Промышленность

Растить по-русски

Взгляд на развитие российской аквакультуры через призму одного из хозяйств

Сразу скажу, что данный материал не является прямой или скрытой рекламой. Названий продуктов и торговых марок вы в нем не встретите. Это просто взгляд на развитие российской аквакультуры через призму одного из хозяйств, руководителя которого я много лет знаю лично. Думаю, что многие люди, которые занимаются аквакультурным бизнесом, узнают в этом очерке и себя, свои проблемы, успехи и перспективы.
Текст: Анатолий Лукин, руководитель ГосНИОРХ им. Л. С. Берга

Его зовут Николай Федоренко, и его история характерна для начала девяностых. Закончив ПТУ и получив специальность слесаря-трубоукладчика, он решил заняться разведением рыбы. Представление об этом у него было не самое глубокое: садок — рыба — корм — прибыль. В 1991 году ему и его товарищам сдали в аренду небольшое Кондозеро в Карелии. До ближайшего поселка 35 км, из них 10 км по лесу, где дороги не было и в помине. Зато был гусеничный трактор, на котором по лесу до озера можно было добраться за три часа. Чистый, нетронутый водоем, участок 275 га под любительское рыболовство и выращивание радужной форели.

Пятиграммовиков форели закупили в поселке Кедрозеро, где располагалась Беломорская база рыбфлота. Из Кондозера вытекала река, которая впадала в другое озеро. К этому озеру — вот удача! — подходила дорога, по которой рыбу успешно довезли до берега водоема. А дальше было решено попробовать доставить ее до места выращивания по воде. По озеру 15 км и еще 4 км по порожистой реке. Казалось, что это невозможно, но было огромное желание. Благо садки уже сделали собственными руками, установили в Кондозере, и эти садки уже ждали живой посадочный материал. Закупили пластиковые лодки, которые наполовину заполнили водой, и по воде — где на шестах, где на веревках — доставили рыбу до садков. Рыбы потеряли немного, процентов пять от всей закупленной. Это было первой маленькой победой, но дальше начались испытания.

Казалось бы, что конкурентам. полезного и доходного для российского бизнесмена может дать не самая престижная профессия слесаря-трубоукладчика? Однако именно ей, а также своим упорству и трудолюбию Николай Федоренко обязан достижениями в аквафермерстве.

Федоренко с коллегами приобрел какие-то корма, что это за корма, никто не знал. Похоже, купленная рыба тоже не догадывалась, чем ее собираются кормить, и есть эти корма категорически отказывалась. Применили смекалку. Стали ловить всякую мелкую рыбу: окуньков, плотву, уклейку, которыми был богат местный водоем. Варили, мясо отделяли от костей, перемешивали с купленным кормом, не пропадать же добру. Процесс пошел, радужной форели продукт понравился.

На следующий год было уже легче. Получили квоту на вылов корюшки, поймали 60 тонн. Рыбу заморозили, а затем опять варили и кормили мальков до тех пор, пока форель не подросла и, как настоящий хищник, не начала потреблять корюшку в чистом, то есть размороженном виде. Дорастили форель за два года до 1,5 кг и на третий год все-таки купили финские корма, дорастив к исходу третьего года рыбу в садках до 2,5 кг. Рыбы получилось примерно тонн 20. На вопрос, сколько же было отхода за это время, мне ответили: «Не было почти отхода, что посадили, то и выросло!» Для меня во всей этой истории данный момент — самая большая загадка.

Как объяснить низкие потери, честное слово, не знаю. Тем не менее пришло время «снимать урожай». Загрузили три тонны рыбы в машину и повезли в Питер. Однако ни один из магазинов рыбу не принял, мотивируя отказ тем, что цена высокая, а рыба неизвестная, брать ее не будут. Объехав больше десяти магазинов, продали им всего 150 кг и решили возвращаться в Петрозаводск, понимая, что весь четырехлетний труд пошел насмарку. Наудачу заехали в небольшой магазин Петрозаводска и предложили взять рыбу на реализацию. Директор магазина согласился, а через три дня позвонил с просьбой везти еще: петрозаводчане оценили качественный товар. Так и распродали первую партию.

fedorenkoФедоренко решил продолжать дело, но при попытке получить разрешение на выращивание 25 тонн рыбы ему отказали, сказав, что вся Карелия выращивает 20 тонн, а он собирается выращивать больше. Аполитично, мол, это. Тем не менее процесс выращивания форели на Кондозере продолжался до 2000 года. Объемы выращиваемой рыбы довели до 50 тонн. Вареной и мороженой рыбой форель уже не кормили — исключительно искусственными кормами импортного производства.

В 2000 году получили участки в акватории Онежского озера. Производство увеличили до 250 тонн. Онежское озеро — водоем немаленький, второй по величине во всей Европе, однако мест для размещения садков не так много, озеро штормовое, и на открытом пространстве садки могут быть разбиты волнами. Вот тут Николаю Федоренко и пригодились профессия слесаря-трубоукладчика и склонность к изобретательству. Им были разработаны и сделаны противоштормовые садки. Конструкция оказалась на редкость удачной. Садки выдерживают крутую онежскую волну высотой до четырех метров. За деталями данной конструкции следует обратиться к изобретателю, я знаю только факты, когда шторм срывал судно с якоря и выбрасывал на берег, а садки стояли. Все это позволило приобрести дополнительные участки и увеличить производство рыбы до 650 тонн. В планах Федоренко выращивание 1500 тонн рыбы. В одном садке можно содержать до 100 тонн форели, а это, хочу заметить, объемы производства некоторых маленьких хозяйств. Однако, приобретя к этому времени опыт не только практический, но и теоретический, Федоренко понимал, что одним из залогов успеха является необходимость ежедневного удаления погибшей и ослабленной рыбы, которая при разложении может погубить и здоровую.

Поднимать ежедневно садок, в котором несколько тонн рыбы, — труд, мягко говоря, тяжкий. Это знает каждый рыбовод. Николай Федоренко придумал специальный подъемник, стоящий на плотике в центре садка, и теперь один человек, вращая колесо, может самостоятельно поднимать садок и каждый день убирать отход. Конструкция садка такова, что мертвая и ослабленная рыба в процессе подъема оказывается в специальном конусе, и задача рабочего — просто ее выбрать. В связи с этим отход у Федоренко крайне низкий.

Рыба доращивается до 2,5 кг и пускается в переработку. Если на первых порах рыбу отдавали на реализацию в неразделанном виде, то в 2007 году было решено наладить свою переработку. В 2009 году идею осуществили, и теперь большая часть выращенной рыбы перерабатывается на собственном предприятии. Это филе, икра, копченая и соленая рыба. На этом предприятии тоже все по-своему и сделано своими руками.

Например, понимая, что качество икры зависит исключительно от стерильности, Николай Владимирович придумал способ обеззараживания солевого раствора, икра после просаливания отгоняется на центрифуге, убирается лишняя жидкость. «Да, мы теряем при этом до 20–25 процентов веса, зато качество отличное и хранится икра намного лучше и дольше», — говорит Николай Федоренко.

Пришло и международное признание, медали и призы с международных выставок посыпались как из рога изобилия: Россия, Франция, Китай. На прошлогодней выставке в Китае, завоевав там две золотые медали, Федоренко получил от китайских бизнесменов предложение о закупке своей продукции, что называется, «на корню». Ответ Николая Владимировича, видимо, искренне удивил китайских промышленников. Федоренко сказал, что вначале надо свою страну накормить, а уж потом торговать излишками. Сейчас в планах расширение производственных мощностей, строительство новых штормоустойчивых садков, получение белкового бульона из отходов.

Большая часть выращенной рыбы перерабатывается на собственных мощностях. Производство форелевой икры можно считать фирменным ноу-хау. Джуса в ней практически нет. Федоренко предпочитает проиграть в товарном весе, но при этом выиграть в качестве и увеличении сроков хранения.

Мы специально не упоминаем здесь названий коммерческих брендов. Это лишь пример успешного фермера, который на голом энтузиазме, мало что понимая в рыбоводстве, создал крепкое предприятие. По сути, это крестьянское хозяйство, собственник которого пашет с утра до вечера. Минувшей ночью и до начала нашего общения Федоренко не спал: штормом выкинуло на берег баржу с кормами, и ее обязательно надо было вытащить на воду.

В любом подобном хозяйстве есть масса проблем. Это кредиты, без которых не проживешь и которые дают только на год, в то время как рыба до товарного веса растет три года. Это воровство со стороны местных и приезжих. Хозяйства расположены не в пустыне: только в октябре прошлого года злоумышленники, порезав садок, из которого убежала рыба, нанесли убытков на 15 млн рублей. Дорожающие корма — головная боль любого рыбовода. Своих хороших мало, а импортные дорогие. Дорог и посадочный материал, который в основном приходиться закупать за рубежом. Не хватает специалистов-рыбоводов, поэтому приходится заниматься самообразованием.

Выживет или нет аквакультурное предприятие, зависит исключительно от эффективности управления. У Федоренко получается, но я знаю довольно многих, кто разорился, занимаясь подобным бизнесом. Тем не менее оптимизм все равно превалирует над скептицизмом.

 


Опубликовано в категории:

Промышленность | 04.07.2017



Обсудить

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ