«Тюлькин флот» — Журнал "Русская рыба"

75-летие Победы   №4 /сентябрь-октябрь 2020/

«Тюлькин флот»

Таким прозвищем моряки наградили соединения мобилизованных гражданских судов, активно применявшихся в годы Великой Отечественной войны для решения боевых задач

Мобилизованные рыбацкие баркасы готовятся к приему десанта

Таким несколько ироничным прозвищем моряки наградили многочисленные соединения мобилизованных гражданских судов, активно применявшихся в годы Великой Отечественной войны для решения различных боевых задач. В их числе были вооруженные буксиры, грузовые шаланды, пассажирские прогулочные катера и, конечно же, рыболовные суда — шхуны, сейнеры, мотоботы, баркасы. Увидев этот «флот», писатель и военный корреспондент Леонид Соболев сказал: «Удивительное сборище водоплавающих храбрых малюток!»

Текст: Антон Костин

Мобилизация малых рыболовных судов началась повсеместно с первых же дней войны. Бывшие сейнеры и мотоботы, вооруженные малокалиберным орудием или одним-двумя пулеметами, превращались в тральщики, сторожевые катера, десантные или транспортные суда и даже в минные заградители. Несмотря на тихоходность и ничтожно малую живучесть, неприметные трудяги стали настоящими рабочими лошадками войны. Они имели небольшую осадку, могли подходить близко к берегу и швартоваться у импровизированных деревянных пристаней, при использовании их для перевозки грузов и десанта загрузка и разгрузка происходила очень быстро. Кроме того, мелкие плавсредства были менее заметны для авиации противника, и та поначалу игнорировала их, выбирая более крупные цели.

Неудивительно, что «тюлькин флот» активно использовался на всех морских и речных театрах. Но особенно масштабным было его применение на Азовском и Черном морях. Именно здесь проводились самые крупные десантные операции, основную тяжесть которых вынесли мобилизованные рыболовные суда.

Один из наиболее ярких примеров — Керченско-Феодосийская десантная операция, состоявшаяся в декабре 1941-го — начале января 1942 года. Она имела целью отвлечь силы противника от Севастополя и отбить Керченский полуостров, создав тем самым плацдарм для дальнейшего наступления вглубь Крыма. На первом этапе операции предполагалось высадить с моря более 40 тыс. бойцов. Однако специальных десантных судов в составе Черноморского флота и Азовской военной флотилии не было. Поэтому основным средством перевозки десантников стал «тюлькин флот». За три недели декабря было мобилизовано 77 сейнеров, 58 баркасов, 176 байд, а также несколько десятков других рыболовных судов. И это не считая сейнеров, мотоботов, шхун, уже находившихся в составе флота и числившихся тральщиками или сторожевыми катерами.

Высадка десанта на Керченский полуостров происходила в неимоверно трудных условиях: 7-балльный ветер, штормовые волны, мороз, из-за которого палуба и надводный борт покрывались толстым слоем льда. Скорость и без того тихоходных судов снижалась, что облегчало противнику вести прицельный артиллерийский огонь. Тем не менее, бывшие рыбаки отважно шли вперед. Так, к месту высадки в районе Камыш-Бурун первым прибыл катер Крымгосрыбтреста «Выборг». В операции отличились также сейнеры «Суворов», «Красный Крым», «Дзержинский», «Норд», «Дунай» и другие суда. Так, «Суворов» попал под обстрел и получил 5 прямых попаданий. Половина его экипажа была убита. Но сейнер выполнил задачу и высадил десант в заданном месте.

Сейнер «Пеламида» под командованием Петра Бондаренко, высадив десант, встретил баржу с ранеными, которую относило к занятому противником берегу. Баржу удалось взять на буксир и под вражеским огнем доставить к своим. За проявленное мужество капитан «Пеламиды» П. Бондаренко, старшина-моторист Н. Лукьяненко и моторист Т. Ткачик были удостоены правительственных наград.

К сожалению, велики были и потери. В ходе операции погибли сейнеры «Буревестник», «Акула», «17 лет Октября» и другие. Позже в районе Керченского пролива подорвались на минах переоборудованные в тральщики «Выборг» и «Пушкин»; в результате атак вражеской авиации затонули «Коминтерн», «Искра», «20 лет Октября», «Шмидт», «Сейнер № 6»… Список погибших рыболовных судов только в районе Керчи и Тамани насчитывал не один десяток названий.

Экипаж катерного тральщика Черноморского флота КТЩ-222

Трагичным для мобилизованного флота стал август 1942 года. Ввиду сложившейся обстановки находившиеся в Азовском море суда необходимо было перевести в Черное море. При этом им надлежало прорываться через Керченский пролив, мимо вражеских батарей, установленных на крымском берегу. Согласно официальному отчету командующего Азовской военной флотилией контр-адмирала С.Г. Горшкова, с 3 по 19 августа из 206 боевых катеров и мобилизованных гражданских судов прорвались в Черное море 141. А для экипажей остальных 65 единиц «тюлькиного флота» Керченский пролив стал братской могилой…

Важная роль отводилась бывшим рыбацким судам в ходе боев на Малой земле под Новороссийском. Причем они использовались не только для высадки десанта и доставки военных грузов. Так, катерный тральщик КТЩ-606 (бывший сейнер «Скумбрия») обеспечивал огневую поддержку знаменитого десанта под командованием майора Цезаря Куникова. И стрелял он реактивными снарядами!

Своим появлением уникальный «ракетный сейнер» обязан энтузиасту реактивного оружия старшему лейтенанту Георгию Терновскому. Именно он добился разрешения установить на палубе скромного рыбака 12 легких пусковых устройств для восьми 82-мм реактивных снарядов каждое. Таким образом, в одном залпе КТЩ-606 мог выпустить 96 РСов. А боезапаса на судне было на пять таких залпов.

Вечером 3 февраля 1943 года бывшая «Скумбрия» покинула Геленджик и взяла курс в Цемесскую бухту. Командовал судном главный старшина Владимир Жолудов — в прошлом рыбак, хорошо знавший район плавания и береговые ориентиры. На борту находился и Терновский, недавно назначенный флагманским артиллеристом бригады. Выйдя к заданной точке, катер лег в дрейф, ожидая десантный отряд.

Операция началась с артиллерийской дуэли советских катеров и вражеских береговых батарей. А вскоре в бой вступил и сейнер-ракетоносец. Ночное февральское небо озарили яркие молнии реактивных снарядов. Залпы КТЩ-606 били по восточной окраине Станички, откуда вели огонь немецкие минометы.

Терновский и Жолудов, увлекшись, подошли слишком близко к берегу и в итоге попали под минометный обстрел. Сейнер осыпало осколками, он потерял ход, многие члены экипажа, включая командира и флагарта, получили ранения. Но ответный залп реактивных снарядов накрыл немецкую батарею, и та замолчала. Пробитый маслопровод удалось кое-как починить, и бывшая «Скумбрия» благополучно вернулась в базу.

Это был первый пример поддержки десанта с моря реактивными снарядами, и он во многом способствовал успеху наших десантников. За проявленный героизм бывший рыбак Владимир Жолудов был награжден орденом Красной Звезды. А Терновский в 1945-м стал Героем Советского Союза. Правда, это высокое звание он получил «за образцовое выполнение боевых заданий» в ходе боев с японцами в далекой Корее…

Кстати, имя Георгия Терновского осталось в истории нашего флота и еще по одной причине. Когда в 1938 году руководство страны приняло решение вновь ввести кортик как элемент парадной формы морских офицеров, был объявлен конкурс на лучший эскиз его оформления. И первое место в этом конкурсе занял Терновский. Благодаря ему на бронзовой оправе ножен появился парусник, хорошо известный многим поколениям наших моряков.


Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано в категории:

75-летие Победы | 15.10.2020 №4 /сентябрь-октябрь 2020/