Технологии   №6 /январь-февраль 2020/

Пионеры рыбоводства

Историки и ихтиологи России продолжают спор о том, когда и где на Руси впервые возникло рыбоводство

Историки и ихтиологи России продолжают бесконечный спор о том, когда и где на Руси впервые возникла такая отрасль, как рыбоводство. Официально считается, что первые опыты по искусственному воспроизводству рыбы проводились в Москве еще при Иване Грозном, но в других регионах готовы с этим поспорить. Рыбу в прудах разводили, например, монахи в обителях Новгородчины на два столетия раньше. Текст: Влад Двоеглазов

Но одно дело просто держать рыбу в прудах и ждать, пока она расплодится там сама собой, по законам природы. И совсем другое — коррелировать эти процессы научными методами, заниматься искусственным оплодотворением икры, подращивать мальков, изучать их в гидробиологических лабораториях. В этом смысле пальма первенства принадлежит уже отечественным ученым с Валдая, которые в 1855 году открыли первый в России рыборазводный завод.

Это завод работает и сегодня. Государственное предприятие занимается воспроизводством рыбы и зарыблением рек и озер всего Северо-Запада России. Между Москвой и Санкт- Петербургом, если свернуть с трассы М10 в районе города Валдай и ехать на запад, можно попасть в село Никольское Демянского района. Места эти и сегодня малонаселенные. Лес, сопки, озера. Именно в этом озерном крае и были поставлены первые в России опыты по искусственному воспроизводству рыбы.

Валдай с его притоками испокон веков считался уловистым местом.

Сегодня Никольский рыборазводный завод им. В.П. Врасского — это более 50 прудов, каскад из водоемов, речушек, каналов. Многие пруды, которые ежегодно зарыбляют специалисты, были вырыты еще крепостными крестьянами в середине XIX века. И во многом технология не изменилась: основные методы и способы работы изобретены полтора века назад. «Общая площадь прудов — 102 гектара. Живут в них сиги, судаки, щуки, карпы, караси, лини, налимы, окуни, — рассказала «Русской рыбе» директор завода Елена Степанова. — В прошлом, 2019 году, мы вырастили 150 тысяч сеголет- ков сиговых, более 100 тысяч сеголетков судака, еще 50 тысяч остальных видов».

А началось все в 1853 году, когда в руки к здешнему молодому помещику Владимиру Врасскому попали труды французского эмбриолога Жана-Виктора Коста об искусственном разведении форели. Кост был известен тем, что изобрел первый инкубационный аппарат. Он также вошел в историю как основоположник разведени устриц. Для этой цели он создал первую в Европе морскую лабораторию в Конкарно.

Именно на Валдае в 1855 году открылся первый в России завод по искусственному воспроизводству рыбы. Он работает и сейчас, причем за 135 лет здесь изменилось не так уж много.

Врасский не принадлежал к той категории помещиков, которые проигрывали в карты или на бильярде своим имения. Он буквально жил наукой и сразу же загорелся желанием заселить озера Валдайской возвышенности рыбой. Первые опыты оказались неудачными. Слепое следование французским инструкциям в Новгородской губернии давало практически нулевой результат. Дело в том, что французы применяли так называемый мокрый способ оплодотворения икры форели, то есть в водной среде, по методу Стефана Людвига Якоби, который был изобретен еще в XVIII веке. У Врасского при «мокром» способе оплодотворялось порядка 10–15 % икры, что его не устраивало. Но ученый не сдавался и продолжал экспериментировать.

Под руководством Врасского в селе Никольском на берегу озера Вельё был построен первый цех. Опыты проводили разные. В глиняные ванны помещали самок и самцов, а отметанную и оплодотворенную икру собирали со дна. Пробовали собирать отдельно отметанную самками икру и подсаживать в лоток самцов. Но успех принес метод, при котором икру и молоки сцеживали, а только потом смешивали и добавляли небольшое количество воды. Во время забора материала рыбу обтирали тканью и не давали икре и молокам контактировать с водой. Поэтому этот метод назвали сухим. Его открытие датируется 1857 годом, и сегодня этот метод оплодотворения собранной икры называется русским, или методом Врасского.

Сегодня на рыбоводном заводе имени Врасского выращивают щук, карасей, карпов, окуней, судаков, налимов. Общая площадь прудов превышает
100 гектаров.

Об успехах рыбоводов из Никольского стало сразу известно в Петербурге. В том же 1857 году к молодому барину стали приезжать крупнейшие биологи того времени: Карл Рулье, Карл Кесслер. Прибывшая в конце ноября комиссия, осмотрев завод, определила: «Результат небывалый. Никольское заведение признано одним из первых по характеру не только в России, но и из первых за границею». Насчет «за границею» можно было, конечно, поспорить. В долине Рейна уже вовсю работал первый в Европе Гюнингенский рыбоводный завод, который был оборудован инкубационными аппаратами. Да и в России, помимо Врасского, рыбоводством начинали заниматься многие прогрессивные умы того времени. Петр Малышев, крепостной крестьянин владельцев Нижнетагильских металлургических заводов Демидовых, в те же годы изучал вопросы искусственного развития ценных промысловых рыб с целью заселения ими рек и озер Урала и проводил опыты по разведению налима.

Но Урал далеко, а Валдай — между двумя столицами. В Новгородскую губернию зачастили перенимать опыт. Врасскому поступали заказы на уже оплодотворенную икру и молодь рыбы. Возник вопрос, как доставлять мальков или икру из Никольского в другие губернии.

Точной карты озер, проток, малых рек региона в середине XIX века не было. Владимир Врасский лично выезжал в экспедиции, беседовал с местными крестьянами, рыбаками. Считается, что тогда он открыл два водных пути из озера Вельё. Один через Явонь до Балтики, а второй через Либью до Каспия. Но на чем перевозить мальков? Врасскому приписывают еще одно изобретение — живорыбную барку. С одной стороны, рыбу и мальков нужно было в целости и сохранности возить в другие поместья, а с другой — для Никольского завода нужен был биоматериал, и рыбу из Астрахани или с Балтики надо было доставлять живую. Железная дорога и бочки с рыбой — не выход. От Никольского до ближайшей станции почти 80 верст, на санях не довезешь.

В 1858 году была построена первая живорыбная барка. Сначала подходящий транспорт искали в Петербурге, на Неве и Фонтанке, у рыбаков на реках Волхов и Ловать. В итоге рыбовод, ихтиолог и помещик придумал свой метод транспортировки, получивший в газетах того времени название «садок Врасского». Это судно из двух барок, скрепленных между собой, а пространство между ними — садок с отверстиями в днище для проточной воды. Живую рыбу теперь можно было возить на большие расстояния.

В 1859 году Врасский получил, как бы сейчас сказали, патент на это изобретение. Князь Алексей Орлов подписал распоряжение: «Его Императорское Величество мнение Государственного Совета о выдаче привилегии коллежскому секретарю Врасскому на садки для перевозки и содержания живой рыбы высочайше утвердить соизволил и повелел выполнять».

Многие свои изобретения и начатые дела, как считают историки, Владимир Врасский не успел завершить. В январе 1863 году, в возрасте всего 33 лет, он ловил рыбу для опытов на Пестовском озере. Провалился под лед и получил воспаление легких. Больного поме- щика тут же отвезли в Петербург, но столичные врачи не смогли его спасти. Похоронили рыбово- да и ученого на родовом кладбище в селе Пестове Новгородской губернии. А завод остался. Последователем Врасского стал крупней- ший ученый Оскар Гримм, с 1879 года руководивший Никольским заводом и организовавший при нем ихтиологическую, гидробиологическую и гидрохимическую лаборатории. Ему также принадлежит идея об использовании торфяных карьеров для рыбоводства.

Сегодня завод в Никольском работает по методам и рекомендациям, разработанным еще в XIX веке. Конечно, со временем были внесены дополнения и изменения, но незначительные. Как и 165 лет назад, это ручной труд. В воде. В любую погоду. И все полтора века рыбоводы в озерах Валдайской возвышенности собирают икру, выращивают сеголетков.

Завод имени Врасского в Никольском — это настоящий памятник российскому рыбоводству. И, в отличие от большинства памятников, это не только прошлое, но и настоящее нашей рыбной отрасли.

Завод был остановлен только во время Великой Отечественной войны. В июне 1941 году шло зарыбление прудов, в колбах инкубировалась икра. В августе в Демянский район вошли немцы. Книги библиотеки, документы, оборудование сотрудники завода успели закопать. В этих местах Красная армия остановила фашистов, и здесь долго проходила линия фронта. С 1941 по 1943 год Николькое подвергалось бомбардировкам и артобстрелам, завод был полностью разрушен.

В 1945 году решением советского правительства завод в Никольском начали восстанавливать. Пять лет ушло на постройку новых цехов, воссоздание системы озер и каналов. Начали работу с инкубации сиговых рыб. И уже к столетию предприятия, в 1954 году, рыбоводы докладывали партии и правительству, что за послевоенные годы приняли 294 млн икринок и выпустили в водоемы более 170 млн сеголетков.

Сегодня завод располагается на территории Валдайского национального парка. Чистый воздух, прекрасная экология, люди, преданные своему делу, и память о прошлом. При заводе был создан музей, где есть восстановленный кабинет самого Владимира Врас- ского. Кстати, самые первые опыты он проводил именно в своем кабинете. Музей открыт для всех желающих, так что начинающие рыбоводы и аквафермеры могут здесь увидеть, с чего все начиналось.


Опубликовано в категории:

Технологии | 23.03.2020 №6 /январь-февраль 2020/



Обсудить