http://rusfishjournal.ru/publications/substitution/

Замещение по-белорусски

В прошлом году российскую общественность сильно удивили масштабные поставки белорусских креветок на российский рынок. Понятно, что они не водятся в реках и озерах Полесья, поэтому наши обыватели быстро смекнули: товар явно санкционного происхождения. Но реальный ущерб российской рыбоперерабатывающей отрасли нанес вовсе не этот членистоногий деликатес. Удар пришел, откуда не ждали. Введенными в 2014 году антисанкциями по рыбе воспользовались как белорусы, так и российские рыбаки, поставив в очень тяжелое положение отечественных рыбопереработчиков. По крайней мере, так описывают ситуацию они сами.
Текст: Сергей Плетнев

С креветкой как раз все более-менее нормально. Этот белорусский товар и раньше был на наших прилавках, о чем россиянам с удовольствием рассказал президент Беларуси Александр Лукашенко. Под санкции не попали, к примеру, Вьетнам и Индонезия, где их можно купить напрямую и российским рыбопереработчикам. Но вот при этом Александр Григорьевич ни словом не обмолвился о норвежских лососе и сельди, которые просто изменили направление и пошли в Россию не с Севера, а с Запада. Это же, впрочем, касается и многих других сельскохозяйственных товаров. Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев на итоговой коллегии Россельхознадзора заявил, что Минск с момента введения в 2014 году продовольственного эмбарго увеличил долю в поставках продовольствия на российский рынок с 1% до 15%, таким образом, став крупнейшей перевалочной базой для санкционной продукции. Однако претензии к нашему союзнику можно предъявить только моральные, а для высокодоходного бизнеса, как известно еще по Карлу Марксу, никакой морали не существует. Но, как говорит генеральный директор торгового дома самого крупного российского рыбоперерабатывающего предприятия «Меридиан» Светлана Федосеева, учение великого немецкого экономиста оказалось не чуждо и нашим же рыбакам. Правительство предполагало, что переработчики перейдут на дальневосточную дикую красную рыбу, которая даст сто очков форы перекормленному химикатами и лекарствами норвежскому лососю. Но отечественная рыба вдруг резко подскочила в цене!

«Если до эмбарго наша горбуша стоила 60-70 рублей за килограмм, то сейчас — 160-170, если нерку три года назад покупали за 175 рублей, то сейчас за 350, — перечисляет Светлана Федосеева. — У нас есть прекрасная рыба кижуч, но его не хватает. Мало того что он подорожал вдвое, его еще и не найти. В прошлом году мы так и не смогли купить нужных нам 500 тонн».

Причина проста: российские рыбаки начали массово отправлять красную рыбу на экспорт, получая за нее все больше рублей из-за резко подорожавшего доллара. Внутренний рынок оказался для них малоинтересен. Результат известен: падение в прошлом году потребления рыбы на 10 процентов.

Беларусь при этом на рыбе выгадала даже дважды. С одной стороны, ее крупнейшее рыбоперерабатывающее предприятие «Санта Бремор» оказалось, что называется, «в шоколаде». Оно получило возможность, имея легальный доступ к дешевому норвежскому сырью, официально поставлять его в Россию в переработанном виде. Естественно, как белорусский продукт. С другой стороны, отечественные переработчики ринулись в Беларусь в поисках красной рыбы. Вариант был один: найти где-нибудь полузаброшенную промплощадку, заключить с какой-нибудь местной компанией договор, по которому она поставляла бы норвежскую рыбу на эту площадку, далее шла элементарная переработка, упаковка, и — вперед, в Россию. Повышенным спросом пользовалась также норвежская сельдь. Дальневосточная менее жирная, имеет другой вкус и более темное мясо, а наш покупатель пока не привык к такому продукту. Получалось, что нужно платить белорусской фирме, содержать площадку для переработки, оставлять налоги в Беларуси. Кроме того, удлинялись логистика и сроки доставки, а это тоже немалые деньги. А в магазинах продукты того же «Меридиана» и «Санта Бремор» продавались по одной цене с той лишь разницей, что у российской компании резко возросли издержки.

Белорусские переработчики с выгодой для себя смогли использовать санкционный режим и освоили производство, в частности, филе и стейков из красной рыбы для последующего импорта в Россию.

Почему же импортозамещение с большим успехом прошло в других отраслях: овощеводстве, производстве мяса и молочных продуктов, других продовольственных товаров? Во-первых, в этих сферах изначально не было экспортного потенциала, а во-вторых, ранее, еще даже до антисанкций, им была оказана заметная господдержка. В результате цены на мясо не выросли столь значительно, и объем его потребления остался прежним. Конечно, результаты импортозамещения по рыбе тоже есть. Доля российской рыбы на прилавках превысила 83%, импорт упал до минимума. В стране появились магазины, где наконец можно купить качественный продукт в широком ассортименте. Да, дорого, еще многим не по карману. Но вылов растет, а значит, со временем продукция станет доступнее.

Впрочем, по мнению рыбопереработчиков, которые действительно попали в сложное положение, решить проблему могли бы меры, которые бы обязывали рыбаков больше рыбы поставлять на российский берег. Но правительство не хочет идти на такие радикальные шаги, предпочитая более длинный, но рыночный путь. Рыбакам необходимо аккумулировать средства на инвестиции в новые отечественные и более эффективные суда. Если обязать поставлять какую-то часть рыбы на внутренний рынок по более низким ценам, то и денег у них будет меньше. Рыбопромышленники еще только должны построить современные производства, для чего под это строительство выделяется определенная доля квот. Для того чтобы выстроить этот непростой механизм, понадобилось время. Но вскоре он заработает.

http://rusfishjournal.ru/publications/cheaper/

В Севастополе дешевле

На фоне перманентного повышения цен на рыбу есть регионы, где она, оказывается, может и дешеветь. В магазинах Севастополя в феврале ставрида продавалась по 90 рублей за килограмм, мелкий пиленгас за 150, а кефаль за 200 рублей. В конце прошлой осени цены были выше, пусть и не намного.
Текст: Владимир Пасякин

Причина в том, что рыба продается местная, а севастопольские рыбаки стали ловить больше той же ставриды и пиленгаса, а также хамсы, тюльки, луфаря и сельди. Например, в знаменитом рыбколхозе «Путь Ильича», который ведет свою историю с 1929 года и который сегодня возглавляет Владислав Павленко, по-ударному трудится бригада прибрежного лова Владимира Высоцкого, в прошлом военного моряка. Владимир Высоцкий был техником, служил на Камчатке, а затем в Балаклаве, в известной штольне для укрытия и ремонта дизельных подводных лодок. За плечами 21 год службы, в рыбколхозе — с 2000 года. Про таких говорят, что «руки выросли откуда надо». Именно он во время перехода к месту ловли и обратно управляет плавсредством, задает режим работы двигателя, сидит у руля.

Бригада выходит в февральское море затемно и возвращается к причалу через несколько часов интенсивного труда уже изрядно уставшей, но, как правило, с уловом. Иногда с богатым. Правда, бывает это только в путину. Швартуются и начинают перебирать улов, сортировать рыбу, промывать ее чистой морской водой, готовить к передаче оптовикам, с которыми заключен контракт.

«Большим уловом считается 600–800 килограммов, иногда даже тонна выходит, — говорит Владимир Высоцкий. — Правда, бывает это, к сожалению, не часто. Тут многое зависит от времени года, рыбацкого счастья, миграции рыбы, погоды, которая часто вносит свои коррективы. Случается, что и пустыми приходим, но это редко».
Коллектив рыбколхоза «Путь Ильича» небольшой, всего 35 человек. Четыре бригады. В Балаклаве самая большая — 10 человек. Остальные по пять человек. В Ялте и того меньше — четверо.

Старожилы любят вспоминать, что когда-то в Черном море ловили белугу и осетра. Сегодня об этом можно только мечтать. Зато чувство долга и ответственности никуда не исчезло. Севастопольские рыбаки понимают, что от их рыболовных успехов напрямую зависит обеденный стол всех крымчан, да и не только.

http://rusfishjournal.ru/publications/caspian-breakthrough/

Каспийский прорыв

Дагестан по своему потенциалу может считаться одним из самых перспективных рыбохозяйственных регионов страны. Выход к Каспийскому морю, сотни озер и чистых горных рек — такими ресурсами может похвастаться не каждый субъект Федерации. К сожалению, после распада СССР местный рыбохозяйственный комплекс пришел в плачевное состояние. В 1990 году объемы добычи и производства товарной рыбы в Дагестане составляли свыше 34 тысячи тонн, а в прошлом году этот показатель составил всего 4660 тонн. Власти республики сегодня, по сути, вынуждены возрождать рыбную отрасль из небытия, и первые результаты уже есть.
Текст: Гусейн Ибрагимов

В Махачкале состоялось расширенное заседание рыбохозяйственного совета Республики Дагестан, на котором были рассмотрены проблемы восстановления рыбной отрасли. Председатель правительства Дагестана Абдусамад Гамидов подчеркнул, что «в последнее время в республике уделяется огромное внимание развитию рыбохозяйственного комплекса, долгие годы испытывающего глубокий кризис. Сегодня перед рыбной отраслью республики стоят масштабные задачи, совместное решение которых даст импульс развитию данной сферы».

Решение этих задач уже началось. В 2016 году объемы вылова и аквакультурной продукции почти на 200% выше, чем в прошлом году, и есть все шансы со временем приблизиться к советским показателям.
«Дагестан находится на побережье Каспийского моря протяженностью более 560 километров, по территории нашей республики протекает более 4000 рек, здесь находится более 450 озер», — отметил министр природных ресурсов и экологии республики Набиюла Карачаев, добавив, что регион по своим природно-климатическим условиям является наиболее благоприятным для развития рыбной отрасли. Да, в Дагестане по-прежнему существуют проблемы с обеспечением водой предприятий, которые хотят стать частью рыбной отрасли, но и они постепенно решаются властями. На сегодняшний день уже удалось восстановить ряд водных объектов, которые в дальнейшем будут использованы для разведения рыбы.
По итогам заседания была отмечена положительная работа Минприроды Дагестана по модернизации рыбохозяйственного комплекса республики и определен круг задач по реализации госпрограммы «Развитие рыбохозяйственного комплекса Республики Дагестан 2016–2020 годы».

dagestan_11Ну а вестником восстановления рыбной отрасли в республике стал первый фестиваль «Каспийская рыба». Для Москвы, Мурманска или Владивостока такие рыбные праздники уже не редкость, а для Дагестана все было впервые. Мероприятие было направлено на популяризацию потребления рыбной продукции в регионе, демонстрацию потенциала Дагестана в сфере рыбного хозяйства, а также на развитие навыков любительской и спортивной рыбалки местных жителей. «Каспийская рыба» собрала несколько тысяч гостей. Среди них были представители рыбоводческих предприятий, любители и профессионалы рыбной ловли, ценители свежих и качественных морепродуктов со всей республики. На открытие фестиваля приехала представительная делегация во главе с председателем республиканского правительства Абдусамадом Гамидовым.

Четырнадцать предприятий Дагестана представили в широком ассортименте рыбу: кефаль, форель, сазана, скумбрию, осетровые виды, выращенные на предприятиях, и многое другое. Гости высоко оценили вкусовые качества рыбы и ее разнообразие. Главным же событием фестиваля стал первый открытый чемпионат Дагестана по любительскому рыболовству, в котором приняли участие 60 рыбаков из всех районов республики. Здесь же прошел мастер-класс по рыбной ловле от ведущих спортсменов-рыболовов.

Самые маленькие гости смогли принять участие в творческом конкурсе рисунков на морскую тему «Золотая рыбка». Всем желающим представилась возможность продегустировать разнообразную рыбную продукцию, а также приготовленное для всех угощение: уху, плов и, конечно же, шашлыки. Разнообразные площадки «Каспийской рыбы» в целом посетило более семи тысяч человек, было реализовано более 10 тонн рыбной продукции.

Прошедший фестиваль стал настоящим прорывом и показал, что руководством республики сегодня уделяется большое внимание развитию рыбохозяйственного комплекса, имеющего большое значение для экономического прогресса в регионе.

После многолетнего застоя в рыбном хозяйстве «Каспийская рыба» наконец-то сделала первый уверенный шаг навстречу потребителю. И рыбаки, и покупатели это оценили по достоинству.

Позитивную оценку «Каспийской рыбе» дал и руководитель Росрыболовства Илья Шестаков. «Проведение подобных фестивалей является эффективным способом популяризации спортивно-любительского рыболовства. Путем проведения такого рода мероприятий можно доносить необходимость бережного отношения к водным биоресурсам. На сегодняшний день в стране насчитывается более 30 миллионов любителей рыбалки, для которых проблема браконьерства стоит особенно остро. Поэтому рыбаки-любители, пожалуй, как никто другой, заинтересованы в сохранении и приумножении рыбных запасов», — сказал Илья Шестаков, отметив приэтом, что Дагестан является перспективным регионом для развития рыбохозяйственной отрасли.

Главным недостатком же таких рыбных фестивалей является то, что они очень быстро заканчиваются, оставляя лишь приятное послевкусиев прямом и переносном смысле слова. К счастью,у дагестанских рыбаков и рыбопромышленниковесть и желание, и возможность проводить «Каспийскую рыбу» на регулярной основе.

http://rusfishjournal.ru/publications/trout-state/

Форель государства

Крупнейшее в России ФГУП «Племенной форелеводческий завод «Адлер», где есть уникальная для нашей страны коллекция пород форели, готовится к акционированию. Его руководство настаивает на том, чтобы при акционировании завод остался полностью в федеральной собственности. Иначе он может быть просто уничтожен. Текст: Сергей Плетнев.

ФГУП «Племенной форелеводческий завод «Адлер» — предприятие с историей: оно было основано еще в 1964 году для воспроизводства и исследования одного из деликатесных видоврыбы. Завод занимает 80 гектаров хорошей земли в одном из красивейших мест Сочи. По скромным подсчетам, стоимость этой площадки составляет порядка 20 млн долларов. И это ключ ко всем проблемам завода.

Как известно, содержание племенного стада убыточно всегда и везде. На сегодняшний день у адлерского ФГУП есть пять пород: это широко известные форель Дональдсона, камлоопс, стальноголовый лосось, а также выведенные самим предприятием и принадлежащие ему радужная форель Адлер и адлерская янтарная. Для сокращения убытков хозяйство еще и подращивает и продает осетров. Это единственное предприятие в стране, поставляющее в другие хозяйства, в том числе и в ближнее зарубежье, рыбопосадочный материал и икру на стадии глазка.

Более того, рыба с этого завода идет на стол первых лиц государства и на различные международные форумы. Ее достоинством является то, что живет форель в чистой питьевой проточной артезианской воде, которую качают из-под земли насосами. Соответственно, рыба имеет вкуснейшее мясо, чего невозможно добиться в установках замкнутого цикла. Да и многим жителям и гостям Сочи этот вкус тоже хорошо знаком: экскурсии на завод с покупкой рыбы на месте пользуются хорошим спросом.

Завод вполне может вписаться в процесс импортозамещения. Ведь сейчас российские производители форели покупают икру за границей — в США, Польше, Финляндии. При необходимых инвестициях возможно за три года с помощью одного только адлерского ФГУП покрыть все потребности страны в форелевой икре для нужд аквакультуры.

Да, цена у сочинской форели выше, чем у обычной в магазине, но столь качественный продукт и должен стоить дороже. В отличие от той же озерной карельской форели, урожай которой снимают только раз в год, перед становлением льда, здесь насосы подают кубометр воды в секунду, а поставки идут практически непрерывно, обеспечивая свежесть и постоянство улова. Кормят форель дорогим высококачественным датским кормом, каждая партия которого проходит экспертизу на ГМО и содержание вредных веществ. Иначе нельзя, если хочешь оставаться поставщиком для высших государственных структур. В год здесь выращивается 500–600 тонн форели. Раньше было больше — до 900 тонн, однако несколько лет назад на рынок вдруг хлынула менее качественная, но дешевая турецкая форель, какая-то непонятная заморозка, и объемы производства пришлось снизить.

forelka_11.jpgТе же несколько лет за предприятие, а вернее, за его землю, идет жесткая борьба. Цель одна, и ее никто не скрывает: обанкротить и продать завод, а на его месте выстроить элитный коттеджный поселок, который сулил бы бизнесменам немалые барыши. И все шло по плану, о чем нам рассказал нынешний директор ФГУП Александр Милега, назначенный как раз для того, чтобы предотвратить это банкротство. «В конце 2013 года, когда я принял предприятие, было 10 млн рублей убытка, — говорит он. — Деньги не разворовывались, но тратились таким нелепым образом, что сразу было понятно, к чему все идет. Простое наведение порядка уже в следующем году дало прибыль в 17 млн рублей, хотя было тяжело и начинался кризис».

В прошлом году результат должен был стать еще лучше, но помешало стихийное бедствие: наводнение смыло часть рыбы — на 26 млн рублей. К счастью, она была не племенной, а товарной. Но даже при этом завод умудрился показать положительный результат в миллион рублей!

И теперь стоит вопрос о его акционировании. Для Росимущества это головная боль: предприятие получает государственные дотации на содержание и разведение племенного стада, и еще требуются средства на обновление, потому что заводу уже более 50 лет. Теоретически необходимые деньги мог бы дать частный инвестор, купи он определенный пакет акций, но Александр Милега решительным образом возражает против этого. «С экономической точки зрения никакому частному инвестору не выгодно вкладывать деньги в это предприятие, если только он действительно не хочет его обанкротить, — говорит он. — У нас рентабельность в лучшем случае на уровне 10%. Вы представляете, сколько времени потребуется, чтобы вернуть инвестиции и получить прибыль? Если же дать возможность управления такому «заинтересованному» инвестору, то в один прекрасный момент может случиться все что угодно. Самое простое: вдруг заболевает рыба, нет реализации, появляются долги по кредитам и зарплате, далее — суд, банкротство и продажа как непрофильного актива».

Достоинством адлерской форели является то, что она живет в чистой питьевой проточной артезианской воде, которую качают из-под земли насосами. Соответственно, рыба имеет вкуснейшее мясо, чего невозможно добиться в установках замкнутого цикла.

По сути же, предприятие вполне может вписаться в процесс импортозамещения. Ведь сейчас российские производители форели покупают икру за границей — в США, Польше,Финляндии. Фактически поддерживаем своими деньгами иностранного производителя. В то же время при необходимых инвестициях возможно за три года с помощью одного только адлерского ФГУП покрыть все потребности страны в форелевой икре для нужд аквакультуры. И пусть для этого потребуются дополнительные средства, в целом для государственного бюджета выигрыш будет безусловным. Можно и увеличить производство самой форели. Но для этого необходимы новые технологии и оборудование. К примеру, очень перспективная разработка — насыщение воды кислородом. Это позволит производить до трех тысяч тонн высококачественной форели, достойной не только стола первых лиц государства, но и нашего.

http://rusfishjournal.ru/publications/fair-against-imports/

Ярмарки против импорта

В Москве и Санкт-Петербурге прошли «Рыбные недели». Помимо ярмарочного куража, праздничного настроения и объективно больших объемов проданной рыбы и морепродуктов эти фестивали должны были ответить на вопрос: насколько эффективно работает импортозамещение в рыбной отрасли? Текст: Антон Белых.

Не секрет, что в некоторых сферах экономики слово «импортозамещение» остается просто пиар-ширмой для красивых отчетов чиновников. Зачастую по объективным причинам. Ну не всегда и не везде мы можем производить сами то, что десятилетиями закупали за рубежом. В рыбной отрасли все предпосылки к замене импорта есть. Но здесь мало волевым решением убрать «чужой» товар с полок и заменить его «своим». Нужно показать покупателю дорогу к продукту — и наоборот.

rinok_12_k.jpgВ Санкт-Петербурге «Рыбная неделя» проводилась впервые. У Москвы уже был опыт прошлогоднего рыбного фестиваля, и в этом году в Белокаменной организация ярмарки была на порядок лучше. И дело здесь не только в общем увеличении числа торговых точек, которые были размещены равномерно практически по всему центру Москвы. И даже не в ярких информационных поводах вроде огромной ухи, которую сварили для всех желающих в котле на 350 литров на Кузнецком Мосту.

Год назад многие рынки и супермаркеты просто не знали, как красиво подать бренд «Русская рыба», под которым проводятся «Рыбные недели».

Дьявол, как известно, кроется в деталях. Год назад многие рынки и супермаркеты просто не знали, как красиво подать бренд «Русская рыба», под которым проводятся «Рыбные недели». Ну не изымать же из оборота на неделю всю импортную продукцию, которая, по словам руководителя Департамента торговли и услуг города Москвы Алексея Немерюка, составляет примерно 30% от всего объема продаваемых в столице рыбы и морепродуктов. Вот и приходилось порой видеть, как на стене супермаркета гордо висел плакат с «Русской рыбой», а под ним лежали селедка с Фарерских островов, чилийский сибас и дорадо из Турции.

В этом году все сделали тоньше и мудрее. Возьмем известную блинную сеть, которая располагается на фуд-корте каждого крупного торгового центра. В постоянном ассортименте у них всегда есть блины с семгой. Чья семга — не написано, да и не суть важно. Блины с семгой остались, зато в рамках «Рыбной недели» к ним добавились блины с селедкой, скумбрией и масляной рыбой. Примерно по той же цене, что и с семгой, чуть больше 200 рублей. У покупателей появился выбор, очень многие решили попробовать что-то новое и остались довольны. Особенно блинами с селедкой. Продавцы сказали, что если им будут продолжать поставлять эту рыбу, то они оставят эти блины в постоянном ассортименте, поскольку расходятся они хорошо.

На столичных рынках блины не пекут, а в основном специализируются на шаурме, чебуреках и лепешках. Так вот, один из восточных кулинаров попробовал испечь самсу с мурманской треской. Прямо в своем тандыре на рынке. Его никто об этом не просил, эта акция не была запланирована в рамках «Рыбной недели». Он просто увидел рекламу, развешанную по всему рынку, и сам захотел так сделать. Просто взял пару рыбин в соседнем отделе, испек и продал всю партию пирожков за час по цене 80 рублей за одну самсу. Людям просто понравился новый вкус, а продавец тем временем уже задумался о хачапури с килькой. Сказал, что сырье недорогое, а томатный соус от консервов вполне заменит кетчуп. Будет как пицца с морепродуктами, только на восточный манер.

На рынке вообще торгует народ креативный. Не беда, что половина продавцов имеет весьма слабое понимание о происхождении своего товара. Зато все можно попробовать, и зачастую это является не худшим вариантом проверки качества. В прошлом году на «Рыбной неделе» рынки продавали все подряд. На них и сейчас не стали разграничивать ассортимент, зато придумали, как заинтересовать покупателя рыбной тематикой. Например, устроили для детей соревнования по рыболовству, используя для этого свои же аквариумы с живой рыбой. На одном из рынков на юге Москвы дети с радостными воплями, перекрикивая даже голосистых торговок укропом, вынимали сачком карпов, а их довольные родители с радостью оплачивали улов. В итоге карп, который до ярмарки ходовым товаром на этом рынке никогда не считался, был раскуплен всего за день. Карп был подмосковным, хотя в данном случае это было не принципиально. Важно, что дети почувствовали интерес к рыбе. И как к объекту ловли, и как к продукту.

rinok_13_k.jpg

Фестивали «Рыбная неделя» — это наглядный пример того, как можно улучшить соотношение «цена — качество». На таких ярмарках цена на рыбу ниже, чем в сетевых магазинах, а ее качество, наоборот, выше.

«Рыбные недели» стали примером успешного взаимодействия между отраслью и городскими властями. Каждый сделал шаг навстречу друг другу, и все получилось.

Вообще, если говорить о самых продаваемых видах рыб, то в Москве в лидерах были селедка, корюшка и барабулька. Причем по любви к корюшке москвичи если не переплюнули питерцев, то стали составлять им серьезную конкуренцию. Черноморская барабулька стала частым гостем на прилавках только после возвращения Крыма, за два года ее распробовали, а селедка всегда была нашим национальным блюдом. Если же говорить о деликатесах, то лидером продаж стали российские устрицы, своеобразный символ успешного импортозамещения в сегменте люкс. Их успешно выращивают в том же Крыму и в других местах на черноморском побережье.

Кстати, устриц и многое другое можно было приготовить и съесть, что называется, не отходя от кассы. На Пушкинской площади и на Кузнецком Мосту вовсю трудились профессиональные повара из ресторанов, пыхтели коптильни, шкварчали большие сковородки, в общем, интерактив бил ключом. Хитом продаж здесь, пожалуй, являлась копченая скумбрия, хотя и обжаренный гребешок на шпажке выглядел не менее аппетитно. Еще более аппетитно выглядели цены на все эти лакомства, которые были ниже средних по рынку примерно на 15%. Объяснялось это просто. Правительство Москвы не брало с рыбопроизводителей плату за торговые площади. Только привози свежую рыбу и продавай! Несложно было сделать вывод о том, сколько зарабатывают торговые сети.

В Питере проблема торговых наценок тоже актуальна, причем там систематическое удорожание рыбы вызывает еще больше нареканий во многом психологического характера: море-то в двух шагах. Понятно, что это не Дальний Восток, но своя балтийская рыба могла бы быть и подешевле, рассуждали в питерских очередях на «Рыбной неделе». О проблеме доступности рыбы говорили и на Петербургском международном экономическом форуме, который проходил в те же сроки, а его гости, в том числе и зарубежные, имели редкую возможность увидеть всю русскую рыбу в одном месте. И мало кто ушел с фестиваля без полных пакетов.

Если участники российского рыбного рынка смогут объединить усилия по продвижению и раскрутке своей продукции, то в выгоде останутся все: и рыбаки, и переработчики, и простые покупатели.

К сожалению, у каждого праздника есть одна плохая черта: рано или поздно он заканчивается. Поэтому практически на всех пресс-конференциях журналисты задавали один и тот же вопрос: как сделать так, чтобы «Рыбные недели» превратились в «рыбные месяцы» и «рыбные годы»? Возвращались к вечной теме возрождения еще советской сети рыбных магазинов «Океан». Может, это поможет сделать праздник повседневным?

Руководитель Росрыболовства Илья Шестаков отвечал на этот вопрос предельно объективно. Сейчас у нас рыночная экономика, и государству нет смысла заниматься непосредственной организацией торговли и тем более создавать с нуля федеральную сеть специализированных рыбных магазинов, вступать в конкуренцию с крупными торговыми сетями, где и так большой рыбный ассортимент. Это прерогатива бизнеса, и он уже делает определенные шаги в этом направлении. Работают же в Москве специализированные магазины по продаже сахалинской красной икры, нерки, крабов и других доступных деликатесов. У них нет каких-то льгот и преференций, их эффективность определяет только рынок, и пока он доказывает правильность выбранного ими пути. Они нашли свою нишу. Точно так же ее могут найти производители высококачественных российских трески или минтая, зубатки или палтуса, сардины или мойвы.

rinok_11.jpgКонечно, рыбу вообще, и отечественную в частности, надо популяризировать. И это тот случай, когда рыбаки, переработчики и продавцы должны объединять свои усилия. Например, организовывать совместные рекламные кампании рыбной продукции на телевидении. Удовольствие это не из дешевых: трехнедельная кампания на крупнейших федеральных каналах с трансляционным покрытием всей страны начинается с двух миллионов евро. В одиночку такое потянуть трудно даже крупным игрокам, но в складчину это будет вполне возможно. Могут же мясные гиганты день за днем предлагать нам с экрана свои сосиски «из натурального мяса». Конечно, потребитель понимает, что сосиски — это не рыба. В том плане, что в сосиску всегда можно положить меньше мяса и больше «не мяса», чтобы компенсировать затраты на рекламу, например. С рыбой такие фокусы не пройдут, но другого пути, скорее всего, нет.

Нельзя добиться взаимности от девушки, не разговаривая с ней о любви. Точно так же нельзя заставить человека купить нашу рыбу, если не рассказать ему о ее великолепном вкусе и пользе для здоровья. Пока что эту миссию успешно выполняют «Рыбные недели», которые уже успели полюбиться жителям двух столиц. Москвичам, кстати, повезло больше. Следующий рыбный фестиваль придет в Первопрестольную в сентябре, и его уже ждут с нетерпением. Но что делать тем, кто не в столице? Не организовывать же продуктовые туры в Москву, как в 80-е годы прошлого века! Хотя из Подмосковья вот уже ездят…