31.10.2017

«Франкенфиш» лезет на стол

О первой в мире генно-модифицированной рыбе

Год назад журнал «Русская рыба» уже писал о первой в мире генно-модифицированной рыбе — атлантическом лососе американской компании AquAdvantage. Тогда речь шла о том, что активисты, которые выступают против ГМО, требовали провести исследования безопасности этой рыбы для здоровья потребителей. Но когда дело касается увеличения прибыли, вопросы обычно решаются быстро.
Текст: Сергей Сибиряк

Уже в ноябре прошлого года после длительных дебатов американское Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA) признало, что генно-модифицированный лосось идентичен натуральному. Правда, на прилавки американских супермаркетов он пока не поступит: управление не разработало правил маркировки этой продукции. Массачусетская компания и FDA первоначально вообще хотели обойтись без маркировки: мол, если рыба идентична природной, то зачем? Это может отпугнуть покупателей. Но протесты общественности и доводы о том, что потребитель должен знать, что ест, возымели эффект. Рыбу решили специальным образом маркировать. В апреле компания уже подала в канадские органы заявку на строительство рыборазводного завода на острове Принца Эдуарда мощностью 250 метрических тонн в год, а 19 мая министерство сельского хозяйства Канады официально подтвердило, что продукцию AquAdvantage можно употреблять в пищу.

Напомним, что атлантический лосось AquAdvantage содержит гормон роста от чавычи и ген угреподобного вида, называемого американской бельдюгой. Такая комбинация помогает ему вырастать достаточно большим всего за 18 месяцев вместо обычных трех лет. Это снизит давление на запасы дикого лосося, которые постепенно истощаются, говорят в американской компании.

Экологические активисты Америки и Канады активно протестуют против строительства завода, на котором будет выращиваться рыба, уже прозванная «Франкенфиш» по аналогии с литературным монстром Франкенштейном.

В вопросах селекции рыбоводам нужна активная государственная поддержка, как в той же Норвегии. Это необходимо для защиты внутреннего рынка и развития аквакультуры в целом.

 

«Остров Принца Эдуарда — это место лучшего атлантического лосося во всем мире, — говорит Марк Батлер из Центра действий в защиту окружающей среды в Галифаксе. — Коммерческое производство резко повышает риск для дикого атлантического лосося, но последствия возможной утечки ГМ-рыбы не были оценены на федеральном уровне. Федеральные министры должны отложить этот проект до тех пор, пока правительственные ученые полностью не оценят риски производства ГМ-лосося».

Заведующий лабораторией молекулярной генетики Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) Николай Мюге рассказал обозревателю «Русской рыбы» о некоторых нюансах ситуации с первым в мире ГМ-лососем. Сам эксперт полагает, что проблема употребления ГМО — это на сегодняшний момент просто вопрос веры.

Нет никаких исследований, которые стопроцентно доказывали бы вред или безвредность этой продукции. И хотя проводились многочисленные эксперименты, однозначно трактовать их результаты нет возможности. Что и подтвердило февральское заседание комиссии РАН по борьбе со лженаукой.

Интересно, что в России раньше проводились ровно такие же эксперименты с карпом, но у нас, во-первых, ничего не получилось, а во-вторых, российское законодательство уже давно запретило выращивать ГМ-продукты в стране. А вот экономическая составляющая представляет определенный интерес. Как показывает опыт с генно-модифицированными растениями, здесь идет такая жесткая конкурентная борьба производителей за рынки сбыта, что о каких-то правилах и регулировании говорить не принято. Фирмы, производящие семена, любыми способами стараются «подсадить» целые страны на свои сорта, уничтожая там сельскохозяйственную науку. В один прекрасный момент оказывается, что обойтись без ГМ-семян уже нельзя, поскольку все компетенции по устойчивому и высокопродуктивному семеноводству утеряны, и волей-неволей каждый год нужно покупать семена у производителя, но тут цена уже начинает заметно расти.

В рыбной отрасли ситуация может быть похожей. Пока, правда, ГМ-лосось конкурент не нам, а Норвегии, поскольку в России лососевая аквакультура пребывает в зачаточном состоянии, и мы сами широко используем норвежский посадочный материал. Норвежские рыбоводы активно занимаются селекцией атлантического лосося и достигли определенных результатов. Рыбу, которую выращивают в садках, нужно генетически поддерживать, поскольку у нее в таких тепличных условиях мутации происходят очень быстро и «урожайность» просто падает. У нас же более-менее хорошо обстоят дела лишь с разведением осетров, которыми наши ученые занимаются уже длительное время. В обычном экономическом соревновании генно-модифицированный лосось может быстро вытеснить аквакультурного, поскольку потребляет на 25% меньше дорогостоящего корма. И за посадочным материалом придется идти к AquAdvantage, которая, естественно, свое «изобретение» запатентовала. И это вопрос не столько вреда от употребления ГМ-продукции, сколько продовольственной безопасности, защиты собственного рынка в не такой уж долгосрочной перспективе. К примеру, российские рыбоводы уже давно покупают посадочный материал в Норвегии, потому что своего очень мало и он не такой качественный. С ним не вели серьезной научной работы. И первым же исключением из продовольственного эмбарго, которое наше правительство ввело против европейских государств, стал именно рыбопосадочный материал, без которого российская аквакультура пока не может обойтись. Это должно учитываться и при рассмотрении вопроса о ГМО и допуске такой продукции на наш рынок. Ведь в той же Европе такая продукция запрещена. И это уже давно не вопрос пищевой безопасности, а определенный барьер для иностранных производителей.

Что же касается возможного попадания ГМО-лосося в природную среду и скрещивания с дикой рыбой, то Николай Мюге относится к этому скептически. Сейчас выращивание происходит в закрытых водоемах, изолированных от океана. Но даже если «Франкенфиш» и вырвется на свободу, то там он долго не протянет. Эта рыба постоянно хочет есть, а в холодное время года еды в открытом океане мало. Он просто умрет от голода.

В России генно-модифицированную рыбу тоже можно выращивать. Но лишь в закрытых бассейнах и при условии, что она будет поставляться только на экспорт.

 

В США, скорее всего, вопрос о введении специальной маркировки ГМ-рыбы решится очень быстро. Американцы едят много ГМ-продуктов, хотя пока и растительного происхождения. Они в своей массе не испытывают больших предубеждений по этому поводу. Не отстают от них в деле производства такой продукции по понятным причинам и китайцы. Они сумели вывести гигантского ГМ-карпа, который получил название «гуанли». Эта рыба также растет в два раза быстрее обычной, отличаясь всеядностью. Ее можно кормить чем угодно — от микроорганизмов до любых водорослей. В китайских СМИ пишут, что в течение нескольких лет чудо-карп будет проходить испытания на безопасность для человека. Но едва ли их результаты, какими бы они ни были, станут сдерживающим моментом для большого бизнеса.


Опубликовано в категории: Потребители    Обсудить:  Фейсбук Вконтакте