Промышленность

Дно и ниже

Говорим о дноуглубительных работах.

О том, что «вопрос надо расширить и углубить», любил рассуждать еще первый и последний президент СССР Михаил Горбачев. Сегодня о необходимости «углубить дно» постоянно говорят строители мостов, благоустроители прудов и вообще все, кто затевает какие-либо хозяйственные операции в водоемах. Ни для кого не секрет, что статья расходов под названием «Дноуглубительные работы» зачастую несет в себе коррупционную составляющую, поскольку нырять и проверять, на сколько метров или сантиметров река или море стали глубже, будет накладно и неудобно. Но дело даже не в «донной» коррупции. Все эти дноуглубительные работы наносят огромный вред водной фауне, причем не только рыбе, но и донным биоценозам, фитопланктону, зоопланктону и ранней молоди рыб. Текст: Антон Белых

Об этом шла речь в докладе начальника ФГБУ «ЦУРЭН» Александра Хатунцова «Влияние дноуглубительных работ на состояние водных биоресурсов и среду их обитания» на крупном международном форуме «Экология», который прошел в Санкт-Петербурге. Разумеется, даже если поковырять лопатой в дачном пруду, то его обитателям это не понравится. Что уж говорить о крупных экономических проектах, связанных с необходимостью углубления дна, которые наносят максимальный вред ихтиофауне.

В частности, реализация таких, безусловно, важных для страны объектов, как «Североевропейский газопровод», «Сахалин-1, 2, 3, 5», освоение Приразломного нефтяного месторождения в Баренцевом море, а также разведка углеводородного сырья в Обской и Тазовской губах Карского моря, развитие морского порта в Лужской губе, оказывают негативное влияние на водные биоресурсы и среду их обитания. Риск велик. Одна нештатная ситуация, и мы получим последствия, как при аварии на нефтедобывающей платформе в Мексиканском заливе.

Поскольку форум «Экология» проходил в Санкт-Петербурге, Александр Хатунцов специально заострил внимание на проблемах именно этого региона. Наглядным примером служит Финский залив Балтийского моря, в прибрежной части и акватории которого активно ведется деятельность, связанная, помимо прочего, с проведением дноуглубительных работ.

Не все хозяйствующие субъекты добросовестно возмещают ущерб. Нередки случаи уклонения от ответственности, затягивания компенсационных мероприятий или возмещения ущерба видами рыб, которые не являются ценными.

«Только реализация в Финском заливе такого проекта, как сооружение подходного канала к многофункциональному морскому перегрузочному комплексу «Бронка», сопряжена с причинением единовременного вреда водным биоресурсам более 900 тонн, — сообщил Александр Хатунцов. — При этом статистика добычи в Финском заливе таких промысловых видов рыб, как корюшка, лещ, плотва, судак и минога, показывает, что за последние годы эти показатели снизились в шесть раз. С 6680 тонн, ежегодно добываемых в 1972–1984 годах, до 1000 тонн в настоящее время».

Насчет корюшки некоторые именитые ученые-ихтиологи, конечно, могут поспорить, ссылаясь на определенную и сложную цикличность воспроизводства этого вида. Но пока что корюшки в Питере становится все меньше, а стоит она все дороже.

Строители порта Сабетта очень любят пелядь и выпускают ее в несметных количествах в качестве компенсации. Любви к осетру, муксуну, нельме и другим ценным видам у них наблюдается гораздо меньше. Бронка гордо называет себя ЭкоПортом на Балтике. Здесь действительно соблюдаются все современные технологии строительства, и развивается инфрастурктура, но рыба все равно страдает.

Но это только корюшка. А вот и другие цифры. Реализация проекта «Магистральный газопровод «Сахалин — Хабаровск — Владивосток» по морским акваториям и сухопутной части приведет к потере 1700 т водных биоресурсов.

Реализация проекта, предусматривающего прокладку четырех ниток подводного газопровода «Бованенково — Ухта» через Байдарацкую губу и двух ниток газопровода на территории Ямало-Ненецкого автономного округа и Тюменской области, сопряжена с ихтиологическим ущербом свыше 2380 т.

Осуществление деятельности в рамках проекта «Строительство объектов Морского порта в районе пос. Сабетта на полуострове Ямал, включая создание судоходного подходного канала в Обской губе» повлечет единовременные потери водных биоресурсов, в том числе от проведения дноуглубительных работ, составляющие порядка 3900 т.

Выходом из сложившейся ситуации являются компенсационные выпуски личинок и молоди, особенно ценных видов рыб, которые согласно действующему законодательству должны осуществляться хозяйствующими субъектами. Такая работа по воспроизводству в стране действительно ведется. Ежегодно в водные объекты рыбохозяйственного значения выпускается от 9 до 11 млрд мальков, которые произведены на отечественных рыбозаводах.

Создание судоходного подходного канала в Обской губе повлечет единовременные потери водных биоресурсов, в том числе от проведения дноуглубительных работ, составляющие порядка 3900 тонн.

Вместе с тем далеко не каждое углубление дна и вообще причинение вреда окружающей среде приводит к компенсационным мероприятиям как по субъективным, так и по объективным причинам, подчеркнул Александр Хатунцов. Согласно статистике, по результатам контрольно-надзорных мероприятий должностными лицами территориальных управлений Росрыболовства ежегодно выявляется порядка 150 тысяч нарушений законодательства в области рыболовства, сохранения водных биоресурсов и среды их обитания. Нарушители законодательства привлекаются к административной ответственности и возмещению причиненного водным биоресурсам вреда.

Но отнюдь не все хозяйствующие субъекты добросовестно компенсируют ущерб. Нередки случаи уклонения от ответственности, затягивания компенсационных мероприятий или возмещения ущерба видами рыб, которые не являются ценными. Самый яркий пример — это многомиллионный выпуск мальков пеляди в Обской губе, где ведется строительство морского порта Сабетта. При этом компенсационный выпуск мальков муксуна, нельмы, чира и других ценных видов производится в крайне урезанных количествах. Мальков осетровых в прошлом году выпустили лишь 58 млн штук, или примерно 3% от общего выпуска. А ведь осетровые были когда-то рыбной визитной карточкой России.

Вместе с тем объективными сдерживающими факторами для выполнения компенсационных мероприятий являются недостаток в ряде регионов страны мощностей у производителей водных биоресурсов, что затрудняет, а зачастую делает невозможным выполнение компенсационных мероприятий. Кроме этого, эти мероприятия для многих хозяйствующих субъектов не являются видом уставной деятельности.

В настоящее время Росрыболовство осуществляет разработку нормативных правовых актов, направленных на совершенствование компенсационного механизма посредством перечисления хозяйствующими субъектами компенсационных средств в уполномоченную Правительством Российской Федерации организацию, подведомственную Росрыболовству, для их целевого использования. Иными словами, речь идет о долгожданном переходе от натурального формата компенсаций к денежному, что позволит каждому заниматься своим делом. Нефтяники, газовики и строители больше не будут вручную отлавливать в чане головастиков, а профессионалы рыбного хозяйства смогут сами определять, кого им производить и куда выпускать. При таком раскладе даже углубители дна смогут чувствовать себя увереннее. Им останется просто оплатить ущерб природе от своего занятия.


Опубликовано в категории:

Промышленность | 20.06.2016



Обсудить