Интервью   №6 /январь-февраль 2020/

Антарктида 20 лет спустя

Россия начала исследования экосистем Антарктики, сопоставимые по масштабу с международной экспедицией АНТКОМ

Россия начала комплексные исследования запасов и экосистем Антарктики, сопоставимые по масштабу с международной экспедицией АНТКОМ 2000 года. Антарктика манит своими запасами: только общая биомасса криля составляет около 60 млн тонн. А еще там есть патагонский клыкач, ледяная рыба, светящиеся анчоусы. О перспективах возращения в Антарктику «Русская рыба» поговорила с руководителем Атлантического филиала ФГБНУ «ВНИРО» (АтлантНИРО) Константином Бандуриным. Беседовал: Федор Ильин

— Константин Викторович, 19 ноября вышло в рейс НИС «Атлантида». В преддверии экспедиции вы говорили, что таких комплексных исследований не проводили около 15 лет. Чего вы ждете от этого рейса?

— Это действительно так, поэтому в настоящее время трудно переоценить практическую и научную значимость этих работ. В рейсе ученые исследуют состояние запасов антарктического криля, особенности его распределения и условия среды обитания в атлантической части Антарктики. Акустическая съемка будет сопровождаться траловыми выборками для изучения биологии криля. Планируется провести боль- шой комплекс гидрометеорологических, океанологических и гидрохимических наблюдений, собрать данные о биопродуктивности вод. Важная составляющая исследова- ний связана с разработкой технологии комплексной переработки криля.

Основные полигоны исследований — районы Южных Оркнейских островов, Антарктического полуострова и сопредельные с ними акватории, включая зоны традиционного и современного международного промысла криля.

Российская экспедиция «Антарктида 2019/2020» является первой в рамках АНТКОМ комплексной крупномасштабной экспедицией в атлантической части Антарктики после 2000 года и сопоставимой по методологии, спектру сбора и обработки данных для исследований состояния ресурсов криля с международной съемкой криля АНТКОМ того времени. В этом большая практическая значимость и уникальность экспедиции на судне «Атлантида» в 2019–2020 годах.

Напомню, что международная съемка криля АНТКОМ была вы- полнена в 2000 году на четырех су- дах Японии, США, Великобритании и России (НИС «Атлантида» Атлант- НИРО), и ее результаты использованы для определения величины допустимого вылова криля в атлантической части Антарктики.

По результатам начавшейся экспедиции «Атлантиды» мы получим современную оценку биомассы и закономерности распределения криля с учетом условий среды и, следовательно, материалы для разработки рекомендаций по организации эффективного промысла криля отечественными судами, а также обоснования для разработки документов, представляемых на мероприятиях АНТКОМ. С прак- тической точки зрения, ученые проведут большой комплекс работ для усовершенствования технологии производства фарша из свежевыловленного криля и повышения ценности кормовой муки. Планируется также разработать технологии переработки отходов для выпуска таких продуктов, как хитин, хитозан, глюкозамин и других. Будут разработаны рекомендации по технологии получения крилевого масла — действенного средства для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний. Исследования будут продолжены и после возвращения судна в Калининград.

— По предварительным прогнозам, насколько глобальны изменения в экосистемах Антарктики, вызванные потеплением климата? Можно ли провести параллели с Арктикой?

— Конечно, изучение глобальных изменений в экосистемах Антарктики требует крупномасштабных комплексных международных исследований. К сожалению, в настоящее время АНТКОМ испытывает острый недостаток в подобных экспедициях. Ценность рейса «Атлантиды» в том, что у нас появится возможность сравнить современные оценки условий среды обитания криля с результатами международной съемки 20-летней давности. Поэтому анализ материалов исследований 2000 года и 2020 года даст возможность получить современную научную аргументацию в отношении климатических изменений в Южном океане.

— Какие принципиально важные выводы мы можем получить, чтобы усилить позицию России в рамках международных договоров?

— Получив актуализованную информацию о состоянии ресурсов криля и закономерностях его пространственного распределения, мы сможем разработать научно обоснованные материалы и аргументированные предложения по управлению ресурсами криля и регулированию его вылова в атлантической части Антарктики. Все это будет способствовать повышению уровня влияния Российской Федерации на принимаемые решения и защите интересов отечественного рыболовства на мероприятиях АНТКОМ. В частности, полученные данные позволят выступать против необоснованной позиции ряда стран, которые лоббируют ограничение вылова криля. Речь идет в том чис- ле о предложениях по установле- нию морского охраняемого райо- на (МОР) возле Антарктического полуострова и в море Скотия, где находятся традиционные участки промысла криля и ведется основ- ной его вылов в Южном океане.

Экспедиция «Атлантиды» продлится пять с половиной месяцев. Это долго даже по научным меркам. В экипаже собраны самые опытные и компетентные ученые и специалисты.

— Рейс довольно продолжительный, и район далеко не теплый. Трудно ли набиралась команда? Или ученые ВНИРО — почти все энтузиасты?

— Да, экспедиция долгая, даже по меркам научных рейсов: пять с половиной месяцев. Мы давно не совершали такие рейсы. Только переход из Калининграда в район работ займет больше месяца. Район исследований, действительно, не теплый, хотя в период проведения работ, в декабре-марте, в Южном полушарии будет лето, когда температура воздуха колеблется у нуля градусов по Цельсию с небольшим плюсом.

Научная группа формировалась очень тщательно. Вообще, в Атлант- НИРО нет случайных людей. У нас работают специалисты, которые занимаются любимым творческим делом, для которых наука — это не только работа, а часть их жизни. В антарктический рейс пошли лучшие из лучших, многие уже работали в районе Антарктиды на исследовательских или промысловых судах и имеют нужный опыт.

— Что было самым сложным в подготовке?

— Подготовка началась еще в прошлом году. Мы планировали для закупки необходимого научноего оборудования, выполнение ремонта. Судно «Атлантида» возрастное, ему около 30 лет. Поэтому был проведен масштабный ремонт. Очень большой объем работ выполнен по корпусу судна, заменены коррозионные части палубы, многих механизмов, проверена работоспособность лебедок, главного и вспомогательного двигателей. Для рейса закуплено современное океанологическое, ихтиологическое и технологическое оборудование, промысловое вооружение.

— Рейс входит в план совместных исследований с РАН, подпи- санный на полях ПМЭФ главой Росрыболовства. Что даст отрасли эта конвергенция?

— Да, в сентябре 2018 года было подписано соглашение между Росрыболовством и Российской академией наук, в рамках которого предполагается координирование экспедиционных исследований. Дело в том, что полигоны исследований судна «Атлантида» и судна РАН перекрываются. Такой подход позволит получить общие данные для исследований закономерностей в формировании зон повышенной биопродуктивности в атлантической части Антарктики во взаимосвязи с динамикой распределения криля. Также по результатам экспедиционных исследований, возможно, будет проводиться совместный анализ данных, а значит, и подготовка совместных научных публикаций.

— Основной и чуть ли ни единственный объект изучения в экспедиции — антарктический криль. В чем его ценность? У нас нет интересов к освоению более широкого круга обитателей атлантической части Антарктики? Или там больше нечего ловить?

— Геополитическое присутствие Российской Федерации в Антарктике диктует необходимость обеспечения научных и научно-технологических результатов по приоритетным направлениям освоения и использования биоресурсов Антарктики и прежде всего в отношении антарктического криля — крупнейшего источника животного белка морского происхождения. По сочетанию потенциала вылова и потребительских свойств антарктический криль на сегодняшний день является крупнейшим и самым перспективным биоресурсом Мирового океана. Его можно использовать как сырье в широком спектре: от пищевых продуктов до аквакультуры и фармацевтики. Поэтому ресурсы криля определены как один из наиболее перспективных объектов для отечественного океанического промысла. Представляете, общая биомасса криля только в атланти- ческой части Антарктики составляет около 60 млн тонн.

Вообще, атлантическая часть Антарктики является традиционным районом отечественного промысла и рыбохозяйственных исследований в Антарктике. Советский, а затем российский флот освоил в этом районе более 5,5 млн тонн, или 65 % общего вылова биоресурсов, добытых в атлантической части Антарктики за период с 1970 по 2012 год. Наибольший годовой вылов был достигнут в 80-х годах прошлого столетия. Советский флот ежегодно добывал до 360 тысяч тонн криля, до 70 тысяч тонн cветящихся анчоусов и 180 тысяч тонн ледяной рыбы, около 30 тысяч тонн нототений и до 8000 тонн клыкачей. После распада СССР, начиная с 1992 года, отечественный антарктический промысел практически свернут, за исключением эпизодического вылова ледяной рыбы и криля.

В современных условиях в атлантической части Антарктики возможно вести лов криля, патагонского клыкача и ледяной рыбы. Промысел патагонского клыкача и ледяной рыбы ведется только в подрайоне острова Южная Георгия — это морская зона Великобритании.

Возобновление российского рыболовства в атлантической части Антарктики требует проведения предварительных комплексных ресурсных исследований в течение нескольких лет и представления соответствующих документов с результатами исследований и обоснованием возобновления промысла на мероприятиях АНТКОМ.

— Какую практическую выгоду мы можем получить? Как это может отразиться на рынке, потребителе, в том числе в цифрах?

— Выполняемые нами исследования и, как следствие, освоение промышленного выпуска продукции из антарктического криля позволят существенно расширить ассортимент продукции, представленной на современном рынке.

В морских условиях на борту судна могут производиться сыромороженый фарш, консервы «Фарш антарктической креветки — криля бутербродный» или консервы из бланшированного мяса, высокобелковая кормовая мука, сушеные отходы в виде панцирей, крилевый ферментный концентрат.

В береговых условиях возможно производить еще больший спектр продукции из заготовленного в море сырья. Например, из сыро- мороженого фарша криля можно получить кулинарные изделия, пельмени, соусы, супы, вареные и копченые колбасы, рыбокрилевые крокеты, продукты для общественного питания, деликатесные продукты (аналоги креветочного мяса) и многое другое.

— Какие планы у России по вза- имодействию с Аргентиной? Соглашение о сотрудничестве с этой страной подписано сравнительно недавно, отношения только выстраиваются. Если Аргентина заинтересована в помощи научного флота и ученых из России для объективной оценки запасов в своей экономиче- ской зоне, вы в силах помочь?

— Откровенно говоря, мы пока не чувствуем особенной заинтересованности аргентинцев в привлечении нашего научно-исследо- вательского флота и ученых для оценки запасов биоресурсов в аргентинской экономической зоне. Дело в том, что рыбохозяйственная наука этой страны вполне самодостаточна, обладает современной материально-технической базой и хорошим кадровым составом. Национальный институт рыбохозяйственных исследований и развития рыболовства Аргентины (ИНИДЕП) имеет в своем распоряжении три научно-исследовательских судна такого же класса, как и наши «Атлантида» и «АтлантНИРО». Причем одно из этих судов, «Виктор Ангулеску», совсем новое, 2017 года постройки, и оснащено самым современным оборудованием для исследования запасов биоресурсов и среды их обитания. Это позволяет охватить регулярными комплексными съемками все запасы основных промысловых биоресурсов, обитающих в аргентинской экономической зоне. К тому же аргентинцы предпочитают без серьезной необходимости не привлекать к своим биоресурсным исследованиям иностранных партнеров.

В последний раз крупные исследования в Антарктике Россия проводила в 2000 году. Самое время понять, какие изменения водной фауны произошли за 20 лет.

Однако, если наши аргентинские коллеги проявят заинтересованность, мы готовы рассмотреть этот вопрос. Конечно, нужно учитывать отдаленность аргентинских вод от наших берегов и вытекающие из этого большие материальные затраты на экспедиции. Поэтому для их осуществления нужно будет найти взаимовыгодное решение. На мой взгляд, обсуждать эту тему с аргентинцами было бы наиболее целесообразно в случае допуска нашего рыбопромыслового флота для работы в зоне Аргентины, что, к сожалению, пока не предусмотрено подписанным российско-аргентинским соглашением.

Антарктида, как известно, не принадлежит никому, а промыслом в ее водах занимаются сразу несколько рыболовных держав. Придется вести переговоры с партнерами, которые одновременно и конкуренты.

Что касается развития нашего сотрудничества с аргентинскими научными организациями, в частности, с ИНИДЕП, то на первом этапе необходимо провести соответствующие переговоры, чтобы сопоставить наши и их возможности и интересы и выбрать наиболее полезные с практической точки зрения направления и формы взаимодействия, закрепив их в соответствующей совместной программе.

— Какие еще страны Латинской Америки интересны России в плане рыбохозяйственного сотрудничества? Имеются в виду страны, в акваториях которых мы бы хотели ловить.

— Современные реалии таковы, что в морских водах практически всех латиноамериканских стран, как, впрочем, и во всем мире, неиспользуемые запасы промысловых биоресурсов отсутствуют или крайне незначительны. Негативно влияют и климатические изменения. В этих условиях было бы неправильно рассчитывать на наличие некоего «рыбного Клондайка». По нашим данным, в странах Латинской Америки нет сырьевой базы для работы российских крупнотоннажных экспедиционных флотилий. Более реально было бы использовать возможности, предоставляемые законодательством этих стран для ведения рыболовства отдельными средне и малотоннажными судами в рамках смешанных компаний с национальными рыбаками. Естественно, что последнее слово о том, где ловить, должно оставаться за самими нашими рыбаками.

— Какие еще страны активно изучают ресурсы Антарктики? Кто наши конкуренты в этой далекой части света?

— В атлантической части Антарктики активно изучают ресурсы криля Норвегия, Китай, Корея, Великобритания. Последняя также оценивает запасы патагонского клыкача и ледяной рыбы в своей морской зоне — подрайоне острова Южная Георгия. Япония проводит съемки криля в Восточной Антарктике. В тихоокеанском секторе активно исследуются запасы клыкача судами Новой Зеландии, Австралии, Кореи.

В настоящее время наряду с Россией специализированные современные суда для исследований ресурсов криля имеют Норвегия и Китай. Эти страны и являются для нас основными конкурентами в этом отношении. Например, в промысловый сезон 2018–2019 годов в атлантической части Антарктики Норвегия выловила более 245 тысяч тонн криля, Китай — более 50 тысяч тонн, Корея — около 43 тысяч тонн, а Украина и Чили — каждая более 20 тысяч тонн.

—В это же время в этом же районе будут находиться учебные парусные суда Росрыболовства, которые вышли в ноябре-декабре в кругосветное плавание, приуроченное, как и ваш рейс, к 200-летию открытия Антарктиды. Встреча была бы интересным событием. Планируете ее?

 — Сейчас что-либо сказать о встрече нашего судна с парусниками не могу: у «Атлантиды» очень насыщенная научная программа, а парусники встречаются в районе западнее острова Южная Георгия, за пределами экономической зоны. Точка их встречи находится севернее основного полигона работ «Атлантиды», но в настоящее время эта возможность прорабатывается.

— Если пофантазировать, как вы видите рыболовство в Антарктике в далеком будущем?

— Мы знаем, что промысел в Антарктике регулируется АНТКОМ, поэтому развитие рыболовства там в немалой степени будет опреде- ляться позицией этой международной организации по установлению системы морских охраняемых районов. В любом случае и независимо ни от чего промыслы должны управляться на основе экосистемного и предохранительного подходов, а также целей управления, направленных на достижение баланса между сохранением и рациональным использованием биологических ресурсов Антарктики.

 

 

 

 


Опубликовано в категории:

Интервью | 19.03.2020 №6 /январь-февраль 2020/



Обсудить