не было скучно одному. К тому же Гоша был вполне кредитоспособен, он попросту взял десяток упитанных осетров с найденной подводной аквафермы и преспокойно их продал. Семён об этом знал, но промолчал. Не сдавать же друга, который лез с ним под пули бандитов. В итоге Гоша, абсолютно не напрягаясь, заработал себе денег на поездку в Испанию.

Сам обмен опытом продолжался дня два. Семён с Гошей честно отправились на побережье Андалусии, где их покатали на катере по морю местные испанские коллеги. Впрочем, задерживать было некого. Рыбаки оказались на удивление законопослушными и все как один ловили себе по лицензиям. Отношения между рыбаками и инспекторами оказались настолько теплыми, что недоверчивый Семён Иллюстрации: Анастасия Зотова даже заподозрил подвох. Особенно когда увидел, как щедро рыбаки одаривали инспекторов свежей рыбой, названия которой Кременчук даже не знал. Но оказалось, что здесь это в порядке вещей.

«Трабахомучо, эль регало», — поджарый испанский инспектор Серхио терпеливо, чуть ли не по слогам объяснял русским гостям, что это, мол, подарок. Типа работаем много, рыбаки это ценят. Подаренную рыбу потом жарили на углях на берегу, запивая сначала пивом, потом вином, потом ромом, после чего наутро Семён чувствовал себя неважно. В итоге Семён с Гошей совершили традиционный «обмен вымпелами», подарив испанцам две бутылки водки и банку красной икры, после чего сочли свою миссию выполненной. Оба переместились в Севилью, которая им тоже надоела уже на третий день. Как и везде, здесь был красивый исторический центр с Алькасаром и довольно банальные окраины, чем-то напоминающие тверские, а то и московские новостройки. Впрочем, здесь было тепло, плюс 20, и возвращаться на родину с ее уверенными минус два тоже пока не хотелось.

К тому же приближался футбольный матч «Севилья» — «Спартак», и Семён, хоть и не болел за московский клуб, все же хотел сходить на стадион «Рамон Санчес Писхуан» чисто из патриотических соображений. К тому же к футболу в город должно было приехать большое количество русских туристов, и это обещало внести разнообразие в сонное спокойствие Севильи. Кстати, инспектор Серхио тоже грозился заглянуть на футбол и поддержать русских, поскольку сам болел за злейшего врага и конкурента «Севильи» — местный клуб «Бетис».

«Сейс, негро», — бородатый Мигель был неумолим. Семён опять проиграл. Чертова шестерка! На этот раз он уже ругался громко, не стесняясь. Пятисот евро уже как не бывало. А Гоша, как назло, засел где-то за игровой автомат и, видимо, также оказался у него в плену. «Надо перекурить, а заодно и подождать, пока этот бородатый сменится». Семён уже знал, что за столом для рулетки крупье меняются через каждые 20 минут. Кременчук извлек из кармана помятую пачку сигарет и оглянулся. «Синьор, пор фавор!» — сидевший у самого волчка супервайзер, или попросту наблюдатель от казино, жестом указал Семёну куда-то за угол.

— Фумар аки.

— А, понял, курить, значит, там, — Семён уже понимал некоторые испанские слова. — Грасиас, синьор, пойду передохну.

За углом было сразу две вместительных курительных комнаты с диванами, стоящими по периметру, журнальными столиками и пепельницами. Очевидно, что курить можно было именно здесь. Одна курилка была абсолютно безлюдна, а вот во второй на диване полусидела-полулежала яркая блондинка. Из серии, что таким особам вечером можно дать 25 лет, а утром — уже все 50 с хвостиком. Грудь явно была подтянута искусственным способом, а лицо хранило память об уколах красоты, несмотря на трехслойный макияж. Впрочем, красивое розовое платье с полуоткрытыми плечами ей явно шло. Семёну было сейчас не до романтики, он думал о проигранных деньгах, но почему-то машинально выбрал курилку именно с вальяжной особой.

Они молча разглядывали друг друга минуты две. Наконец Семён погасил свой окурок, опять вспомнил о проигрыше и машинально негромко выругался. Как-никак денег у него с собой было немного. Была, правда, еще кредитная карточка, взятая на всякий случай, но еще не хватало просадить здесь и ее.

— Однако, — глубокий, воркующий женский голос за спиной заставил Семёна даже вздрогнуть. — Вы, наверное, много проиграли?

— Не больше денег, — грубовато ответил Семён, но зачем-то остановился.

— Меня зовут Злата, — томно произнесла блондинка.

— И я обычно выигрываю.

— А я не всегда, — отрезал Семён. Но потом что-то его смягчило. — Во всяком случае, сегодня мне не везет.

— Я вас первый раз вижу. Хотя хожу сюда часто. Не хотите еще сигарету?

— Хочу, — Семён присел на диван уже напротив Златы.

— А на чем вы играете?

— На рулетке, — Злата томно пожала плечами. И на автоматах, и в покер, и вообще играю по жизни.

— А муж ваш?

— Он не играет, он в Москве, депутат, я с ним не живу, — Злата беззаботно засмеялась. — Он мне только деньги дает, чтобы я молчала. Я здесь с другом, испанцем Хуанито. Он моложе меня почти на 20 лет и такой красавец. Ему всего 27, — Злата испытующе смотрела на Семёна.

— Он тоже играет? В смысле здесь?

— Конечно, у него мясная лавка от отца. На хамон играет, — неуклюже пошутила Злата. Было видно, что ее чувства к этому Хуанито уже выветрились, осталась только физическая потребность в мужчине.

— А, в-в-вот ты где! — в курилке нарисовалась лысоватая физиономия владельца турбазы на озере Ясное. Гоша явно пребывал на подъеме. — П-п-пойдем, какой автомат покажу. Там такие рыбки, д-д-дельфинчики, крабики, надо три жемчужины поймать, и призовую иг-г-гру дает. Наша тема рыбная, пойдем, на рулетке ты все про…

— Ладно, ладно, попробуем твоих дельфинчиков. Увидимся, — бросил Семён Злате.

— Это что за?.. — Гоша долго подбирал оценивающее определение к новой знакомой напарника.

— Понятия не имею. Русская. Лудоманка, или игроманка. В общем, непонятный персонаж, шут с ней, — Семён уверенно переместился к автомату, на котором уже призывно крутилась водная фауна. — Сколько сюда надо засовывать?

— Засунь пару сотен! Да не дрейфь, инспектор, деньги есть, — Гоша был в игровой эйфории. — Синьор, доссервесас! — бодро окликнул он проходящего официанта. Тот понимающе кивнул и отправился за пивом.

За соседним автоматом сидел угрюмый молодой испанец. На экране перед ним мелькали денежные мешки, пачки с банкнотами, золотые монеты и периодически возникал усатый мужик в костюме, который почему-то подмигивал. Впрочем, мужик, видимо, появлялся не в той последовательности, поскольку испанец сидел мрачнее тучи. «Уж не Хуанито ли?» — промелькнуло в голове у Семёна. Он поставил автомат на автоматическое вращение барабана, встал из-за стола и осмотрелся. Златы нигде не было. Возможно, она еще и не вышла из курилки.

Постепенно казино стало заполняться людьми. Были среди них и футбольные фанаты из России, которых несложно было узнать. Они были до изумления пьяны, но при этом все держались на ногах и старались общаться максимально интеллигентно с персоналом казино. Видимо, не хотели нарываться на неприятности раньше времени. Было видно, что в игорных заведениях они бывали не в первый раз, несмотря на то, что в России их давно прикрыли.

— А ты, братан, красно-белый? — прямо над ухом у Семёна произнес чей-то вкрадчивый баритон. Обернувшись, Кременчук увидел бугая в татуировках.

— Н-н-ну явно не красно-синий, — вовремя пришел на выручку Гоша.

— Гы-ы-ы, прикольно ты заикаешься, — бугай был настроен вполне дружелюбно. — Валера, — он протянул ручищу со сбитыми костяшками, которые безошибочно выдавали в нем уличного бойца. — У нас тут пересечение намечается с фанатами «Севильи», так что если желаете поучаствовать… — он многозначительно подмигнул.

— Пересечение… — Семён уже понимал, о чем речь, но предпочел этого не показывать.

— Вы с Луны, что ли? — Валера даже немного опешил от такой фанатской безграмотности.

— Да нет, я понимаю, что вы подраться собрались. Просто мы тут это, на рыбалке были.

— Ну круто, рыбалку я уважаю, — примирительно засмеялся Валера. — Надеюсь, что не только эту, — он указал на дельфинчиков, которые коварно съели еще 200 евро у Семёна.

— Тьфу ты, мать их. Нет, уже лучше на рулетку, там ты хотя бы видишь шарик. А здесь ящик железный, и что там внутри, непонятно.

— Как что? Программа! — Валера усмехнулся. К нему подошла еще группа крепких парней, которые стали недобро коситься на молодого испанца, игравшего за соседним столом.

— А вот и оппонент, похоже. Может, развлекается, а может, и в разведке тут. Эй, амиго! Ду ю фэн оф Севилья? — Валера обратился к испанцу. — Май нэйм из Валерон.

— Хуанито, — испанец спокойно пожал протянутую руку и выдал несколько фраз скороговоркой на испанском.

— Что он сказал, Димуль? — Валера обратился к начавшему уже седеть бойцу.

— Ну типа завтра в городе все будут болеть за «Севилью». Кроме фанатов «Бетиса», которые их злейшие враги.

— Понятно, ладно, мы здесь с миром. Пока с миром, — Валера извлек из кармана бумажник и начал пересчитывать купюры, предназначенные для игры. — Пошли, уделаем эту помойку.

— Дьесисьетерохо, — за столом теперь хозяйничала симпатичная брюнетка совсем не южной внешности, но со звучным именем Кармен на бейджике. На 27, красное Семён снова забыл поставить. Он теперь заставлял фишками почти весь стол, но каждый раз шарик почему-то падал не в то число. Постепенно взгляд Семёна то и дело падал в тот угол игрового зала, где стоял банкомат. Кредитка уже просилась наружу из бумажника. У Гоши дела на рулетке тоже не заладились, он нервно ловил почему-то число 2 и прилегающие к нему цифры на барабане, но шарик предательски проваливался куда-то в противоположную сторону. Матерился Гоша уже совершенно без всякого заикания, что свидетельствовало о том, что его нервы на пределе. Впрочем, Кармен совершенно не обращала внимания на эмоции и весело болтала с супервайзером, энергично жестикулируя руками и зачем-то поправляя волосы, которые по инструкции и так были надежно собраны в пучок.

Как-то незаметно обстановка в казино внутренне накалялась. Болельщиков из России становилось все больше, но и испанцы подтягивались. В зал зашел даже колоритный усатый полицейский с пистолетом в открытой поясной кобуре, постоял пару минут и снова вышел на свежий воздух. Внезапно через плечо Семёна перелетел какой-то кусок бумаги и упал на стол. Это была смятая купюра в 500 евро. Кременчук обернулся. Злата стояла почти вплотную к нему, молчала и улыбалась.

— Эксченч, плиз, — Злата говорила с чудовищным акцентом, но в казино можно было играть вообще немым, были бы деньги.

Кармен быстро отсчитала необходимое количество фишек и провезла их через весь стол поближе к Семёну.

— Смотри, как я играю, — Злата подождала, пока крупье запустит волчок и самый последний момент поставила всего одну фишку на восьмерку. Семён обомлел: это была фишка размером в 100 евро.

— Очо, негро, — девушка-крупье спустя мгновение констатировала выигрыш Златы в три тысячи шестьсот евро. — Понял? — Злата забрала выигрыш и вдруг протянула Семёну фишку в 500 евро. — А теперь ты!

— Так на что ставить-то? — от Семёна начала ускользать реальность.

— А я скажу, — Злата пододвинулась совсем вплотную и жарко задышала Семёну прямо в ухо. Ее грудь в розовом платье уже игриво толкала Семёна где-то в области подмышек. — А теперь на шестерку, — прошептала она. Кременчук механически поставил фишку на номер с цифрой 6.

— Сейс, негро, — за столом раздался дружный выдох: Семён только что стал обладателем суммы, превышающей его годовую зарплату.

— Т-т-ты н-н-не б-б-бери, — Гоша с ужасом смотрел на Злату. — Эт-т-то д-д-дьявольские д-д-деньги. Так не бывает. Два раза подряд попасть в номер.

— Синьор! — крупье Кармен призывно улыбалась Семёну, намекая на чаевые.

— Грасиас, — механически сказал Семён и протянул ей несколько фишек из той огромной кучи, которую он получил за пять секунд до этого.

— На стол положи, она из рук не возьмет, — сказал седой фанат Дима, который знал испанский. Кременчук механически положил фишки на стол. «А где?» — начал было он. Но Златы рядом не было. Она исчезла, пока Кременчук пытался собрать свои фишки. Гоша тоже всепонял: «Я ее не в-в-вижу».

— Может, в курилке? — Семён отправился за угол.В обоих курительных залах почти никого не было, только двое испанцев что-то обсуждали между собой, энергично жестикулируя. Наверное, немыслимый выигрышСемёна. Кременчук в изнеможении присел на дивани закурил. Гоша последовал его примеру.
— П-п-пошли поменяем и у-у-уйдем отсюда!

— А как же она? Я хочу отдать ей деньги, хотя бы часть,она же мне сказала, на что ставить, — Семёну было неловко, неуютно и даже немного стыдно.

— На винчик братанам-то подкинешь? — подошедшийВалера говорил вежливо, но что-то в его голосе Семёну непонравилось.

— На, держи, — он спокойно протянул бугаю фишкув 500 евро. — А не видел эту барышню?

— Блонди? Не, упорхнула куда-то. А кто она тебе? Жена?

— Нет, вообще в первый раз вижу, — у Семёна сновастало неспокойно на душе.

— Ничесе! Мда, ладно, спасибо, братан, увидимся. Отпацанов спасибо! — Валера покинул курилку.

«Где это мы с тобой увидимся», — промелькнуло в голове у Семёна. Они с Гошей подошли к кассе. Там их уже, видимо, ждали, и кассир выдал Кременчуку увесистую пачку купюр, которых могло бы запросто хватить на постройку симпатичной дачи под Тверью, например.

— Возьми половину, Гош, — инспектору все еще было не по себе.

— Потом р-р-разберемся. Надо идти отсюда. Не нравится мне все это.

— Сейчас такси закажем, — Семён быстрым шагом отправился к стойке ресепшен и на ломаном английском попытался объяснить свою просьбу.

— Сорри, фотиминитс, — девушка за стойкой виновато улыбнулась.

— Сорок минут ждать? — удивился Семён, но вести дальнейшие расспросы было бесполезно, все равно английский он понимал примерно так же, как и испанский.

— Да п-п-пошли т-т-так, тут вон с горки спуститься, бензоколонку обогнуть, а там и трасса. Сядем в кафе каком-нибудь, оттуда и вызовем.

Казино располагалось за городом на холме, откуда открывался эффектный вид на окраины Севильи, который Гоша почему-то сравнил с видом из парка Коломенское на Капотню с ее факелом. Уже стемнело, и город внизу угадывался только по огонькам в окнах шести- и восьмиэтажек.

Они миновали пустынную темную парковку и пошли по обочине дороги, ведущей от казино вниз, к оживленным трассам. Внезапно что-то заставило Семёна инстинктивно насторожиться. Трое парней в черных куртках с капюшонами возникли как будто ниоткуда. В руках у них были куски железных труб. От первого удара Семён увернулся, но под второй, чтобы защитить лицо, пришлось подставить правую руку, которую как будто облили кипятком. Гоша отступал под градом ударов третьего врага. Положение становилось критическим, но и сдаваться было уже как-то поздно. Семён прыгнул вперед, обхватил одного из своих врагов и закрутился с ним в смертельном танце. Второй бандит на секунду опустил железную палку, боясь попасть по своему подельнику. Этого мгновения Семёну оказалось достаточно. Правая рука его уже почти не слушалась, но на качестве удара коленом в пах это никак не отразилось. Враг с глухим стоном согнулся пополам, а Семён переключился на второго и автоматически выбросил вперед левую руку. Повезло: попал куда-то внутрь капюшона второго нападавшего. Противный хруст выбитых зубов заставил Семёна забыть о собственной боли. Дрался в последний раз он лет пять назад с пьяным и агрессивным браконьером, однако навыки рукопашного боя остались еще с армии и в нужный момент проснулись. Семён кинулся на второго врага, но захват производить уже не стал. Просто сделал заднюю подножку и изо всех сил толкнул его в грудь. Подействовало: парень упал и врезался затылком в бордюр. «Отлично, теперь Гоша». Тот был молодцом, стоял на ногах, хотя по лицу его обильно текла кровь. «Видимо, огреб разок, а то и не разок». Но теперь было проще. Семён с воплями побежал на противника Гоши. Тот, оценив картину боя, понял, что перевес теперь не на его стороне, и быстро перемахнул через ограждение.

— Быстро отсюда! — Семён взял Гошу под руку, но тот мог передвигаться самостоятельно. Они пробежали метров 200 по пустынному шоссе до бензозаправки. После этого оглянулись назад и вверх, где могли оставаться их враги. Пусто и тихо. Ни души и ни звука. Они зашли в ближайшее маленькое кафе, где мирно ужинали две севильские семьи с детьми.

— Кепасо? Полисиа? — мужчина, видимо, хозяин кафе, с ужасом смотрел на новых посетителей.

— Хулиганос. Но полисиа, — Семён зачем-то показал ему российский загранпаспорт. Хозяин всплеснул руками и уселся на стул в недоумении. Теперь можно было оценить потери. Рука Семёна распухала и синела на глазах. В худшем случае перелом, в лучшем просто сильный ушиб. У Гоши разбита бровь и губа, но удары пришлись по касательной, следовательно, не критично, заживет.

«Доссервесас, пор фавор», — надо было обмозговать ситуацию. С пивом это было комфортнее, плюс не так сильно болела рука. Это нападение было связано с этим странным выигрышем, и его целью было именно ограбление.

Почему-то Семён не сомневался в этом. А может, нет? Может, их просто перепутали? Например, болельщики «Севильи» могли принять их за болельщиков «Спартака» и напасть. Ведь шла же речь о пересечении? Но кем были нападавшие? В темноте их лиц, скрытых капюшонами, было вообще не видно. А если это наши? Решили напасть на испанских фанатов? Но ведь мы шли и разговаривали по-русски. Или нет, мы же шли молча. Семён уже забыл о таких нюансах. Но в голове его крутился этот непонятный выигрыш. Так же не бывает, чтобы поставить на один номер из 37, включая зеро, и выиграть, причем два раза подряд. Кто такая Злата и почему она так внезапно исчезла? Хотя почему внезапно и почему исчезла? Она могла спокойно пойти в женский туалет, например.

— Сколько мы там пробыли после выигрыша?

— М-м-минут д-д-двадцать, кажется. Пока курили, пока деньги меняли, пока на ресепшен стояли. Да, двадцать плюс-минус две-три минуты, — Гоша периодически прикладывал мокрую салфетку к разбитой брови.

— Сколько мы выиграли? 18 тысяч? В принципе, кто угодно мог успеть выйти из казино и подкараулить нас на трассе. Но, с другой стороны, мы же могли уехать на такси. Почему такси надо было ждать 40 минут? Или эту девочку кто-то специально подговорил не вызывать нам такси?

— В-в-возможно. Слишком уже наигранно она извинялась.

— А если бы мы все-таки решили дождаться?

— Она м-м-могла бы тянуть до бесконечности, делать вид, что куда-то звонит. Мы же почти ничего не понимаем по-испански.

— А если бы ее попросили вызвать такси другие посетители?

— Д-д-думаю, что она отказывала бы всем.

— Все равно странно, — Семён сделал несколько глотков пива. — Мы же могли подождать других, например, наших фанатов.

— Которые могли запросто нас и ограбить попытаться, — Гоша недобро засмеялся. — Их же много на игру приехало, несколько сотен. Допустим, некоторые пришли в казино осмотреться и, возможно, организовать нападение на испанских болельщиков. А их дружки караулили у казино. Потом планы переменились. Это и понятно: столько налички у двух каких-то мужиков внезапно нарисовалось. Напали, оглушили, отняли, и ищи-свищи. А мы бы что сделали? Ну пошли бы в полицию, там бы приняли заявления. А потом? У нас визы через неделю заканчиваются. Все равно улетать бы пришлось. А хулиганы добычу на всех распределили, и что? Нашли бы у человека пару тысяч евро, это нормально.

— Н-да уж, — инспектор поморщился, шевеля травмированной рукой. За это время хозяин кафе нашел где-то бинты и охлаждающую мазь, так что было уже терпимо.

— Такси, пор фавор!

— Моменто, синкоминутес.

— Ага, пять минут всего. Значит, врала эта тварь.

— Предлагаешь вернуться и поговорить с ней? — Гоша с опаской посмотрел куда-то вверх.

— А мы и вернемся, — Семён загадочно покивал головой. — Но не сегодня, а завтра. Завтра день игры. Футбольной и не только.

Глава 2. Матч

Остаток вечера и ночь прошли без приключений. Семён и Гоша снимали прекрасную трехкомнатную квартиру в центре Севильи неподалеку от Алькасара, о которой никто не мог знать, кроме хозяйки. Тем не менее Семён плотно закрыл все окна на ночь ставнями, а на тумбочку рядом с собой положил внушительный кухонный нож. Гоше достался ножик поменьше и потоньше, зато очень острый. Видимо, он предназначался для разделки хамона.

— П-п-плохо, что у нас рейс только ч-ч-через три дня. Хотя т-т-ты же все равно не уедешь, п-п-пока все не в-в-выяснишь.

— Не уеду, — тихо сказал Кременчук. — Мне плевать на эти деньги. Я за них не работал. Но в этой истории есть множество ниточек, за которые можно потянуть. Чем я и займусь завтра.

Ночью дождь стучал по ставням настолько сильно, что Семёну казалось, что это демон игры пытается проникнуть в дом. Но затем сон взял свое. Утром рука Семёна уже слушалась, и ей можно было даже шевелить. Перелома не было. Они дошли до аптеки и накупили всяких лекарств от воспаления и снятия опухоли, так что к обеду Семён чувствовал себя вполне прилично. Гоша замазал ссадины каким-то кремом из той же аптеки, так что если не вглядываться, то двоих друзей можно было принять за респектабельных синьоров. Деньги они решили разделить на три части. Одну положили в банковскую ячейку, вторую оставили дома, а третью решили взять с собой, разделив наличность пополам. Впрочем, Семён почти не сомневался, что повторной попытки ограбления сегодня не будет. Если она и будет, то в день их отъезда из Севильи в Мадрид, откуда есть рейс до Москвы. Любой умный грабитель поймет, что деньги будут спрятаны, а Семён почему-то не сомневался, что им приходится иметь дело с умными грабителями.

Днем Семён с Гошей гуляли по городу, встречая большое количество футбольных болельщиков, наших и испанских. И те и другие делали вид, что друг друга не замечают, и весело накачивались алкоголем. Впрочем, ни одного из вчерашних знакомых они не встретили, хотя Семён внимательно смотрел по сторонам и внутренне напрягался, когда слышал чьи-то шаги сзади.

— Интересно, за нами следят? — Гоша наконец вслух произнес то, о чем думал Семён.

— Не думаю. И знаешь почему? Они уверены, что мы вернемся в казино.

— П-п-почему ты так думаешь?

— Он, она или они, я не знаю, кто, но это игрок. И этот некто тоже увидел во мне игрока. А если мы игроки, то мы не остановимся, мы захотим играть дальше. До конца.

— Но к-к-какого?

— Не знаю, — тихо произнес Семён. — Но ты прав, слежку надо проверить.

Они неспешно пришли на пристань, где народ катался на крошечных катерах по Гвадалквивиру, местной реке, чем-то похожей на Верхнюю Волгу. До Нижней ей, конечно, было далеко. На катер они зашли самыми последними, больше мест не было, да и желающих тоже.

— В принципе, это ничего не значит. Катер вернется на ту же пристань. Но гипотетически по дороге есть и другие причалы, где мы можем попросить нас высадить.

— Значит, н-н-нас ждут там, — Гоша с надеждой посмотрел на Кременчука. — Н-н-надо взять телефоны местных такси, чтоб уехать потом.

— Не волнуйся, что-то мне подсказывает, что в этот раз все будет по-другому, — загадочно ответил Кременчук. — А пока давай-ка погуляем по городу и прикупим местного хамона.

Гоша не сразу понял, зачем они обходят мясные лавки с аппетитными свиными ногами, висящими под потолком. Но потом вспомнил, что странный испанский приятель Златы Хуанито держит мясную лавку. Впрочем, в пяти лавках Хуанито найти не удалось, хотя это ничего не значило: в городе могло быть несколько десятков таких лавок. Они отвезли пакеты с хамоном всех видов и сортов домой и заодно проверили, что за время их отсутствия там никто не побывал и деньги были на месте.

— Ну а теперь в казино! — скомандовал Семён. Такси они взяли на площади, на общей стоянке, чтобы не вызывать по телефону. Кто его знает, чего ждать от преступников: может, они уже выяснили номера их телефонов? При нынешних технологиях это просто, а в казино оба давали отсканировать свои паспорта. Впрочем, скоро они узнают все ответы на свои вопросы.

Коварной девушки на ресепшен не было. Была другая, которая, впрочем, настолько приветливо улыбнулась, что можно было не сомневаться в том, что она наслышана о вчерашней удаче двоих русских. Правда, один из них не очень умело двигал рукой, а у второго можно было рассмотреть пару ссадин. Но какое это имеет значение, если у людей есть деньги?

У стола с рулеткой скучала та самая Кармен, которая вчера подарила Злате и Семёну чудовищный выигрыш. Семён небрежно кинул на стол купюру в 500 евро и начал игру. Впрочем, делал он это осторожно и каждый раз ставил только на одно число фишку по 2 евро. Не попал ни разу за 40 попыток. Кармен скоро ушла, и на ее место заступил вчерашний бородатый Мигель. Результат, впрочем, от этого не изменялся. Пару раз шарик пролетал совсем близко от нужного числа, но каждый раз сваливался в соседнее гнездо. Гоша играл на автоматах с дельфинчиками, но тоже осторожно, не реагируя даже на призовые игры. Он больше смотрел по сторонам, о чем его попросил Кременчук. Публика постепенно подтягивалась, и Гоша даже угадывал некоторых вчерашних посетителей, но никто не подходил ни к нему, ни к Семёну. Инспектор несколько раз выходил покурить, но комнате для курения также ничего не происходило.

— Н-да, через полчаса тогда поедем отсюда, — почти шепотом сказал Семён Гоше. Уже два часа здесь, и ничего. Давай по пиву, я покурю и поедем.

Пиво принесли быстро, Семён с сожалением отметил, что за время поездки приобрел вполне бюргерский животик, но делать было нечего.

— Ох ты, мужики, вы целы? А говорили, что с рыбалки и перемахнуться не собираетесь, — Валера с любопытством и даже участливо смотрел на ссадины Гоши.

— Нас ограбить хотели. Трое в капюшонах и с арматурой, — спокойно сказал Семён.

— Местные? — голос у Валеры как-то подозрительно дрогнул.

— Не знаем, они молчали, а лиц не видели, — честно ответил Кременчук.

— Да тут уличных банд на окраинах хватает, — вмешалсяседовласый фанат Дима, который, видимо, хорошо знал ситуацию в городе. — В центре все тихо, а вотесли подальше отъехать… Могли и с ножами напасть.У нас вчера одного паренька порезали прямо в баре. Он,правда, на ногах еле стоял, отбиться не мог, но сам факт…

— Думаю, что нас ограбить хотели, — Семён испытующе переводил взгляд с Димы на Валеру и обратно. — Мы же с наликом шли.

— Не сходится, — Дима покачал головой. — Арматурунадо же было заранее подготовить. Тут ближайшая стройка километрах в двух, мы проезжали. Выиграли вы случайно, кто мог это вообще предвидеть? К тому же здесьи своя охрана есть, и полицейские заходят. Футбольныедела это, мужики, помяните мое слово.

— Может, и футбольные, — бросил Семён.

— О, амигос! — в поджаром крепыше Семён с Гошейсразу же узнали инспектора испанской рыбоохраны Серхио.

— Они все тут лудоманы, что ли? — поморщился Кременчук. — Еще потом позвонит в Россию, скажет, каквесело мы тут с рулеткой развлекались.

— Ола, амиго!— Гоша, напротив, был очень рад Серхио. Всеже знакомый, и явно не скрытый бандит. Хотя тут, в Испании все может быть. Утром он хамон в лавке продает или накатере рыбоохраны катается, а вечером с ножом возле злачных мест околачивается.

— Трессервесас! Но! Синко! Но! Сейссервесас! — Серхио, похоже, решил не мелочитьсяи предложил выпить и Валере с Димой.

— Комо эста? Муйбьен и муй мал? Карашо, или пльохо? — жестами Серхио интересовался успехами или неудачами в игорных забавах.

— Муйбьен, — Семён в первый раз улыбнулся.

— Это кто, друг ваш? — Валера посмотрел на Серхио.

— Да, коллега, за «Бетис» болеет!

— О, муйбьен, — Валера впервые произнесчто-то на испанском, причем практически безакцента. Принесли шесть бокалов пива. Шестойбокал остался свободным.

— Я д-д-допью, если что, — поспешил заявить свои права Гоша, но не успел.

— Позвольте угоститься! — воркующийженский голос заставил Семёна вздрогнуть.

Злата была в такой открытой, ослепительнобелой блузке, которая автоматически заставила всех присутствующих секунд десять таращиться на ее бюст.

— Мы вчера не попрощались, и я долженотдать вам часть денег, — поспешил заявитьСемён.

— Не нужно, — Злата игриво махнула рукой.

— Вы как-то совсем быстро ушли, а я пошла поправить прическу и совсем увлеклась собой, — игриво засмеялась Злата. — Меня так возбуждают мужчины, которые выигрывают.

— Гы-ы-ы, ладно, мы пойдем. Мы ж с тобой не выигрываем, — Валера с Димой отправились к кассе менять деньги на фишки. Инспектор Серхио решил далеко не уходить и засел за аппарат с дельфинчиками. Видимо, по роду деятельности его привлекала именно эта азартная игра, и он в ней неплохо разбирался, судя по радостным трелям, которые издавал автомат вместе с выигрышем.

— Как вам удается так угадывать числа?

— Дар у меня такой, — Злата беззаботно засмеялась. — Иногда я вдруг начинаю видеть будущее. Но не отдаленное, а совсем близкое. Что произойдет через минуту, например. Или через две. Не дальше, это мне не дано. Вот я этим пользуюсь. Стою у стола и жду, вдруг придет озарение.

— И как часто оно приходит? — Семёна определенно сбивала с толку эта странная особа.

— По-разному. Это зависит от обстоятельств. Например, если я вижу рядом с собой обаятельного мужчину, то озарение приходит чаще. Семён поймал себя на мысли, что, разговаривая со Златой, он ни разу не вспомнил о собственной супруге, которая терпеливо дожидалась его с дочерью дома, в Твери. Но какую-то магическую власть эта молодящаяся красотка над ним явно имела. Он, не скрывая, осмотрел ее более придирчиво. Видно было, что Злата занималась собой: руки ухожены, стильный маникюр. Про ноги Семён ничего сказать не мог, их скрывала довольно длинная юбка. Туфли на коротком каблуке, ничего особенного. А блузка просто вызывающая. Интересно, ее молодой жиголо Хуанито не ревнует? Или он полностью в ее власти?

— И что Вам подсказывает Ваше озарение в данную минуту?

— Про рулетку ничего, — Злата пожала плечами.

— А про жизнь… Ну, что-то говорит, что вы сейчас захотите меня поцеловать.

— А если не поцелую? — Семён уже участвовал в этом непонятном спектакле помимо своей воли.

— Я не говорю, что поцелуете. Я говорю, что захотите поцеловать. Это же разные вещи.

— А как вы узнаете, что я захотел?

— Вы уже хотите! — Злата, абсолютно не стесняясь, расстегнула еще одну пуговицу на блузке. Бюстгальтер там вообще отсутствовал, как ненужное явление. Внезапно Семён ощутил, что он уже полторы недели близко не общался с супругой, которой он был в принципе верен. Ну, за исключением двух-трех случаев, что для мужика в принципе нормально.

— Может, покурим? — Семёну было неловко стоять напротив женщины с полуобнаженной грудью, которая всем своим видом демонстрировала готовность к чему-то большему. — Пошли с нами, Гошан!

Они направились в сторону курительных комнат. Одна из них почему-то была закрыта, а в другой было накурено так, что находиться там было решительно невозможно.

— А п-п-почему эта закрыта?

— Может, вытяжка сломалась, — предположил Семён. — Да нет, не закрыта. Она не может быть закрыта, дверь тут чисто символическая. — Они толкнули створки двери и зашли вовнутрь. Тут никого не было. Семён плюхнулся на диван, закурил и вдруг с ужасом увидел, как из-под дивана напротив вытекает черная струйка крови.

— Твою мать, что это?! — Семён вскочил с дивана.

— Ох, б-б-боюсь с-с-сказать, — Гоша застыл, в ужасе смотря на отвратительную лужицу.

— А-а-а-а-а! — Злата издала глухой вопль и рухнула на диван без чувств. В курилку прибежали Серхио, Валера, Дима и еще человек десять, включая охранников. Диван отодвинули. Между ним и стенкой лежал человек, его горло было перерезано тонким ножом для разделки хамона, который валялся рядом с трупом. Одного взгляда Семёну было достаточно, что узнать в нем Хуанито, молодого бойфренда Златы.

— Телефоно рапидо! Полисия! — скомандовал Серхио кому-то в зале. — Бамос! — жестами он пригласил всех выйти из курительной комнаты.

— Уно моменто, — Семён подошел к Серхио. — Это жена, эс мухер, — он показал на Злату. Она открыла глаза и сидела на диване в полной прострации.

— Технично замочили, — седой Дима рассматривал мертвое тело безо всяких эмоций. — Один удар, и все, сразу дух испустил. За что только?

— Пес их знает, горячий народ, — Валера выглядел немного растерянным. — Но ведь тут везде камеры должны стоять.

— Камерас? Видеос? — он обратился к инспектору Серхио, который до приезда полиции решил стать тут главным.

— Но трабахос, — тот развел руками, — аки! — Серхио указал на потолок в игорном зале, который действительно был усеян камерами, скрытыми и не очень. Только там, мол.

— Эс ми амиго, — вдруг глухо произнесла Злата и внезапно бросилась к мертвому бойфренду. Она обнимала его, целовала в черные курчавые волосы, прижимала его окровавленные руки к своей полуголой груди, оставляя на ней зловещие отпечатки. И вдруг так же быстро отпрянула, встала и выпрямилась.

— Выйдем отсюда!

— И что д-д-дальше? — Гоша тоже успокоился.

— Да ничего, сейчас приедет полиция, всех допросит, тело заберет, — Семён недовольно передернул плечами.

— Казино, наверное, закроют на какое-то время. Вряд ли он сам себя зарезал.

— З-з-значит, у-у-убийца среди н-н-нас?

— Может, среди нас, а может, убежал давно. Мы же не знаем, когда его убили. Эта курилка была закрыта, в нее никто не заходил минут 40, это точно. А может, и больше. Может, убийца уже мчится в Мадрид на скоростном поезде, — Семён это сказал больше для Златы, которая больше не кокетничала с ним, а лишь робко держалась за его руку.

Дальнейшее происходило в каком-то полусне. Полиция приехала сразу на трех машинах: видимо, убийства здесь случались нечасто. Для русских туристов привезли переводчика из консульства. У всех взяли отпечатки пальцев, задав примерно одни и те же вопросы. Были ли знакомы с убитым или хотя бы видели его здесь? Что делали в казино? Ходили ли курить? Что видели в курительных комнатах? На курящих зачем-то составили отдельный список. Затем всех отпустили, у Семёна и Гоши проверили визы, записали их телефоны и вежливо спросили о возможности поменять билеты на более поздний срок. Семён молча кивнул. Теперь он и вовсе не торопился отсюда уезжать. Казино опечатали и закрыли на неопределенный срок, о чем говорило написанное от руки объявление.

— Что теперь? — Злата вопросительно посмотрела на Семёна.

— Теперь… — Кременчук задумался. — Теперь, наверное, надо выпить, посидеть в баре, посмотреть футбол, идти на стадион уже как-то не хочется.

Они отправились в бар фанатов «Бетиса», дружно болевших не столько за «Спартак», сколько против «Севильи», которая, тем не менее, все-таки выиграла. Разговор за столом не клеился. Злата сидела как истукан и односложно отвечала на вопросы. Видно было, что ее мысли где-то далеко. Семён тоже думал о своем. Гоша, заикаясь, на смеси русского, испанского и английского пытался общаться с Серхио.

— Куда же вы пойдете? — Семён внимательно посмотрел на Злату, которая пила вино бокал за бокалом, но совершенно не пьянела.

— Сегодня переночую в гостинице. Тут их много, я знаю два отеля неподалеку. А завтра схожу в дом Хуанито, возьму вещи. Потом, наверное, поеду в Россию. Здесь мне больше незачем оставаться.

— А похороны?

— Мне это не нужно, — спокойно сказала Злата. — Это их испанское дело — хоронить. Мое дело было — любить. А сейчас набежит толпа родни со всей Испании, начнут голосить, причитать, мне еще и достанется до кучи.

— У него родители есть?

— Да, есть, — Злата посмотрела куда-то в сторону. — Я их не видела, они живут где-то в Альмерии. Хуанито говорил, что его отец с кем-то сильно поругался в Севилье, и ему пришлось уехать. Его они тоже хотели взять с собой, но он отказался, остался и занимается своим хамоном. Вернее, занимался, — ярко-красные губы Златы мучительно сжались.

— Давно это произошло? В смысле этот конфликт и отъезд?

— Года два тому назад.

— Значит, у него могли здесь остаться враги?

— Могли. Но сейчас же не Средневековье, чтобы вот так, по законам кровной мести… Мне страшно, Семён, очень страшно, — Злата подвинулась к нему совсем близко. Теперь в ней не было ни малейшего кокетства, испачканная блузка была наглухо застегнута на все пуговицы до самого верха.

— А в России что будете делать? К мужу вернетесь? — Семён колебался между подозрениями в адрес этой женщины и желанием чисто по-человечески ее успокоить. — У вас еще кто-то есть там?

— Сестра. Но она далеко, — загадочно произнесла Злата. — Еще есть ее ребенок, он с моими родителями живет, я иногда помогаю. В общем, я почти одна, если честно.

— И п-п-поэтому в-в-вас привлекают молодые испанские мужчины? — Гоша явно не испытывал к Злате никаких симпатий.

— Это личное дело каждого, — Злата пожала плечами. — Я же не напрашиваюсь, они сами здесь ведутся на зрелых женщин. Маменькины сынки. Я даже, хм, кое-что восстановила себе, хм, ну, вы поняли, чтобы посмотреть, как он на это отреагирует.

— Какой мрак! — Гоша залпом выпил очередной стакан пива. — А в России не пробовали мужика себе найти, раз с мужем не живете?

— А у меня есть. Тоже 27 лет, ха-ха. Это мой возраст, — Злата засмеялась. — Я вообще люблю магию чисел. Наверное, поэтому и в рулетку играю. Роковая женщина. Мне же идет этот образ?

— Когда как, — Семён сдержанно улыбнулся.

После футбола они проводили Злату до ближайшей гостиницы, где она без проблем сняла себе номер. Серхио отправился веселиться со своими севильскими друзьями, которые уже забыли про недавние футбольные страсти и весело переключились на привычные радости жизни. Потеряв из виду Валеру с Димой, Семён и Гоша решили взять пива с собой и пойти домой. Там все было спокойно, никаких следов чужого присутствия, деньги на месте.

— Давай, может, телек включим? — предложил Семён.

— Ты т-т-там поймешь что-нибудь? — усмехнулся Гоша.

— Может, и пойму, — уклончиво обронил Семён.

Они уселись на диван и долго щелкали пультом, пока, наконец, Семён не увидел знакомые интерьеры севильского казино. Кроме слова «муэрте» он не понимал решительно ничего, но ему не давала покоя одна деталь, о которой он подумал, когда полиция уже всех выпроводила из игорного заведения, и он рассчитывал ее увидеть в телерепортаже. Ну да, вот залы, вот столы для рулетки, вот курительная комната, а вот это…Что это могло означать? Видеоплан держался не больше трех секунд, но за это время Семён понял, что стал намного ближе к разгадке.

После этого инспектор Кременчук вышел из комнаты и сделал несколько звонков домой, в Россию, несмотря на то, что там была уже совсем глубокая ночь. Затем набрал телефон переводчика из консульства и попросил его связаться с местной полицией. Гоша наблюдал за его работой молча, но с нескрываемым любопытством.

— И что т-т-теперь?

— Ждать, — отрезал Семён.

— Долго?

— Не думаю, — Семён вынул из чехла свой старенький мобильник, проверил зарядку и положил рядом с собой на диване. Он не ошибся. Всего через полчаса звук, похожий на короткое бульканье, известил о приходе эсэмэски. Она гласила: «В 7 утра, в той самой курилке вы узнаете то, что хотите знать».

Глава 3. Номер 6 и номер 8

— Я п-п-пойду с т-т-тобой, это же подстава! — Гоша явно занервничал.

— Знаю, — Семён был абсолютно спокоен в предвкушении развязки. — Но если ты пойдешь, тебя увидят, и все сорвется. А кому-то хочется поговорить со мной один на один.

— И чем з-з-закончится этот разговор?

— В этот раз он явно чем-то закончится, — Кременчук недовольно взмахнул руками. — Откуда я могу знать? Я могу лишь догадываться, и пока мои догадки подтверждаются, но только частично. Не волнуйся, — Семён заметил обиду в глазах Гоши. — Ты будешь ждать меня внизу, в кафе у трассы. Если в 7:30 я тебе не позвоню, то сразу вызывай полицию.

Остаток ночи прошел без сна, и еще затемно друзья, осторожно оглядываясь по сторонам, вышли из своей квартиры. Улицы пустовали. Последние ночные гуляки уже отправились спать, а работящие севильцы, видимо, только просыпались. Лишь дворники уже скребли своими метлами в тесных улочках, куда при всем желании не могла проехать ни одна уборочная машина. Семён с Гошей быстро вышли из старого города и отправились к перекрестку, где в своих машинах еще мирно дремали таксисты. Семён заранее запомнил адрес, где им надлежало выйти из машины. После этого Гоша уныло поплелся к столику и заказал себе утреннее пиво, а Семён пружинистой походкой направился вверх по знакомой дороге. У него не было с собой никакого оружия, но это было и к лучшему. Придется сохранять максимальную концентрацию.

Вход в казино был перетянут крест-накрест полицейской лентой, но еще за пять метров до входа Семён увидел, что дверь закрыта неплотно. Инспектор осторожно потянул дверь на себя и аккуратно проскользнул под лентами. Все освещение было выключено, но окна, которые в казино были только на ресепшен, уже слегка светлели. Инспектор прошел в игровой зал. Автоматы не работали, а единственный источник какого-то бледного света шел из-под стола с рулеткой, отчего помещение напоминало заброшенную космическую станцию из фильмов в стиле фэнтези.

Семён осторожно подошел к курительной комнате и прислушался. Ни звука. Кременчук сделал шаг вперед и стал шарить рукой по стене в поисках выключателя. В темноте ему идти в эту комнату совсем не хотелось. Вот он! Семён осторожно нажал на кнопку, и свет зажегся. Никого! Семён обошел комнату по периметру, быстро заглядывая под диваны. Совсем никого. Семён вынул мобильник и посмотрел на часы. Уже 7:17. Что делать? Ждать?

Булькнул мобильник. Эсэмэс. Семён встал в центр комнаты. Так-так, что пишут? Тот же номер: «Садитесь на тот диван, где нашли тело и ждите, будем через 5 минут». Будем? Если это будут снова те трое с арматурой, то это уже не смешно. Но что это? Внезапно в казино зазвучала музыка. Странная такая, фоновая, но очень уж громко. Слишком громко для фона. Определить ее источник из курительной комнаты не представлялось возможным. «Меня выманивают отсюда? Нет, я буду ждать. Больше того, я сяду именно на тот самый диван». Семён решительно шагнул вперед. Музыка не прекращалась, но сама мелодия изменилась, теперь это был визгливый и раздражающий джаз, в который вплетались какие-то этнические мотивы. Они окружали его, обволакивали, и вдруг Семён услышал до боли знакомый звук, который издает белый шарик, вращающийся с бешеной скоростью по рулетке. Кто-то запустил колесо? «Ладно, ладно, успокойся», — сказал Семён самому себе.

Он напряженно застыл на диване и не заметил, как стена за его спиной вдруг отворилась, и оттуда появилась фигура в черном капюшоне, державшая в руке арматурный прут. Его свист Семён услышал в самый последний момент, и реакции едва хватило, чтобы инстинктивно наклонить голову вперед. Прут просвистел совсем близко от затылка, но Кременчук ухитрился поймать руку с прутом и резко вывернуть кисть. Глухой ненавистный стон был совсем не похож на то воркование горлицы, которое Семён услышал в этой же комнате два дня назад. Капюшон отлетел в сторону, и Кременчук сначала не узнал перекошенное от злобы лицо Златы. От боли она выронила прут и упала на диван.

— Я знал кто, но не знал как, — усмехнулся Семён. — Теперь знаю, — он указал жестом на искусно спрятанную в стене дверь. — Признаюсь, что я недооценивал испанских архитекторов. Но теперь вы мне все расскажете, раз вам не удалось меня убить. Как я понимаю, уже во второй раз. Хотя думаю, что это не вы лично напали на меня с Гошей на улице. Но я не понимаю мотива. Зачем вам потребовалось меня убивать?

— Я вам вчера еще намекнула, — спокойно сказала Злата, разминая кисть. — Я же сказала, что у меня есть сестра, но не сказала, кто она. Может, догадаетесь?

— Не может быть! Вы, конечно, похожи, но не так сильно…

— До моих пластических операций мы были очень похожи с Ириной. Да, Ирина Елисеева, судья, которую вы упрятали за решетку, — это моя родная сестра. Кременчук вспомнил судебное заседание по делу о подпольных аквафермерах, и его память нарисовала сразу образ женщины в траурном черном платке.

— Да, я хотела вам отомстить за нее. Ей дали 12 лет, хотя лично она никого пальцем не тронула.

— Она была главарем банды, — сухо ответил Кременчук.

— Ну и что? — Злата рассмеялась. — Тоже мне банда. Дед с подростком черной икрой торговали под ее присмотром. А вы, такой правильный инспектор рыбоохраны, всех на чистую воду вывели. Хотя нет, — Злата коварно засмеялась. — Далеко не всех. Игра отнюдь не окончена.

— Вы так спокойно говорите, — Семён почувствовал какую-то неуверенность. — А зачем была вся эта комедия с выигрышем? Чтобы инсценировать ограбление? Но как это тебе удалось, Злата?

— Не мне, а нам, — зловеще произнесла Злата. Мурашки пробежали по коже у Семёна, когда он увидел, что Злата смотрит куда-то чуть выше его головы. Он дернулся, но было поздно: увесистая бутылка из-под виски, разбиваясь о его голову, превращалась в массу осколков, а сам Семён проваливался в темную бездну, где не было ни рулетки, ни автоматов, ни вообще ничего.

— Умница, Наташа! — Злата манерно поаплодировала девушке в одежде крупье, которая неслышно появилась в курительной комнате. — Свою Кармен ты сыграла великолепно!

— Как думаешь, он уже жмурик? — Кармен-Наташа брезгливо посмотрела на Кременчука, лежащего в луже крови.

— Я думаю, что надо его добить для верности. Злата тяжело встала с дивана и взяла арматурный прут.

— Может, лучше ножичком? — Кармен-Наташа вынула нож для разделки хамона.

— Можно и так и эдак, время есть, — Злата занесла прут над головой Семёна. Грохот выстрела выбил прут из ее руки.

— Хочешь выиграть в казино — купи казино! — Гоша возник на пороге курилки, держа в руке полицейский револьвер. За его спиной стоял местный инспектор рыбоохраны Серхио. — Лапы вверх, суки! — Гоша для убедительности еще раз выстрелил прямо над головой Златы, заставив ее присесть от страха.

— Если он умер, то вы отсюда не выйдете, — спокойно заметил Гоша, глядя на Семёна.

— Дура, я же тебе сказала посмотреть вокруг и запереть дверь, когда он войдет, — Злата в ярости взглянула на подругу.

— Я бы услышал, — простонал Семён, поднимаясь с пола и держась за голову. — С армии бутылок об голову не разбивал, видно, навык пропал, — Кременчук недовольно поморщился. — Проломить череп у вас, видимо, силенок не хватило, — он довольно посмотрел на Кармен-Наташу. — Но где-то ведь ходят те громилы с арматурой, которых вы наняли.

— Ин полисия ен ла ноче, — довольно произнес Серхио, с любопытством до этого смотревший на кровавые русские разборки.

— Ну да, я же просил позвонить тебе парней из консульства, — Семён стер ладонью кровь с лица, затем дошел до бара и плеснул себе рома. — Башка тут заболит с вами. Теперь мне все ясно, а я-то, дурак, все гадал, как можно предвидеть, какое число выпадет.

— Наташа работала много лет крупье в России, — сказала Злата. — Тренировалась каждый день, была одной из лучших. Она на спор могла бросить шарик в заданное число и попадала в пяти случаях из шести. Я с ней еще в Москве познакомилась. Когда в Москве все прикрыли, она переехала работать сюда, в Испанию. Я с ней переписывалась часто. А когда узнала, что вы едете в Севилью, то решила расквитаться с вами здесь за мою сестру.

— А как вы узнали, что мы приедем в Испанию?

— Я часто следила за вами в Твери, а вы не считали нужным скрывать эту поездку, обсуждали ее с друзьями, так что я очень скоро знала уже все даты. Осталось только дождаться, пока вам наскучат местные достопримечательности и вы захотите развлечься здесь в казино.

— После чего вы организовали мой выигрыш.

— Конечно, мы заранее договорились с Наташей, куда он бросит шарик. Мне осталось только сначала выиграть самой, а потом дать выиграть вам. Амбалов с прутьями я наняла накануне через Хуанито, просто сказала, что у вас будет с собой крупная сумма наличными. Наташа поработала с ресепшен, чтобы они не вызывали вам такси. Но мы недооценили вашу ловкость.

— И тогда вы решили зачем-то убить Хуанито.

— Он был одним из тех троих. И он не справился с заданием.

— А вы говорили, что он ваш любовник, сожитель или что-то в этом роде.

— Мимолетное увлечение, — Злата усмехнулась. — Вскружить голову испанцу не так уж сложно. Они готовы волочиться за любой блондинкой, даже если ей будет уже за 60 лет. Сначала он упустил вас, а затем еще и начал устраивать сцены ревности.

— И вы его зарезали, ловко появившись из стены.

— Да, я его завела в курилку, Наташа закрыла дверь, а потом внезапно появилась, как вы говорите, из стены. Он обернулся, а я полоснула ему ножом по горлу, а потом пошла развлекать вас своими рассказами о даре предвидения и о прочей чепухе. Наташа в это время держала курилку закрытой, просто потом пришла ее очередь вставать за рулетку, и мне пришлось идти туда с вами.

— Вы пошли обнимать человека, которого только что сами и убили. Только для того, чтобы показать свои чувства и отвести подозрения, так?

— Не совсем. Можно пива?

— Я сам вам п-п-принесу, — Гоша отдал револьвер

Серхио, которому он, собственно, и принадлежал. — Только ничего больше не выкидывайте такого.

— Не беспокойтесь, игра окончена. Мне надо было оставить на нем отпечатки пальцев в присутствии кучи свидетелей и таким образом легализовать те отпечатки, которые я оставила, когда убивала его. Вот практически все ответы на ваши возможные вопросы, и мы готовы подождать здесь полицию. Будем ждать с сестрой встречи друг с другом в тюрьмах: она в тверской, а я в севильской. Наташу только жалко. Она сыграла в чужую игру и теперь тоже будет расплачиваться за это.

— Только один, последний вопрос, — Семён снова подлил себе рома из большой бутылки, которую он теперь держал на безопасном расстоянии от обеих агрессивных дам. — Почему вы выбрали шестерку и восьмерку для выигрыша? Сейс негро и очо негро, так ведь? Почему?

— Ла Библиа, — вдруг сказал молчавший Серхио.

— Это же з-з-заповеди, — догадался Гоша. — Номер шесть — не убий, номер восемь — не укради.

— Получается, что вы нам дали ключ к разгадке с самого начала, а мы, дураки, не додумались. — Семён укоризненно покачал головой. — Сначала ограбление, потом убийство, а может, и то и другое вместе. Вы очень похожи на свою сестру, Злата, — Семён словно пытался поймать какие-то воспоминания. — А знаете, что? Пойдемте к рулетке! Все пятеро перешли к игровому столу. Наташа-Кармен включила свет. Семён встал на место крупье.

— У вас есть всего один шанс, барышни. Вы можете поставить только на одно число. Если оно выпадет, то вы свободны. Если нет, то вы отправляетесь отсюда прямиком в полицию. Я — крупье, Гоша — супервайзер. Готовы? Раз, два, три, поехали! И белый шарик устремился по кругу, в который раз отмеряя судьбы людей…

Все события и персонажи вымышлены. «Русская рыба» предупреждает: азартные игры могут быть опасны для вашего здоровья

Иллюстрации: Анастасия Зотова


Опубликовано в категории: Образование    Обсудить:  Фейсбук Вконтакте