Персона

Линия Шеварднадзе: пунктир позора

Как СССР и США разграничили Берингово море.

Текст: Антон Белых

В 1929 году французы начали строить линию Мажино. Достроили уже в 1940-м и несказанно гордились этим. Линия Мажино, названная в честь министра обороны Франции Андре Мажино, считалась лучшим оборонительным инженерным сооружением Европы того времени. Вернее, так считали сами французы, которые вырыли 400 км тоннелей, разместили там артиллерию, пулеметные гнезда, казармы, электростанции и даже проложили узкоколейную железную дорогу. Впрочем, немцы прорвали линию Мажино за несколько дней, и Франция безвольно капитулировала.

У нас была своя линия Мажино, которую мы отдали американцам абсолютно без боя, «без шума и пыли». Располагается она в Беринговом море и носит имя тогдашнего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе. Именно он щедрым росчерком пера в 1990 году подарил США огромный участок нашей морской территории, примерно в четверть Аляски. От экономической зоны СССР отошло около 50 тысяч км2 акватории Тихого океана. Советский Союз тогда рушился на глазах, и на подобный «жест доброй воли» никто не обратил особого внимания, даже сам текст договора нигде не опубликовали. Основные положения того соглашения между СССР и США можно прочитать на странице справа.

За основу разграничения была взята линия, определенная Русско-американской конвенцией 1867 года в связи с уступкой Россией Аляски и Алеутских островов.

По условиям соглашения к Америке отошли следующие территории: часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7 тыс. км2. Эта площадь фактически была передана американцам еще в 1977 году, но это не было закреплено юридически и ратифицировано парламентами. Часть исключительной экономической зоны СССР площадью 7,7 тыс. км2. Это был, видимо, личный подарок от Шеварднадзе его другу — госсекретарю США Джеймсу Бейкеру. Участок континентального шельфа площадью 46,3 тыс. км2 в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий.

Американцы получили не просто кусок моря, они совершенно бесплатно приобрели гигантскую рыбопромысловую зону, где в изобилии водятся минтай, треска, сельдь, навага, палтус, корюшка. Хватает здесь и ценных видов: кижуча, горбуши, чавычи. Есть креветки, крабы, водоросли, можно и кита поймать, если повезет. Вот такой кусок рыбного пирога отломил Шеварднадзе, хотя вряд ли в Союзе его кто-то об этом просил. В прессе событие не афишировалось.

Логика, если она вообще присутствовала в этой сделке, опиралась на договор, который подписывал еще русский царь Александр II, когда продавал американцам Аляску. Это уже было абсурдно, поскольку Советский Союз первым делом отказался от всех юридических обязательств царской России. И потом, Александр II хотя бы заработал что-то для государственной казны, а здесь о каких-то компенсациях речи не шло вообще. А если и шла, то явно мимо государственного кармана.

Юридически вопрос о морских пространствах повис в воздухе еще с 1977 года. Тогда во всем мире принялись делить внешние моря и океаны и создавать там исключительные экономические зоны. В Беринговом море расстояние между материками — евразийским и американским — было невелико, и экономические зоны СССР и США накладывались друг на друга. Но тогда, в 70-е, мы были сильны и уступать не хотели, поэтому страны как-то неформально или полуформально договаривались о дележе морского пространства и о совместном освоении его богатств. В 1990-м союзные власти думали уже только об одном: где бы найти денег на спасение разваливающейся экономики и на элементарное пропитание для населения. Кстати, знаменитые «ножки Буша» появились в стране именно в 1990-м, и это тоже укладывалось в тогдашнюю государственную концепцию взаимоотношений со Штатами, где главенствовал принцип «дружбы народов».

Эту дружбу уже российские рыбаки начали ощущать на себе в середине девяностых. В 1997 году российский траулер «Черняево» зашел всего на несколько десятков метров за линию Шеварднадзе и тут же был задержан американской береговой охраной. На борту траулера была обнаружена тонна минтая, и за это был наложен штраф в 150 тысяч долларов. Затем при схожих обстоятельствах пострадал траулер «Стимул». Когда в 1999-м задержали наш траулер «Гиссар», его капитан сознательно испортил дизельный двигатель, чтобы избежать принудительной буксировки в американский порт. Тогда дело чуть не закончилось крупным скандалом. Всего в 1999 году было зафиксировано пять подобных случаев. Шеварднадзе это, впрочем, уже не касалось, он в то время уже был президентом Грузии. В итоге, чтобы избежать эксцессов, российская сторона создала дополнительную буферную зону, куда запрещалось заходить российским промысловым судам, и это еще больше сузило промысловое пространство. После 2002 года конфликтные ситуации в море фактически прекратились, но де-факто это означало потерю нами значительного участка Берингова моря.

Российский парламент так и не ратифицировал соглашение Бейкера — Шеварднадзе, то есть оно вступило в силу как бы по умолчанию, согласно ноте «о временном применении договора», что, по большому счету, тоже не соответствует букве закона.

Зачем мы об этом вспоминаем сейчас, спустя 26 лет? А дело в том, что определенные юридические шансы стереть эту линию Шеварднадзе у России остаются. В международном праве нет такой формулировки, как «морские пространства», которая прописана в документе, подписанном Шеварднадзе. Есть признанные термины: «исключительная экономическая зона», «континентальный шельф», «территориальное море». Эти определения закреплены в Уставе ООН. Кроме того, российский парламент так и не ратифицировал соглашение Бейкера — Шеварднадзе, то есть оно вступило в силу как бы по умолчанию, согласно ноте «о временном применении договора», что, по большому счету, тоже не соответствует букве закона. Линии Шеварднадзе, кстати, нет и на многих отечественных морских картах.

Понятно, что с нынешней администрацией Белого дома решать эти вопросы бесполезно. Но если президентом США станет, например, Дональд Трамп, то к этой проблеме можно и попробовать вернуться. Договор американцы, конечно, не отменят. Но зато они вполне могут согласиться на какое-нибудь компромиссное решение. Скажем, о выделении определенных квот на вылов для российских рыбаков в этой зоне, которая когда-то была нашей. С 1977 года американцы подобное уже практиковали — вплоть до 1981 года, когда перестали давать квоты советским рыбакам под предлогом ввода советских войск в Афганистан. Так что не исключено, что здравый смысл в итоге восторжествует, если не забывать о собственных интересах.

sh_11.jpg


Опубликовано в категории:

Персона | 25.06.2016



Обсудить