#Специальный репортаж |

Два Арала и одна рыба

О рыболовной экспедиции на Аральское море, которое некогда занимало 4-е место в мире

Для советских школьников Арал еще был морем и стоял где-то в одном ряду вместе с Черным и Каспийским. Некоторые, правда, удивлялись, почему на Арале нет пионерских лагерей и вообще, почему никто не ездит туда отдыхать. Изредка, на уроках географии, школьные учителя затрагивали проблему Арала и рассказывали о его обмелении и высыхании. Но в то время у каждой сказки должен был быть счастливый конец, и советские дети были абсолютно уверены, что Аральское море спасут, направив туда, например, воды сибирских северных рек. После распада Советского Союза Арал остался проблемой Казахстана и Узбекистана, а в России о нем благополучно стали забывать. И совсем напрасно. Во-первых, всегда лучше учиться на чужих ошибках. А во-вторых, рыба из Аральского моря по-прежнему попадает на прилавки российских магазинов, в чем смог убедиться эксперт аналитического агентства «Рыбсеть» Сергей Бондаренко, совершивший рыболовную экспедицию на это соленое озеро, которое некогда занимало 4-е место в мире.

Как известно, единого Аральского моря уже не существует. Власти Казахстана, используя естественное обмеление этого водоема, построили на его самом узком перешейке Кокаральскую плотину длиной 14 километров, высотой до 40 метров, с гидротехническим затвором для сброса излишней воды, образовав Малое Аральское море. С 2012 по 2014 годы происходило наполнение чаши Малого Арала водой. Море стало восстанавливать прежние границы. Если до создания Малого Арала крупнейший на его побережье город Аральск находился в 100 км от побережья, то уже через 3 года, это расстояние составляло всего 27 км. Стало расти и население Аральска и близлежащих населенных пунктов. В Аральск вернулось около 10 тысяч человек, и сейчас там проживает около 40 тысяч населения. К скотоводству, которое составляло основную сферу деятельности в виде разведения верблюдов, овец, коз и лошадей добавилось и рыболовство. В 80-е годы вылов рыбы в Аральском море достигал 60 тысяч тонн, но затем показатели резко пошли вниз вплоть до образования Малого Арала. В 2014 году промышленный вылов был возобновлен. Гидростроители Казахстана смогли зарегулировать сток Сырдарьи в районе устья, за счет выпрямления на отдельных участках ее русла и строительства плотины, и тем самым смогли избежать потерь водостока. Впрочем, проблем избежать им не удалось. Рыба в Малом Арале появилась, но рискует вскоре снова исчезнуть.

 

В весенние месяцы Малый Арал начинает переполняться водой, что создает угрозу Кокаральской плотине. Поэтому с помощью системы шлюзов излишки воды сливаются по каналу длиной в 4 километра из Малого Арала в Большой. Происходит это именно во время нерестового периода, в конце апреля – начале мая. В итоге рыба гибнет центнерами, поскольку Большого Арала уже фактически не существует как целостного водоема, от него остались только большие лужи. В результате слитая из Малого Арала вода в Большой Арал быстро испаряется, и рыба погибает от недостатка кислорода. Для местных жителей в этом, впрочем, никакой трагедии нет. Скорее, это даже повод для радости, поскольку все население ближайших кишлаков выходит на так называемый мелиоративный лов, фактически вычерпывая из луж солидные объемы судака, жереха, леща, воблы и других аральских видов. Тут же организуются пункты приема рыбы, откуда она отправляется на рыбоперерабатывающие заводы, построенные еще в советское время. Выше всего котируется судак, его принимают по цене в 200 рублей за килограмм в перерасчете на российскую валюту. А вот прочая белорыбица сдается по цене в 10 раз дешевле, то есть примерно по 20 рублей за кг. На заводах рыба филетируется, замораживается, фасуется и отправляется как на внутренние рынки, так и в другие государства, включая не только Россию, но и страны Европы и даже Китай. Невысокая отпускная цена позволяет такому продукту быть вполне конкурентоспобным, но объемы поставок, конечно, в разы уступают советским показателям.

Одна из главных проблем – отсутствие должного уровня естественного производства рыбы. В Большом Арале рыба просто не выживает из-за обмеления и высоких летних температур, а из Малого Арала рыба может уходить на нерест только в Сырдарью. Но подняться выше Аральска она не может, поскольку путь ей перегораживает плотина. Конечно, на вылов действует нерестовый запрет, но говорить о том, что численность рыбы в Малом Арале как-то системно увеличивается, было бы неправильно. Скорее наоборот. Дело в том, что на относительно небольшой водоем, каким является Малый Арал, это порядка 200 км в радиусе, приходится порядка 10 тысяч рыбаков, которые ловят рыбу сетями, как правило, китайского кустарного производства. При этом каждому рыбаку официально разрешается использовать 4 км сетей, как правило, это сети длиной 500 метров. Примечательный момент: если раньше ловили сетями с ячеей в 40 мм, то теперь хотят переходить на ячею в 35 мм. Иными словами, теперь рыбаки готовы добывать рыбу меньших размеров, чтобы не снижать вылова в настоящий момент. Хотя это неизбежно негативно скажется в будущем. Если учесть, что имеет место еще и нелегальный вылов, то перелов в такой ситуации неизбежен.

Пока что вся выловленная рыба Малого Арала отправляется на 5 существующих рыбокомбинатов. Часть ее сразу перерабатывается и отправляется на продажу в виде филе. А остальная часть хранится в морозильных камерах и ждет своего покупателя. Когда такой находится, то рыба дефростируется и филеруется, или же продается целиком в замороженном виде, как сырье.

Рыбалка на Арале идет круглый год, за исключением нерестовых запретов. Зимой практикуется подледный лов. А вот к экологии там относятся, мягко говоря, прохладно. Если случается шторм, или другие природные катаклизмы, то рыбаки просто бросают сети и покупают новые, благо стоят они порядка 500 рублей за полукилометровую сетку и окупаются довольно быстро. Зато практически все побережье Арала, включая притоки, заполнено сетями с протухшей рыбой. Ее количество сопоставимо с тем, что вылавливается и продается. Подобные варварские методы уже привели к тому, что рыба практически полностью исчезла из озер, которых довольно много вокруг Арала. Раньше в них водился, к примеру, крупный жерех, теперь его практически не осталось. Но население живет исключительно сегодняшним днем. Работы в Аральске и близлежащих кишлаках и аулах практически нет, в скотоводстве потребность в кадрах невелика, поэтому люди живут на государственных дотациях и пособиях и подрабатывают рыбалкой. В каждой семье в среднем по пять детей, вот люди и не церемонятся с рыбой, не думая о ее будущем. Если ситуация не изменится, то в течение ближайших двух-трех лет рыбные запасы Малого Арала могут быть окончательно подорваны, а восстановить их фактически нереально. Вся рыба, которая сейчас в Малом Арале, пришла из Сырдарьи, а поскольку на Сырдарье теперь стоит плотина, то больше из Сырдарьи ничего не придет.

Единственным выходом является установление новых временных запретов на вылов, чтобы рыбу ловили не 11 месяцев в году, а хотя бы 7-8. Кроме этого, на законодательном уровне необходимо запретить вылов одноразовыми китайскими сетями по 500 метров. Сети должны делаться фабричным способом, они должны быть промаркированы, а длина их не должна превышать 100 метров. И надлежащим образом должна работать рыбоохрана. Только в этом случае рыба в Малом Арале не повторит судьбу рыбы в Арале Большом. А так Малый Арал скоро превратится в искусственный большой пруд, где будет только вода, но не будет рыбы.

К сожалению, история знает много примеров того, как варварское отношение к природе губило целые рыбные популяции. В России схожим образом тарань и осетр пропали из Азовского моря, об изобилии осетровых на Каспии приходится теперь только с сожалением вспоминать. Конечно, теперь прикаспийские государства пытаются решить эту проблему с помощью тотальных запретов, но что мешало об этом подумать в начале девяностых, когда осетр на Каспии еще водился. В этом смысле президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сделал большое дело, восстановив хотя бы часть Арала, потратив на это более 100 млн. долларов США. Помимо того, что в Казахстане дешевле газ и бензин, что позитивно сказывается на логистике, власти страны вовремя обратили внимание и на возрождение водных ресурсов, достигнув хотя бы промежуточного, но, тем не менее, положительного результата. У нас же о трагизме ситуации порой задумываются уже слишком поздно.


Опубликовано в категории:

Специальный репортаж | 11.06.2018



Обсудить