30.10.2017

Илья Шестаков: Маркировку красной и черной икры могут ввести в 2019 году

Маркировку красной и черной икры могут ввести в 2019 году, штрафы для браконьеров вырастут в 8 раз, а инспекторов наделят перекрестными полномочиями в сфере лесного, охотничьего и рыбного контроля. Об этом на «Деловом завтраке» в «Российской газете» рассказал глава Росрыболовства Илья Шестаков.

– Илья Васильевич, многие вспоминают, что при советской власти рыба стоила дешевле мяса. А сейчас она дороже. Когда все будет по-прежнему?

– Могу сказать честно – никогда. В СССР рыболовство серьезно субсидировалось. Цены в магазинах были экономически неоправданы – затраты гораздо выше. Сейчас организация промысла не субсидируется, рыбалка регулируется чисто рыночными механизмами. А вот для сравнения сельское хозяйство субсидируется.

Перелом с ценами может произойти, если мы сократим число посредников, которые сейчас существуют на пути рыбы к потребителю. 80 рублей на Дальнем Востоке у рыбака за килограмм минтая – это доступная цена? Да. Но почему здесь, в Москве, он стоит 220? Из-за посредников, если вычесть перевалку и железнодорожный тариф, «прилипают» более 100 рублей. У рыбаков продукция доступная по цене, но цепочка до прилавка до конца не отлажена.

– Если сократить цепочку, то розничные цены сразу бы упали?

– Цены сократились бы однозначно, если цепочку сделать короче. В этом году оптовая цена у рыбаков упала практически на 10 процентов. А потребительская цена все равно выросла.

Количество посредников большое, и розничная цена вырастает в три раза, пока рыба едет от судна до прилавка. Стоимость доставки с Дальнего Востока составляет, если брать от розничной цены на рыбу, 10-15 процентов. Если брать оптовую цену, то 5 процентов.

– Легко ли производителям напрямую зайти в торговые сети?

– Зайти в сети сложно, а еще сложнее выдержать потом все их условия. И здесь надо внимательнее отслеживать исполнение нового Закона о торговле с принятыми изменениями. Я считаю, что здесь непаханое поле для всех проверяющих и контролирующих органов.

Шпроты вне конкуренции

– В Калининградской области прогнозируется трехкратный рост производства шпрот. Но рыбаки опасаются демпинга из-за возможного снятия запрета на ввоз прибалтийских шпрот. Готово ли Росрыболовство дополнительно поддержать отечественных производителей?

– Сейчас у наших производителей шпрот и так практически нет конкурентов. Отечественными рыбными консервами заняты все ниши на прилавках магазинов. У них сейчас есть возможности даже нарастить дополнительный «жирок». Мы наблюдаем, как растут объемы производства, модернизируются и расширяются рыбоперерабатывающие предприятия. Сейчас самое время воспользоваться этими возможностями и работать над себестоимостью своей продукции. Мы не должны жить постоянно в условиях поддержки, это неправильно. Если на рынке возникнет угроза демпинга, то эту проблему можно решить в формате ВТО. В конце концов провести расследование, и если этот факт подтвердится, то принять меры.

Кроме того, коллегам, которые занимаются производством шпрот в Прибалтике, еще предстоит серьезно поработать над качеством и безопасностью своей продукции. Без ложной гордости могу сказать, что наши консервы гораздо качественнее и безопаснее.

– В сибирских магазинах свежей рыбы практически не бывает, вся она в ледяной глазури. Хотя производство есть. Например, в Кузбассе открылся цех по производству радужной форели. Можно ли добиться того, чтобы свежая рыба появилась на прилавках сибиряков?

– У нас есть возможность поставлять свежую рыбу по более низким ценам. Это, конечно, в большей степени зависит от перспективы развития аквакультуры, объемы производства которой постоянно увеличиваются, что не может не радовать. Так, в прошлом году рост составил 30 процентов, за первое полугодие 2017 года показатель увеличился на 17 процентов. Если говорить о производстве именно лососевых, то здесь также отмечается рост: в 2016 году произведено 12,9 тысячи тонн семги, на 17 процентов больше 2015 года, объем производства форели вырос на 12 процентов до 28,4 тысячи тонн.

Но объемы еще недостаточны, если учитывать, что при добыче в 4,8 миллиона тонн мы производим только 0,2 миллиона товарной рыбы и морепродуктов.

– Аквакультура развивается, но не так активно, как хотелось бы. В чем трудности?

– Сейчас проблема, которая беспокоит нас с точки зрения аквакультуры, это то, что регионы не предоставляют и не выделяют предприятиям землю, прилегающую к акваториям. А рыбоводам необходимы и земельные участки под строительство инфраструктуры. Регионы неохотно идут им навстречу. Поэтому процесс по вводу в эксплуатацию перспективных акваторий под аквакультуру постоянно тормозится. Мы прорабатываем законопроект, чтобы предприятиям, за которыми закреплены рыбоводные участки, в приоритетном порядке выделялась земля, к ним прилегающая. Сейчас документ проходит внутриведомственное согласование.

Икру ждет маркировка

– Ни один из лососевых рыбоводных заводов Дальнего Востока не дает сегодня полноценного возврата. Вы можете подтвердить реальную, а не мнимую эффективность лососевых заводов?

– Существует многолетняя практика, когда вся заводская популяция маркируется, поэтому можно легко определить, поступал ли дикий лосось на заводы или нет. На основании этого определяется и рассчитывается промышленный возврат. Могу сказать, что в зависимости от видов рыбы и от региона возврат составляет от 1 до 4 процентов. Казалось бы, ничтожно малые цифры, но, если учитывать объемы выпуска, процент возврата достаточно большой. На Курильских островах предприниматели построили заводы на искусственном водотоке, и весь лосось возвращается к ним на предприятия. Вся рыба только заводская, о дикой вообще речи не идет.

Что касается ультимативных заявлений «дайте нам вылавливать дикую рыбу, пока не построим завод», Росрыболовство категорически против. В любом серьезном производстве отдача скорой не бывает, необходимо время, чтобы отбить инвестиции. Например, по горбуше возврат стоит ждать не раньше чем через год, по кете придется запастись терпением на три-четыре года.

– Когда начнут маркировать черную и красную икру?

– Процесс работы над маркировкой не такой простой. Сейчас определены 10 видов товаров, которые будут маркироваться, туда включены в том числе черная и красная икра. Но как именно будет выглядеть сам механизм, в минпромторге еще обсуждается.

Да, эксперимент с шубами прошел хорошо, но его проводила Федеральная налоговая служба. Что касается икры, правительством все еще не определен орган, который будет вести это направление. И вообще, будет ли этим заниматься одно ведомство или несколько. Пока решение не принято, сложно об этом говорить. Мы со своей стороны законопроект разработали, но он тоже застопорился из-за того, что нет общего концептуального подхода. Понятно, что если будет большое количество товаров подпадать под маркировку, то должно быть единое окно и единые правила, иначе смысла в этом нет. Но если в этом году всем ведомствам удастся договориться и механизм все-таки будет разработан в ближайшее время, то в 2019 году маркировка может быть введена. Что касается влияния его внедрения на цены, то, по нашим оценкам, себестоимость меток будет находиться в диапазоне от 15 до 100 рублей. В современном мире технологии быстро развиваются и дешевеют, считаем, что маркировка не будет являться значимым фактором, влияющим на ценообразование.

– Когда нам ждать принятия закона о любительском и спортивном рыболовстве?

– Мы будем обсуждать этот резонансный документ скорее всего в весеннюю сессию в 2018 году в Госдуме. Здесь должны быть четко выверены все позиции. Хотя многое сейчас в области любительского рыболовства уже отрегулировано, но все равно есть еще ряд рисков, которые требуют дальнейшего обсуждения. Например, объем полномочий регионов. С одной стороны, нельзя допустить хаоса, потому что, к сожалению, в регионах свои полномочия исполняют по-разному. С другой стороны, объектов промысла очень много и в каждом регионе своя специфика, чтобы ее учитывать, оптимально передать часть полномочий властям на местах.

Сети не для любителей

– Рыбопромышленники убеждены, что ловля сетями никакого отношения к любительскому рыболовству не имеет, фактически это узаконивание браконьерства. Что будет сказано по этому поводу в законе о любительском рыболовстве?

– Использование сетей для любительского рыболовства и вообще использование орудий лова сейчас регламентируется правилами рыболовства, которые принимаются с участием рыбаков на научно-промысловых советах, заседания проходят в каждом регионе. Все эти вопросы там обсуждаются. Есть традиционные места вылова, и в новом законе мы говорим, какие регионы сами будут определять, использовать сети или нет. Например, в Якутии использование сетей в отдаленных улусах не в коммерческих целях, а именно для лова рыбы на пропитание жизненно важный, социальный вопрос. Полномочия по этому вопросу мы предлагаем передать регионам, пусть они определяют вместе с рыбаками-любителями и промышленниками, что важнее непосредственно в каждом конкретном месте.

Рыбак-любитель – это больше спортсмен, он заинтересован в самом процессе. В новом законодательстве мы ввели для рыбаков-любителей ограничения по суточной норме вылова. В этом году в Правилах для рыбохозяйственных бассейнов мы прописываем эти величины по конкретным объектам и водоемам. Сейчас нормы установлены в трех рыбохозяйственных бассейнах – Западно-Сибирском, Западном и Байкальском. Новые правила для Дальневосточного, Восточно-Сибирского и Азово-Черноморского рыбохозяйственных бассейнов находятся на завершающей стадии согласования с субъектами. Что касается Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна, то ограничения по суточной норме вылова прошли стадию публичного обсуждения, замечания, поступившие в Росрыболовство, отработаны и направлены в Минсельхоз России. Ограничения по суточной норме вылова для Северного рыбохозяйственного бассейна также проходят оценку регулирующего воздействия.

– Коренным жителям Чукотки отказали в их праве на традиционную рыбалку. Теперь нужна индивидуальная заявка от каждого рыбака вместо одной бумаги «на всех» от окружной Ассоциации коренных малочисленных народов Севера. Чукчи подают бумаги с ошибками, им отказывают. Оформить заявку в электронном виде они тем более не могут. Изменится ли для них процедура?

– Проблема есть, но она другая. По законодательству регион должен сформировать рыбопромысловые участки, на которых община имеет право осуществлять вылов. К сожалению, на Чукотке такие участки именно для физических лиц не были сформированы. Они были оформлены с нарушениями, прокуратура их оспорила, поэтому невозможно было оформить рыбопромысловые участки.

Тем не менее в этом году решить вопрос удалось. Договорились, что общины выделят из своих квот участки для коренных малочисленных народов Севера, которые будут оформлены для физических лиц. И сейчас мы активно работаем с Чукотским автономным округом над тем, чтобы они сформировали эти рыбопромысловые наделы по правилам. Заявки пока придется подавать через общины либо самостоятельно, иначе невозможно понять, кому выделяются участки, в каком объеме и где именно будет осуществляться вылов.

Браконьеров бьют штрафами

– Планируете ужесточать борьбу с браконьерами? Штрафы для них подняли, уголовное наказание есть, а вот с реальными сроками пока проблемы.

– Сейчас мы готовим постановление по повышению таксы значительно, от 5 до 8 раз. Считаем, что все равно размеры штрафов недостаточны.

Вместе с увеличением таксы прорабатывается вопрос об увеличении штрафов за нарушения Закона о рыболовстве. Но в этом случае в КоАП планируется заложить дифференцированный подход и нормативно закрепить понятия «грубое нарушение правил рыболовства», что позволит судебным органам безальтернативно выносить решения в отношении злостных браконьеров с конфискацией орудий лова и применением максимальных штрафных санкций, приближенных к минимальным штрафам Уголовного кодекса – около 250 тысяч рублей (за грубое нарушение). Сейчас для граждан максимальный штраф не превышает 5 тысяч рублей.

Уголовных дел заведено много, но большинство из них, к сожалению, заканчивается условными сроками. Может быть, это и правильно с точки зрения гуманизма. Но пока люди не начали бояться, систему преодолеть не удастся. Может быть, и лучше делать упор не на уголовное преследование, а повышать штрафы и бить рублем браконьеров, которые занимаются массовым выловом краснокнижных видов. Учитывая большие размеры выплат недобросовестным пользователям, это станет экономически невыгодно. В результате ожидаем значительный превентивный эффект в профилактике браконьерства.

– Когда начнете утилизировать браконьерскую продукцию до судебных решений?

– Мы разработали такой законопроект и направили его в федеральные органы исполнительной власти на согласование. МВД параллельно тоже готовит свое предложение. Сейчас изъятая продукция может храниться на складах достаточно длительное время, и услуги по ее хранению зачастую обходятся государству в сумму, превышающую себестоимость самой этой продукции.

– Наделят ли инспекторов перекрестными полномочиями в сфере лесного, охотничьего и рыбного контроля?

– С минприроды у нас предварительная договоренность об этом есть, вопрос прорабатывается в том числе на уровне внесения изменений в законодательство. Думаю, это будет серьезным подспорьем. Сейчас на нашего инспектора приходится большой объем подконтрольной территории – 1900 километров рек и 16 тысяч гектаров озер и водохранилищ. Если удастся объединить усилия с коллегами, это даст хороший эффект.

Три часа не срок

– Обновленная «дорожная карта» по таможенному администрированию предусматривает переход на безбумажные технологии госконтроля в портах. Все порты готовы к этому?

– Все готовы, каких-то проблем возникнуть не должно. Рыбаки этого очень ждут, чтобы оформление в порту происходило, как заявлено в постановлении, в течение трех часов. Сейчас до трех часов далеко. Рыбаки жалуются, что административные барьеры зачастую избыточны. Система контроля при современных технологиях может и должна стать совершенно другой.

Например, прохождение контрольных точек, когда судно должно пройти через контрольный пункт при пересечении границы экономзоны России, чтобы пограничники при необходимости проконтролировали объем добытых ресурсов. Даже если ты планируешь перейти из одного района в другой, на такую точку надо зайти. При этом контроль выборочный, рыбак может сутки потратить для того, чтобы пройти через контрольную точку и при этом даже не встретить там пограничника. Конечно, эта система устарела.

Нужны другие методы. Они могут быть частично затратными для рыбаков, но все равно к ним надо переходить, как это происходит в других странах. Необходимо вводить электронные весы, электронный промысловый журнал, постоянное видеонаблюдение на рабочей палубе.

Всю систему контроля надо пересмотреть. Конечно, погранслужба постепенно упрощает систему контроля за рыбаками. А рыбакам хотелось бы быстрее, но надо адекватно оценивать риски. Можно настолько упростить, что мы получим обратную ситуацию, когда рыбаки сами начнут хулиганить.

– Рыбаки жалуются, что на причалах дорого пришвартоваться и разгрузиться. На Дальнем Востоке компании приватизировали часть участков в надежде их когда-нибудь дороже перепродать. Как вы можете повлиять на ситуацию?

– Понятно, что высокая стоимость услуг завязана на дефиците мощностей. Сейчас пытаемся решить эту задачу. Много проектов по строительству холодильников инициируется сейчас на Дальнем Востоке, ряд уже реализуется. Обсуждается создание большого агрохаба для перевалки сельхозпродукции, в него войдет и холодильник для рыбной продукции. Очевидно, что чем больше будет предложений по хранению и перевалке, тем ниже будет стоимость услуг и в конечном счете стоимость рыбной продукции.

 


Опубликовано в категории: Персона    Обсудить:  Фейсбук Вконтакте