05.12.2017

Вместе или врозь

Статья профессора Анатолия Васильева об опыте рыболовства стран Северной Атлантики

«Русская рыба» публикует статью профессора Анатолия Васильева, посвященную опыту рыболовства стран Северной Атлантики (Норвегии, Исландии, Дании, Великобритании, Канады, США). Эти страны добывают рыбу в схожих с Россией природных условиях. Их опыт показывает, что для увеличения занятости населения и глубокой переработки уловов необходимо наличие современного добывающего флота и береговой рыбопереработки, работающих в комплексе. Кроме этого, статья позволяет сравнить как общий уровень развития флотов, так и определенные тенденции в изменениях их структуры. Внимания заслуживают и различные подходы к распределению квот. Интересно, что если по определенным показателям российская рыбная отрасль уступает зарубежным конкурентам, то по ряду других параметров российские рыбаки работают даже более эффективно, чем их иностранные коллеги. Статья публикуется с сокращениями, ее полную версию можно прочитать в № 3 научного журнала «Рыбное хозяйство».
Текст: Анатолий Васильев, доктор экономических наук, профессор Института экономических проблем им. Г.П. Лузина Кольского научного центра РАН

В 2015 году страны — члены Евросоюза впервые определяют размеры допустимых уловов в соответствии с новой Общей политикой ЕС в области рыболовства и новыми правилами по выбросам приловов. По большинству видов и популяций Атлантики и Северного моря Еврокомиссия предложила лимиты вылова, базирующиеся на предосторожных подходах. В частности, с 1 января 2015 года запрещается выбрасывать в море прилов. Его необходимо доставлять в порт для переработки. Полностью правила начнут действовать с 2019 года.

Система наделения владельцев судов квотами водных биоресурсов (ВБР) в Евросоюзе ориентирована прежде всего на максимизацию прибыли с тонны квотируемых ВБР. Брюссель вдохновил пример таких рыболовных держав, как Норвегия и Исландия, где квоты выделяются рыбакам вместе с лицензией в индивидуальном порядке на длительный период. Затем владельцы квот сами решают, что с ними делать: они могут обменять их или продать, выходя на пенсию.

Дания

Рыболовство является важной отраслью промышленности этой страны. Общий годовой объем вылова в 2015 году составил около 869 тысяч тонн. В рыбной отрасли занято около 8000 человек. Стоимость экспортной рыбной продукции, в том числе из импортного сырья, — 20,5 млрд датских крон, или 2,7 млрд евро. Система распределения квот построена на исторических принципах. Разрешается обмен и продажа квот. При этом необходимо подчеркнуть, что квоты выделяются только при наличии у компании промысловых судов. Одна компания не может иметь более 5% от общей квоты на донные виды рыб (треска) и более 10% — на пелагические.

Договоры подписываются на три года. Кроме этого, существует специальная квотная премия для компаний, ведущих прибрежный промысел. Предоставляется эта квота на три года, однако обмен и продажа ее запрещены.

По датским законам прибрежным судном считается судно длиной, не превышающей 17 метров, по законодательству Евросоюза — судно длиной не более 12 метров.

Прибрежное судно на промысле может находиться не более трех суток. Судам также устанавливаются разрешенные периоды промысла в течение года.

В Дании существует специальный фонд по поддержке рыболовства, который формируется за счет средств государства и Евросоюза. На поддержку рыболовства в ближайшие семь лет планируется выделить 7 млрд датских крон, или около 182 млн долларов США.

Основные направления поддержки: аквакультура, модернизация, охрана окружающей среды, сохранение водных биоресурсов, создание новых орудий лова, предусматривающих отсутствие выбросов рыбы при промысле.

Великобритания

В Великобритании распределение ОДУ не зависит от государства, все полученные от Евросоюза квоты правительство передает 19 региональным организациям, занимающимся рыболовным промыслом, а те в свою очередь распределяют эти квоты среди владельцев рыболовецких судов. Судовладельцы вправе распоряжаться полученными квотами как угодно: продавать, покупать или даже сдавать в аренду другим рыбакам. Если владелец траулера считает, что полученная им квота мала, он просто покупает дополнительные квоты у тех рыбаков, которым они в данный момент не нужны — совсем или частично. Если судно находится в ремонте, то свою квоту можно сдать в аренду, причем с обоюдной выгодой.

О характере рыболовства Великобритании, как и других государств, можно судить по составу флота. По данным за 2015 год, он насчитывал 6232 единицы. Из них 4879 (78,3%) — суда длиной до 10 метров. Таким образом, рыболовство Великобритании можно считать прибрежным, с небольшим количеством траулеров неограниченного района плавания. Этот вывод подтверждают и данные о производительности промысла, которые ниже, чем в других странах. За 2015 год было добыто 708,0 тыс. тонн морских гидробионтов, в рыболовстве участвовали 12 761 человек. Следовательно, годовой вылов на одного рыбака составил 58,5 т, что на 1/3 ниже уровня производительности рыбаков Мурманской области.

Для судов длиной более 10 м действуют требования по поддержанию экономической связи рыболовных судов, зарегистрированных в Великобритании, с береговым сообществом этой страны:

∙ не менее 50% улова (в рамках выделенной Великобританией квоты) выгружается в Великобритании;

∙ не менее 50% численности экипажа судна должно постоянно проживать в Великобритании (при этом всегда минимум 75% экипажа на борту должны быть в совокупности гражданами Великобритании, гражданами других стран Евросоюза, или Европейской экономической зоны, или комбинации перечисленных государств);

∙ не менее 50% стоимости выгруженного улова (в рамках выделенной Великобританией квоты), за вычетом зарплаты экипажа, должны составлять операционные расходы в Великобритании за поставленные товары и услуги;

∙ не менее 50% операционных расходов за поставленные товары и услуги должно быть произведено в Великобритании.

Норвегия

В Норвегии рыбный промысел регулируется несколькими отдельными законами. Основными являются: закон «Об управлении живыми ресурсами», цель которого — регулирование вылова рыбы, закон «О праве на участие в рыбной ловле и промысле», регулирующий участие в рыбной ловле, и закон «О первичном обороте диких морских ресурсов», регламентирующий первичную продажу рыбы.

Прибрежному рыболовству придается большое социально-экономическое значение в качестве основного фактора закрепления на селения на побережье, особенно на севере страны. С учетом этого выстроена система распределения национальной квоты морских гидробионтов, в том числе наиболее ценных и ликвидных из них — трески и пикши, и сформирован соответствующий флот.

Эксплуатация биоресурсов построена на трех принципах:

∙ Во избежание ухудшения запасов добыча должна осуществляться устойчивым образом, с повышением эффективности лова приходится устанавливать более жесткие ограничения на участие в рыбном промысле.

∙ В целях повышения рентабельности промысла осуществляется реструктуризация флота.

∙ В целях сохранения рабочих мест и предотвращения оттока населения сохраняется разнообразие флота и стабильное распределение квот между различными регионами страны.

Около 90% составляют маломерные (до 10 м) и малые суда длиной до 28 метров. Малый прибрежный флот (до 28 м) осуществляет добычу гидробионтов с помощью пассивных орудий лова: сетей, удочек и ярусов. В последние семь лет суда прибрежного пассивного лова, как правило, получают более 2/3 от общего объема национальной квоты трески и пикши. На промысле пелагических видов при малом объеме квот все они выделяются прибрежникам, когда квота большая — только около 40%, остальное — кошельковистам (около 50%) и траулерам (около 10%).

Использование активных орудий лова и кошельковых неводов допускается только по лицензиям, количество которых ограничено.

Ряд филейных фабрик имеет право владеть собственными судами для обеспечения регулярных поставок сырья. Свыше 90% водных ресурсов, добытых норвежскими судами, выгружается в портах Норвегии.

Самым крупным направлением рыбопереработки является переработка белой рыбы — 220 предприятий и 3300 работников. Предприятия делятся на филейные (около 10 предприятий) и традиционный сектор (210 предприятий, выпускающих клипфиск, соленую и вяленую рыбу). На три-четыре крупных предприятия в этой сфере приходится более половины производства.

Филейное производство находится в сложном положении. Результаты исследования, проведенного в 2013 году, показали, что в течение 10 из 12 лет финансовые результаты филейной промышленности были отрицательными.

Исландия

Система управления промыслом основана на трех основных компонентах. Во-первых, это общая система индивидуальных передаваемых квот (ИПК), во-вторых, система передаваемых квот для малотоннажных судов, имеющих ограничения на использование орудий лова и продажу квоты.

В-третьих, это региональные политические механизмы, когда ограниченное количество квот выделяется судам зависящих от рыбного промысла сообществ, подвергающихся негативному воздействию колебаний национальной экономики или других факторов.

Постоянные доли квоты и ежегодная квота на вылов являются делимыми и могут передаваться другим рыболовным судам.

Отдельные рыболовные компании не могут контролировать более чем 12% от стоимости общих квот, выделенных для всех видов, и более чем 12-35% для каждого отдельного вида рыб.

Все владельцы рыболовных судов, имеющие право на эксплуатацию рыбных ресурсов, обязаны вносить плату за ведение промысла. Сумма платы на каждый промысловый год рассчитывается исходя из выручки в рыбохозяйственной отрасли, а также выданных разрешений на промысел. Поступления от платы за ведение промысла идут в государственную казну.

Квоты получают суда, имеющие лицензии на осуществление коммерческого промысла. Критерием на право получения квот является среднегодовой вылов судна за три года, предшествующих внедрению ИПК. Квота выделяется на промысловый год (в Исландии — с 1 сентября по 31 августа следующего календарного года).

В течение промыслового года владельцы судов имеют право произвести полную или частичную передачу ИПК (по существу — продажу) через специальные биржи (конторы), контролируемые Директоратом рыболовства Министерства рыболовства Исландии. Эту операцию рыбопромышленники могут осуществлять вместе с продажей или сдачей в аренду судна, тогда судно будет стоить намного дороже. Владельцы ИПК должны ежегодно осваивать не менее 50% выделенной квоты. Если условие нарушается два года подряд, судовладелец рискует лишиться квоты.

Директоратом рыболовства осуществляется контроль с помощью единой компьютерной системы. Капитан каждого судна обязан при выходе из порта набрать номер (код) своего судна по телефону, дата автоматически регистрируется, а по возвращении, при выгрузке, приемщики вводят код в ту же систему, где регистрируются дата и улов. Улов, полученный в пределах ИЭЗ Исландии, должен быть выгружен на берег, зарегистрирован в соответствии с Законом о рыболовстве и действующими нормативными документами — и только после этого может поступить для переработки и сбыта.

Система ИПК препятствует новичкам и приводит к тому, что квоты часто сосредотачиваются в руках крупных компаний, то есть монополизируются. По оценкам специалистов, около 70% первоначальных владельцев квот продали их крупным компаниям.

В 2016 г. страна располагала 43 траулерами (2,6% от общего количества судов), которым разрешено перерабатывать уловы на борту. Из них по российской квалификации 27 судов (62,8%) можно отнести к среднетоннажным, 12 траулеров (27,9%) — к большим.

В целом исландский промысловый флот на 95,3% состоит из малых судов, на 2,9% — средних и на 1,8% — из больших. Возраст прибрежных судов — более 30 лет, океанические более новые, часто проходят модернизацию с целью перехода на более производительные орудия лова, новые способы переработки биоресурсов.

Береговая рыбопереработка представлена120 заводами по производству мороженой рыбы, в основном филе, 130 производят соленую рыбу (в экспорте она по стоимости составляет 15-20%), 15 выпускают рыбную муку.

Канада

При прибрежном лове судовладелец имеет только одно лицензированное судно со строго определенным количеством квот. Он не имеет права увеличивать количество судов. Если ОДУ резко возрастает, то для освоения «излишков» приглашаются другие желающие, чтобы увеличить количество рабочих мест в отрасли.

Улов обязательно должен продаваться береговым предприятиям. Нижний предел цен контролируется государством. В случае если переработчики и рыбаки не могут договориться, государство назначает арбитраж, решение которого обязательно для всех. Таким образом, рыбаки имеют гарантированные твердые цены, а рыбопереработчики получают в оговоренные сроки качественный сырец.

На океаническом промысле действуют другие правила. Квоты распределяются пропорционально мощностям. Компании вправе увеличивать свои промысловые возможности и квоты в случае увеличения ОДУ. Продукция глубокой переработки, как правило, поставляется на экспорт.

Рыболовный флот Канады в Атлантике в 2014 году, согласно национальной классификации, на 99,5% (15 589 единиц) состоит из судов прибрежного лова. По сравнению с 2006 г. количество судов уменьшилось на 2714 единиц (на 14,5%).

Общий объем вылова в 2014 году составил 876,7 тыс. тонн. Большая часть улова (78,3%, или 686,6 тыс. т) приходилась на Атлантическое побережье.

Вследствие неустойчивой промысловой базы гидробионтов и путинного характера лова в Канаде значительное количество людей, проживающих на побережье (около 30 тыс. человек) занимается рыболовством незначительное время в году, и оно не является для них основным занятием. Например, численность постоянных рыбаков Атлантического побережья составляет 10-10,5 тыс. человек. Руководит рыбной отраслью Министерство рыболовства и океанов.

США

Морской промысел США, в том числе наиболее массовой рыбы — минтая, на начальном этапе (1977 г.) развивался на основе «олимпийской системы». Использование ее привело к «перекапитализации», подрыву промысловых запасов и банкротству многих компаний. Как следствие этого, в конце 1998 г. Конгрессом США был принят новый закон о рыболовстве, которым по многим промысловым объектам была отменена «олимпийская» система, а ОДУ поделен между пользователями.

Согласно новому закону для наделения квотами биоресурсов по большинству промысловых ресурсов используется система индивидуальных передаваемых квот на основе «историчности» производственных и финансовых показателей. Для добычи минтая был определен персональный перечень траулеров-процессоров и траулеров-ловцов, для которых разрешалось приобретать платные лицензии для промысла.

Заслуживает внимания опыт наделения квотами морских биологических ресурсов местного населения тихоокеанского побережья Аляски по программе «Квоты на развитие общин». Ими наделяется население поселков, располагающихся на расстоянии 50 миль от побережья Берингова моря. Заявки на получение квот содержат подробный бизнес-план развития общин. Простая перепродажа квот не разрешается. Представители местных общин должны непосредственно принимать участие в производственном процессе. Доходы, полученные от реализации программы, инвестируются в развитие рыболовецкой отрасли и стимулируют развитие стабильной экономики на западе штата Аляска.

Отличительной чертой морского рыболовства США является преимущественно прибрежный промысел с использованием малых судов. В то же время добыча основного промыслового объекта — минтая — осуществляется крупными судами-процессорами, производящими продукцию глубокой переработки. Общий годовой вылов в последние годы составляет примерно на уровне 5 млн тонн, из которых около 30% — минтай.


Опубликовано в категории: Специальный репортаж    Обсудить:  Фейсбук Вконтакте