11.07.2017

Время честных торгов

Создание в РФ рыбных аукционов может сократить число посредников в бизнес-цепочке и помочь напрямую связать продавца и покупателя

Вопреки экономическим течениям российская рыба пытается добраться до аукционов. Поручение о создании рыбных бирж и продаже ее на аукционах было дано на заседании президиума Госсовета, посвященном развитию рыбной отрасли, в октябре 2015 года.
И первые успехи вроде бы уже есть. Был создан Дальневосточный аукционный рыбный дом (ДАРД) с площадкой в Санкт-Петербурге, при участии Сбербанка своя биржа появилась на Сахалине, создано около десятка электронных торговых площадок на различных ресурсах, где покупатели и рыбаки за небольшие, в принципе, деньги могут найти друг друга и оформить сделку. В конце февраля в ДАРДе впервые была продана партия российской рыбы, которая пошла за рубеж.
Так что же, мы наблюдаем начало новой эры — цивилизованной рыбной торговли без посредников, которая поможет снизить цены? К сожалению, радужный оптимизм здесь пока неуместен. Невидимой руке рынка еще только предстоит подсказать, что следует делать, чтобы направить аукционную торговлю в нужное русло.
Текст: Сергей Плетнев

Начать можно с того, что в России в других отраслях гораздо раньше были созданы и биржи, и электронные торговые площадки. Но экономический рай там не наступил. К примеру, ФАС уже давно примерялась к рынку нефти и нефтепродуктов, и под ее нажимом на Санкт-Петербургскую товарно-сырьевую биржу пришли основные нефтяные компании. Вышло постановление правительства, согласно которому они обязаны продавать там два процента нефтепродуктов. Нефтяные гиганты всеми силами стараются увильнуть от этой «почетной» обязанности, что порой приводит к скандалам.

Действуют электронные площадки по предоставлению железнодорожных вагонов, одна из них создана самими РЖД. Туда насильно никого не загоняют, и, вероятно, поэтому активность там низкая. Есть сезоны, когда потребность в вагонах падает и они никому не нужны. Но когда приходит время экономического подъема, железнодорожные операторы заинтересованы не торговаться, а предоставлять свой подвижной состав по максимальной цене.

Похожая ситуация складывается и в рыбной отрасли. Вроде бы и есть какая-то активность, даже расширение географии, но объемы… К примеру, первый зарубежный лот — всего 22 тонны замороженной камбалы. И это неслучайно: 20-22 тонны как раз помещается в один рефконтейнер, который удобно увезти на машине. И такими же партиями торгуют и биржи, и электронные площадки, что говорит о том, что для больших объемов совершенно нет подходящей инфраструктуры. В целом же весь объем аукционной торговли рыбой в России вряд ли превышает несколько тысяч тонн.

Петр Савчук, заместитель руководителя Росрыболовства: «В соответствии с поручением президента Российской Федерации мы уже начали внедрять системы аукционных и биржевых продаж в режиме онлайн, планируем организовать и всероссийскую электронную торговую площадку. Это позволит напрямую связывать продавца и покупателя, минимизировать количество посредников в бизнес-цепочке. А в итоге и снизить конечную цену на рыбу. Вместе с тем надо понимать, что сами по себе аукционные торги не решат проблему поставок доступной и качественной рыбы населению. Необходимо кардинально модернизировать и всю систему хранения и логистики, чтобы сохранять температурный режим и не допускать дефростации рыбы во время ее транспортировки, что неизбежно приводит к потере ее ценных свойств. Параллельно мы должны использовать более эффективные формы и методы продвижения рыбной продукции, активнее формировать покупательский спрос. Все эти вопросы необходимо решать в комплексе, и тогда придет результат».

Ведь биржа — это не только торговая площадка. Это еще и логистическая цепочка, которая должна быть выстроена для того, чтобы продавец мог доставить товар в нужную точку, а покупатель — там его забрать. Отдельной проблемой при этом является контроль качества товара, который покупатель не может «пощупать руками». А процесс доставки рыбы, особенно из дальних регионов, занимает немалое время. Биржа — это и транспорт, и склады, и холодильные мощности. Инфраструктуру для больших объемов, впрочем, можно построить, но это будет сделано, только если у кого-то возникнет в этом необходимость, подтвержденная экономическим расчетом. Ее пока нет, и нужно признать, что исходные условия развития биржевой торговли в нашей стране не самые оптимальные.

Основную долю морепродуктов у нас добывают крупные и средние компании, которые стараются вывезти их за рубеж. Никаких запретов для этого нет. У этих компаний давно налажены хорошие деловые отношения с партнерами, заключены контракты, под которые взято финансирование в банках. Продавать на бирже свой товар им интересно, если только они получат за него больше, чем могли бы заработать мировом рынке. Но, с другой стороны, покупатель-то старается приобрести товар дешевле. В результате возникает непонимание.

Впрочем, не все так плохо. Рыбные аукционы функционируют во многих странах, и объемы торговли на них приличные. Любое правительство заинтересовано в том, чтобы торговля шла именно таким способом: прозрачно, без лишних посредников, с формированием индикативной цены, исходя из которой можно определить прибыль участников и взять с них нужное количество налогов.

«Мы выступаем за то, чтобы ускорить создание биржевых аукционных площадок и внедрение практики аукционных торгов при реализации российской рыбной продукции, — говорит заместитель начальника управления ФАС Сергей Юшкин. — И тем самым предоставить возможность доступа к прозрачным поставкам рыбной продукции, минуя посредников». Расследование ФАС показало, что их наличие значительно влияет на цену. Так, только доля транспортно-логистических издержек составляет около 11 процентов.

В России есть определенное количество небольших рыболовецких компаний, колхозов, которым трудно продавать свой улов за рубеж, и они часто просто вынуждены за гораздо меньшие деньги отдавать его посредникам. Вот наша биржевая торговля и начинает с таких продавцов, которые, как говорится, пока звезд с неба не хватают. Их рыбу могут купить перерабатывающие предприятия, которые сейчас, в период антисанкций, испытывают нехватку сырья. Крупным торговым сетям трудно выходить на биржу, поскольку они хотят получить продукцию, уже подготовленную к продаже: переработанную, нарезанную и упакованную.

Для «Рыбного союза» биржа может стать большим подспорьем, поскольку при правильной организации дела с ее помощью можно решить сразу несколько проблем. Как говорит руководитель компании «Смарт-медиа» Максим Бузмаков, который в начале прошлого года запустил электронную площадку по торговле рыбой с подачи «Рыбного союза», во-первых, действительно происходит спрямление торговой цепочки и сокращение числа посредников. Во вторых, среди активных клиентов появилось 15 небольших региональных сетей. В третьих, все прозрачно и открыто: если при заключении обычного контракта менеджеры среднего звена, как правило, завышали цену на один-два процента и клали их себе в карман, то на бирже такое невозможно. В-четвертых, есть возможность использовать новые технологии, такие, например, как система отслеживания качества заморозки.

«По результатам торгов хорошо видно, есть ли дефицит какого-то вида товара в данный момент, — объясняет Максим Бузмаков. — У нас на площадке в среднем цена может вырасти где-то на семь процентов, хотя были попытки разогнать ее и до двадцати».

Действительно, пока лучшее решение для биржи — продажа лотов весом порядка 20 тонн. Даже если выставлен крупный лот до 100 тонн, его предпочтительнее разбить на пять частей для пяти покупателей. На площадке торгуют сельскохозяйственной и пищевой продукцией, и оборот в среднем составляет 60 млн рублей в день, при этом доля рыбы — порядка 12 процентов. Кажется, мало, но рынок рыбы довольно подвижный, он растет, и перспективы есть, считает Максим Бузмаков.

Сергей Гудков, исполнительный директор «Рыбного союза»: «Как вариант развития рынка биржевая торговля нужна. Мы понимаем, что по итогам заседания президиума Госсовета правительство создаст соответствующую структуру торгов, но нам бы очень хотелось, чтобы это регулировалось федеральным законодательством. К примеру, можно обязать рыбодобывающие компании продавать какую-то часть своего улова на бирже. Кроме того, как раз здесь можно использовать систему рейтингования компаний по качеству. Мы все знаем, что качественную рыбу можно довезти только при стабильной холодовой цепочке. На бирже при покупке должно быть указано, оснастил ли логистический оператор свой подвижной состав системой температурных датчиков, которые бы показывали, что перевозка продукции находится под контролем. Мы должны стимулировать отрасль, чтобы компаниям было выгодно перейти на новую систему».

Таким образом, определенный сегмент в рыбной отрасли уже фактически может носить звание рыночного. Но его потенциал гораздо выше, порядка сотен тысяч тонн, что уже может дать определенный индикатор цены для контролирующих органов на всем российском рынке и повод к размышлению. Но как сделать так, чтобы его расширить, а не убить всяческими запретами и регулировками для того, чтобы держать в социальных целях цену пониже?

Можно по аналогии с нефтепродуктами заставить крупные компании продавать часть улова. Но это фактически и есть запрет на свободную продажу продукции, по крайней мере, ее части. И опыт показывает, что тот же бензин почему-то не стал дешевым, хотя и продается через биржу, где его всегда могут купить независимые сети АЗС.

Гораздо более продуктивным видится путь развития внутреннего рынка потребления рыбы, в частности, логистики и необходимой инфраструктуры. На станции Селятино под Москвой есть хорошие склады и холодильники для рыбной продукции, а железная дорога запустила нитки скоростных маршрутов для доставки рыбы с Дальнего Востока в центр страны. Но это лишь один логистический центр, да и им пока по экономическим причинам могут пользоваться лишь крупные компании, продающие или покупающие крупные же партии рыбы. Мелкие такой инфраструктурой воспользоваться не сумеют. И нужно сделать так, чтобы появились свободные мощности для небольших компаний, которые смогут продавать свой товар на бирже и доставлять покупателям в центре страны.

Биржи при этом должны находиться во всех крупных приморских городах России. Это вызовет расширение предложения, а значит, и снижение цен. Как обеспечить необходимый доступ к подвижному составу, холодильникам, терминалам — задача уже для ФАС, и она не легкая. К примеру, относительно портов общего назначения, которые построены крупными промышленными холдингами, сейчас обсуждается возможность резервировать часть мощностей для сторонних компаний по той же цене, что и для своих «дочек». Естественно, холдинги против. Возражать будут и владельцы инфраструктуры, которым нужно будет предварительно оценить затраты. Но все-таки это более рыночная мера, чем прямое распоряжение о поставках части улова на российский берег или регулирование цен. Этим, кстати, широко пользуются в Евросоюзе, пытаясь найти поставщиков газа, альтернативных Газпрому. При необходимости нужно дать возможность расширить свои мощности или по специальной программе, или путем использования льготных ставок. Любая биржа существует только тогда, когда есть необходимая инфраструктура для свободного передвижения товара. Это постулат любого учебника по экономике. А у нас с этим не все в порядке, и государству необходимо участвовать в развитии рынка, если оно хочет получить прозрачное и адекватное ценообразование.


Опубликовано в категории: Законодательство    Обсудить:  Фейсбук Вконтакте