Рыбалка   №5 /ноябрь-декабрь 2018/

Винцигуэррия для карапучи

В Перу за рыбой. Там есть, что ловить российским рыбакам

Рискнем предположить, что первое слово в заголовке знакомо только ихтиологам, а второе — только рестораторам, да и то далеко не всем. А вот для жителей Перу — это как треска и уха из нее. Карапуча — это острая похлебка из маринованной рыбы с гарниром. А винцигуэрия — это рыба, из которой эту похлебку можно делать. Равно как и из ставриды, которую здесь массово ловили в свое время еще советские рыбаки. И когда речь все чаще заходит о возвращении России в Мировой океан, самое время вспомнить, что мы там уже были, причем не так давно. И ловили, в том числе и в водах Перу — страны загадочных инков.
Текст: Текст: Андрей Ульянов, почетный работник рыбного хозяйства

Предстоящий 2019 год — знаковый для сотрудничества между нашими странами: исполняется 145 лет установления дипломатических отношений между Российской империей и Перу и 50 лет — между СССР и Перу. Последние были установлены 1 февраля 1969 года, а через 8 месяцев стороны подписали Соглашение о сотрудничестве в области рыболовства. К концу советского периода торговый оборот между СССР и Перу приближался к отметке в 1 млрд долларов США в год. Весомую долю в эту цифру вносили и рыбаки Советского Союза.

В рамках Соглашения о рыболовстве велась совместная научная работа ученых двух стран по изучению биоресурсов Юго-Восточной части Тихого океана (ЮВТО) и исключительной экономической зоны Перу (ИЭЗ Перу), а также внутренних водоемов Перу, включая Амазонку и знаменитое озеро Титикака. В 70-е и 80-е годы прошлого века практически все отраслевые институты Минрыбхоза СССР проводили ресурсные исследования в Перу, что позволило расширить сферу отечественного рыболовства на всю акваторию юга Тихого океана.

По условиям Соглашения о рыболовстве Советский Союз взял на себя подготовку перуанских специалистов по рыболовству, рыбоводству и другим направлениям рыбохозяйственной деятельности. Астраханский государственный технический университет (АГТУ) стал кузницей кадров для рыбной промышленности Перу.

Винцигуэррия — семейство фотихтиевые (лат. Phosichthyidae). Виды этого семейства населяют верхний 1000-метровый слой вод тропической и субтропической зон Мирового океана.

Рыбодобывающий флот Советского Союза осуществлял промысел в ЮВТО с 1971 по 1991 годы, добычу вели до 170 советских крупнотоннажных траулеров различных типов. Практически все промысловые и вспомогательные суда СССР, работавшие в этом районе Мирового океана, обслуживались в портах Перу. Основной базой для советского рыбодобывающего флота стал перуанский порт Кальяо. Практически с нуля советскими специалистами был построен рыбопромышленный комплекс в городе Пайта. В портах Перу имелась возможность проведения любых видов ремонта судов, а также их снабжения, обеспечения водой и топливом.

В восьмидесятые годы отечественный промысел в ЮВТО превышал миллион тонн в год, а непосредственно в ИЭЗ Перу в отдельные годы доходил до 300 тыс. тонн. Основу вылова составляла ставрида, на нее приходилось от 50 до 90% улова, в прилове была скумбрия, сардина, хек, кальмар и другие виды. Исследования их запасов также проводились советскими учеными, главным образом из АтлантНИРО.

К примеру, совместные исследования ученых Атлант-НИРО и Запрыбпромразведки, проведенные в 1978 году, обнаружили промысловые скопления перуанской ставриды, что положило начало открытию так называемого «ставридного пояса». Суммарный вылов только ставриды в этом промысловом районе флотом Минрыбхоза СССР с 1979 по 1991 годы составил около 13 млн тонн.

Прошло уже почти сорок лет, но открытие ставридного пояса до сих пор имеет большое не только экономическое, но и геополитическое значение для России. В настоящее время доступ к ресурсам ставриды и другим биоресурсам юга Тихого океана регулирует региональная международная организация по управлению рыболовством (SPRFMO). На правах первооткрывателя ставридного пояса Россия, как преемница Советского Союза и как член данной организации, имеет право на организацию крупномасштабного промысла в этом районе МО не только пелагических рыб, но и кальмаров. То есть нас там ждут, и мы можем снова ловить.

Второй пример касается современного состояния аквакультуры Перу. Подготовленные АГТУ и другими отраслевыми вузами СССР национальные кадры по рыбоводству и рыболовству, а также созданная с помощью советских специалистов в Лиме биохимическая лаборатория, а также станция по изучению и разведению рыб в городе Пукальпе стали основой для развития аквакультуры в Перу. Если в 1969 году продукция аквакультуры в Перу составляла всего 5 тонн, то в 2003 года уже 10 тыс. тонн, а в 2017 году объем производства достиг уже 150 тыс. тонн. Сегодня аквакультура является самой динамично развивающейся отраслью в Перу.

В конце 1991 года — начале 1992 года промысловая и исследовательская деятельность СССР в южной части Тихого океана была прекращена. Сотрудничество перешло на уровень частных российских и перуанских компаний, университетов и отраслевых ассоциаций. Многие совместные проекты были заморожены.

Государственные контакты в области рыболовства были возобновлены 8 лет назад, когда между Росрыболовством и Министерством промышленности Перу был подписан Меморандум о взаимопонимании и образована Межправительственная смешанная комиссия по сотрудничеству, в том числе и в области рыболовства. На повестке дня уже вопрос и о заключении Соглашения о рыболовстве, которое позволит российским рыбакам вновь вернуться к берегам Перу.

Для перуанцев возобновление сотрудничества будет весьма кстати. В последние годы стали сокращаться запасы анчоуса — одного из основных промысловых видов, и, как следствие, уменьшение валютных поступлений от реализации рыбной муки. Очень пригодились бы российские рыбаки и для вылова таких перспективных глубоководных видов как гигантский кальмар или уже упомянутая и винцигуэррия панамская, небольшая, но очень питательная и полезная рыбка. Сейчас ведь освоение глубинных видов вообще становится новым трендом в мировом рыболовстве, а своих специалистов по глубоководному промыслу в Перу просто нет, равно как и современных мощностей по переработке.

Получается двоякая ситуация. Российских рыбаков в Перу ждут с нетерпением. Там есть что ловить и, самое главное, не нужно доказывать свое право на вылов, оно у нас есть, и его никто не собирается особо оспаривать. Российский рынок тоже вряд ли откажется от перуанской рыбы, выловленной российскими рыбаками. Учитывая, что отечественные рестораторы в последнее время активизировались в продвижении рыбных блюд, то и необычные блюда наподобие карапучи тоже могут найти своего потребителя, который пока что считает уху единственно возможным рыбным супом.

Осталось дело за малым, то есть за российскими рыбаками. Но думается, что после того, как механизм инвестиционных квот позволит им обновить свой промысловый флот, то к водам страны инков они обязательно вернутся. Пока же в Перу ездят только экстремалы-любители — половить в Амазонке пираний и прочих опасных хищников. Кстати, первых пираний, которые попадались им в качестве прилова, в нашу страну завезли именно советские рыбаки. На черном рынке аквариумистов они стоили от 10 до 25 рублей за штуку. Сейчас пираньи уже не такой дефицит, но в водах Перу есть чем разжиться и помимо пираний.


Опубликовано в категории:

Рыбалка | 14.12.2018 №5 /ноябрь-декабрь 2018/



Обсудить