Персона

Зимние ленки притоков Амура

Николай Валуев о том, как ему удалось порыбачить зимой на Амуре, в условиях дикой природы

Знаменитый боксер, политик, телеведущий и председатель «Народной рыболовной лиги» Николай Валуев вновь радует читателей «Русской рыбы» своим очерком о рыбалке, на этот раз зимней. Для тех, кто совсем недавно стал вникать в рыболовные нюансы, поясним, что ленки, о которых идет речь в заголовке, — это не уменьшительно-аскательные имена девушек-тезок, а род пресноводных лучеперых рыб семейства лососевых. Ленок — рыба довольно крупная, в среднем 70 см в длину, весом до 6 кг, а главное, она весьма хороша на вкус. Ее еще иногда называют сибирской форелью.
Текст: Николай Валуев

Давно хотел рассказать о нашей случайной поездке на зимнюю рыбалку в верховьях реки Амур. Почему случайную? Да просто потому, что особенно как-то ее никто не планировал поначалу, но к чемпионату мира по хоккею с мячом в Хабаровске, который должен был стартовать в 2015 году, каждый из нас понимал, что после соревнований необходимо куда-нибудь еще съездить. Приняли приглашение наших друзей, которое заключалось в возможности поехать в глухую тайгу на зимнюю рыбалку.

Памятуя о нашей поездке на Алтай в октябре 2014 года, мы отнекивались недолго. После в полном смысле чудесного победного финала нашей сборной, в котором Россия буквально за несколько последних минут разгромила шведов в, казалось, совершенно безнадежном матче, мы на следующий день засобирались в тайгу. В таком виде я еще на рыбалку не ездил. До аэропорта с вертолетной площадкой добрались довольно быстро. В пальто и шляпе выглядел я, мягко говоря, немного комично. Загрузив вещи, залезли внутрь и стали ждать взлета. Ясного неба не было, скорее, сыпала изморозь вперемешку с туманом. Но взревел движок, и винтокрылая машина, мягко оторвавшись от взлетно-посадочной полосы, начала набирать высоту. Сразу показался Амур со всеми его заснеженными притоками. Хабаровск быстро остался позади, и мы полетели вдоль реки, которая то и дело причудливо петляла, разделяясь на множество притоков.lenki_11

Мне сразу вспомнилась поездка на Лену. То было весной, когда Лена еще полна талой воды, и буквально через несколько километров полета мы потеряли понимание, где основное русло, а где притоки. Их там было так много, что все рассуждения на эту тему быстро прекратились. Вот и в случае с Амуром можно было четко представить, что же творится на этой великой реке весной. Термосы с горячим глинтвейном были тут же откупорены, и остальной полет до заимки, где предстояло провести два дня, занял, как нам показалось, не так уж много времени. Периодически кто-то из друзей все же поглядывал в иллюминатор и отмечал, что картина за бортом меняется незначительно. Действительно, за тайгой было интересно наблюдать только в периоды снижений вертушки из-за висевших достаточно низко снеговых туч, которые наш пилот все же предпочитал облетать стороной.

Все же даже зимой можно только дивиться бескрайним просторам России. Скоро перестали попадаться даже редкие деревни. Было четко понятно, что в случае чего искать нас будут долго, но эти мысли, наверное, каждый из нас старался гнать от себя подальше. Тайга поражала своим величием, бескрайностью и, как ни странно, безжизненностью в плане зверья. Я думал, что, залетев подальше от человеческого жилья, мы будем встречать сплошь лосей, косуль и кабанов. Однако не тут-то было. В десяти минутах подлета до зимовья мы все-таки встретили трех лосей, а затем и медведицу с медвежонком. На мой немой вопрос Николай Михайлович сказал, что за последнюю неделю было так много дождя, что, видно, берлогу подмочило, и это заставило медведей искать новое убежище. К зимовью они уже якобы пытались подобраться. Правда, эта попытка не увенчалась успехом по причине нескольких дворовых лаек, поднявших вселенский вой. Это заставило медведей ретироваться.

Чемпионат мира по бенди — само по себе событие очень интересное, но пропустить зимнюю рыбалку на Амуре Николай Валуев не мог просто по определению. До места ловли в глухой тайге пришлось добираться вертолетом.

Между тем наш полет неуклонно приближался к завершению. Внизу мелькнула река, и вертолет, описав почетный круг над зимовьем, пошел на снижение. Площадка для приземления оказалась на берегу Анюя — реки, которая только что промелькнула под нами. Ввиду опасности увязнуть в снегу пилоты не стали глушить двигатель, придерживая вертолет немного на весу. Мы в темноте повыбрасывали свои вещи на снег и выскочили наружу. Невдалеке стоял снегоход «Буран» с прицепом, но ровно так, чтобы ненароком не попасть под винты. Когда я выпрыгнул из вертолета, сразу стало ясно, почему пилоты не заглушили двигатель, ведь мои ноги на несколько сантиметров ушли в податливый снег. Вертолет взревел движком и скоренько так начал набирать высоту, оставив нас с вещами наедине с тайгой и человеком на «Буране». Откуда-то прибежал здоровенный черный кобель и с интересом наблюдал за нашими сборами. Гул вертолета стих, и нас окутала тишина первозданной природы, нарушаемая лишь журчанием речной воды на перекатах.

К сожалению, я не запомнил имени нашего встречающего, но он резво, с разворотом подъехал к нам на снегоходе и ловко помог погрузить вещи. После погрузки мест в санях не осталось, и мне с друзьями не осталось ничего, кроме как пойти вслед удаляющемуся к зимовью снегоходу. След от «Бурана» был достаточно накатанным, и мы без особых проблем добрались до охотничьего становища. Для этого пришлось форсировать почти пересохший ручей, который, по логике, весной превращался в бурный поток. Кстати, в ямах с водой были видны мириады мальков какой-то рыбы. Сева, весельчак и балагур, а в жизни истовый охотник и рыболов, объяснил нам, что это молодь кеты, которая, дожидаясь весны, зимует в таких пересыхающих зимой притоках без риска быть съеденной в основной речке, которая редко замерзает полностью, покрываясь льдом лишь по берегам.

Затащили вещи в зимовье, переоделись в соответствующую одежду и уселись за стол. Нас ждал поистине царский обед из щей и копченых ленков вперемешку с хариусами. На второе был жареный таймень, который в изобилии водится в Анюе. Подняли по единой за приезд. Сева взял свою любимую гитару, и вскоре тайгу огласили так любимые мной песни Владимира Высоцкого и других мэтров русского шансона. За окном быстро вечерело, и мы перенесли наш импровизированный концерт в баню, стоявшую неподалеку. Вдоволь попарившись со снеговыми ваннами, приняли решение отдыхать. Утром необходимо было сесть в лодку и добраться до недалеких от базы закрайков на реке. Перед сном успел выйти на морозный воздух и подивиться великому звездному небу, которого в городе не увидеть никогда. Изредка взбрехивала собака, видимо, на всякий случай, отрабатывая свой хлеб. Сон пролетел как мгновение. В зимовье пряно пахло какими-то таежными травами, которые пучками висели повсюду.

Горячие щи с копченым хариусом на первое и жареный таймень на второе. В такие моменты особенно хорошо понимаешь, насколько может быть богата и щедра природа при бережном к ней отношении.

Утро ознаменовалось кашей с сыром да соленым хариусом. Таежный чай был дивно хорош, и мы взяли пару литров этого замечательного напитка с собой в термосах. Из устья временно пересохшего ручья прямо на берег были вытащены две «Казанки», которые предстояло столкнуть с оледенелого бруствера. Сапоги были у всех, поэтому обошлись без промоченных ног, иначе бы рыбалка могла закончиться, так и не начавшись. Река парила. Тишина была такой пронзительной, что не хотелось даже разговаривать. Кобель, встречавший нас по прилете, увязался за нами по берегу. «Казанки» скользнули потихоньку по речной глади, плавно обходя подводные камни. Путь занял немного времени, и за поворотом реки мы пристали. Высадка была достаточно своеобразной. Сева разогнал «Казанку» и на ходу влетел на прибрежную наледь. Выгрузили казан, дрова и вещи с удочками. С собой мы прихватили свежее мясо косули и потрошки, добытые незадолго до нашего прибытия. Оттолкнули катер с проводником и остались вчетвером на льду. Сева занялся приготовлением обеда, а мы с Николаем Михайловичем и Александром принялись за бурение лунок. Михалыч взял спиннинг и пошел по краю льда, периодически забрасывая серебристую колебалку в спокойную реку.

lenki_12Сейчас пришло самое время рассказать о снастях. Я часто удивлялся непритязательности снастей для ловли рыбы где-нибудь в глубинке. Это был именно тот случай. Леска 0,3 мм, поплавки из пробок от шампанского и угрожающего вида крючки размером не менее 8-9. Самое обычное мотовило пенопластовых удочек было оснащено гибким, но очень мощным хлыстиком. Не то что где-нибудь под Питером или Москвой, где необходимо проявлять чудеса рыболовной эквилибристики, чтобы соблазнить ершика размером со спичечный коробок. Насадкой нам служила обычная красная икра, выпаренная до состояния пластилина, что замечательно удерживало ее на крючке. Прикормкой также служила красная икра, которую с помощью здоровой ложки необходимо было периодически засыпать в лунку. Ленок, а именно его предстояло ловить, очень падок на икру. Во время нереста осенью мы регулярно вытаскивали ленков ниже по перекату, где обычно и шел икромет. В этот раз все было с поправкой на зиму.

Икра в кормушке находилась выше по течению, для чего были просверлены соответствующие лунки. Это не освобождало от подсыпания икры в те лунки, где ловить предстояло уже нам. Сева вовсю раскочегаривал костер, над которым был установлен казан. Дивные запахи дичи потекли вокруг, возбуждая аппетит. Насадив икорный «пластилин» и опустив снасть в лунку, я стал ждать. Минут через 30 поплавок задрожал и качнулся в сторону борта лунки. Через мгновение он резко пошел ко дну. Я подсек и… Ничего. Разочарование овладело мной, ведь так хотелось поймать рыбу первым. Но ситуация раззадорила до предела. Радостный возглас Александра возвестил всем, что рыба на крючке. Леска позволяла не миндальничать, и ленок под улюлюканье был вытащен на лед. Один — ноль!

Ленка на Амуре принято ловить на красную икру, выпаренную до состояния пластилина. Для московского или питерского рыбака такой способ наверняка покажется в диковинку, но здесь он максимально эффективен.

Ленок зимой дивно хорош. Особенно тут же нарезанный на кусочки и съеденный с соевым соусом под рюмочку белой. Мы быстро поручили заниматься этим волшебством Севе. Пока тот возился с рыбой, мы продолжали ловлю. Александр довел счет до 2 — 0, и я начал по-хорошему нервничать, так как мой поплавок пока оставался неподвижным. Я попробовал сменить насадку на свежую. Тут же последовала награда в виде уверенной поклевки, после которой я вытащил на свет белого леночка этак под килограмм. Это обнадежило. У Александра безбожно клевало. Я перестал считать и молил водяного ниспослать мне удачу. Наконец и на мою улицу пришел праздник, и еще два ленка были вытащены на лед. Затем как отрезало. Я переместился правее к заранее приготовленной лунке. Здесь мне удалось вытащить еще тройку ленков, одного из которых я отпустил ввиду его скромных размеров. Хотя в Подмосковье он непременно бы отправился в рыбацкий ящик. Размер меньше килограмма считается в тех местах несущественным.

lenki_13У Севы стряпня дошла до кондиции, что заставило нас прервать ловлю. Михалыч вернулся пустой и с промокшей ногой, видимо, угодив в скрытую полынью на закрайках. Мясо косули с потрошками после тушения в казане было столь хорошо, что все на время забыли про рыбу. За байками и поглощением пищи час пролетел незаметно. Оставалось не так уж много времени для рыбалки, ведь зимой быстро темнеет. Ради этого, с трудом оторвавшись от вкуснотищи, пошли к своим стульчикам возле лунок. Я сменил шарик икры на новый и, подсыпая икряной прикормки в лунку, стал ждать заветной поклевки. Пробка от шампанского резко ушла под лед, я подсек и почувствовал нешуточную тяжесть. Осторожно стал выбирать леску. Рыба отчаянно сопротивлялась. Вдруг после очередного рывка леска предательски провисла, и я понял, что крупного трофея у меня уже нет. Сердце от эмоций готово было выпрыгнуть из груди. Ну что же! Это рыбалка, где случай зачастую правит всем. Александр поймал еще одного ленка, с полторашку, и мы поняли, что надо заканчивать. Вдалеке затарахтел лодочный мотор. Михалыч не стал больше испытывать судьбу при ловле спиннингом. Как утром, «Казанка» вылетела на лед, и мы погрузились в обратный путь. Смеркалось, и уже почти в темноте мы пристали к берегу перед зимовьем.

Хотели утром пойти на тайменя, но, увы, метеосводки вынудили отказаться от этой идеи. Близился буран, и мы рисковали надолго застрять в тайге. Наутро ожидался наш вертолет. Рыбалка заняла всего день, но какой это был день! С баней, таежным чаем, песнями и разговорами о вечном, что будет вспоминаться участникам того выезда еще очень долго. Ну а до утра нас еще ждали замечательная уха из свежей рыбы, баня и песни, песни, песни. Спасибо, судьба, за такой подарок! На следующий день мы и правда еле успели долететь до Хабаровска, как зарядил снег с таким ветром, что самолет до Москвы задержали на три часа, но это были уже мелочи жизни.

Читайте также «Осторожно, Ладога»


Опубликовано в категории:

Персона | 17.01.2017



Обсудить