75-летие Победы   №2 /май-июнь 2020/

Траулеры принимают бой

Рыболовные траулеры, приспособленные для плавания в тяжелых условиях полярного моря, выполнили огромную боевую работу по борьбе с врагом

«Во время Великой Отечественной войны в Военно-Морском Флоте нашей Родины наряду с боевыми кораблями специальной постройки были и суда, предназначенные для мирной хозяйственной деятельности. На северном театре морской войны неоценимую помощь военному флоту оказали рыболовные траулеры, имевшие опытные и закаленные кадры. Рыболовные траулеры, приспособленные для плавания в тяжелых условиях полярного моря, выполнили огромную боевую работу. Своими успехами в борьбе с врагом Северный военный флот обязан и их помощи», — такую оценку роли мобилизованных рыбопромысловых судов дал командующий Северным флотом адмирал А.Г. Головко. Текст: Никита Кузнецов

Рыбаки в военной форме

В период, предшествующий Великой Отечественной войне, советский траловый флот развивался достаточно высокими темпами. В 1927 — 1930 гг.10 флот Севгосрыбтреста (так в 1924–1931 гг. назывался будущий Мурманский траловый флот) пополнили 17 траулеров, построенных в Германии. Одновременно было решено строить суда такого типа и на Северной верфи (в 1934 — 1989 гг. — Судостроительный завод имени А.А. Жданова, он же за- вод No190) в Ленинграде. Начиная с 1930 г., там было спущено на воду 28 траулеров I серии (аналогичные суда строились и на Морском заводе в Севастополе). Советские траулеры в целом не уступали зарубежным аналогам, как в отношении безопасности плавания, так и по надежности механизмов.

Но с достройкой судов II и III серии, ставших дальнейшим развитием проекта, возникли проблемы, связанные с тем, что с середины 1930-х гг. большинство заводов (в т. ч. и Северная верфь) были загружены выполнением военных заказов. В 1933 г. рыбаки получили 17 траулеров, в 1935 г. — ни одного, в 1936 г.— только 4, в 1937г.—3,в 1938 г. — 1. К достройке последних траулеров в Ленинграде был при- влечен также завод No196 («Судомех»; современные «Адмиралтейские верфи»). Три траулера были сданы Мурманской судоверфью Наркомрыбпрома перед войной.

Всего к 1940 г. флот рыбной промышленности насчитывал 5989 самоходных судов с общей мощностью машин — 321 000 л.с. Бóльшая их часть представляла собой небольшие суда, занимавшиеся ловом рыбы в прибрежных водах. Морских траулеров, крупнотоннажных судов, плавучих заводов и рефрижераторов насчитывалось 95.

Командование РККФ предусматривало использование «рыбаков» (равно как и других гражданских судов) в своих мобилизационных планах. Уже с первой половины 1930-х гг. траулеры включали в состав Северной военной флотилии (будущего Северного флота) и Морских сил Дальнего Востока (будущего Тихоокеанского флота) в качестве тральщиков. Ряд траулеров принимал участие в «зимней» (Советско-финской) войне 1939 — 1940 гг. как сторожевики. Новая, и самая яркая, но в то же время трагическая страница боевой биографии судов рыболовецкого флота открылась в июне 1941 г.

Траулер РТ-48 «Севгосрыбтрест», в годы войны — посыльное судно ПС-48. Построенный в Германии в 1931 г., он в отличие от большинства своих собратьев был оснащен не паровой машиной, а дизельным двигателем

В годы войны было мобилизовано 46 траулеров Мурманского тралфлота и 10 — Архангельского. По опубликованным данным, во время боевых действий на Севере погибло 31 судно рыбопромыслового флота (их список, не претендующий на абсолютную полноту, приведен в конце статьи). Особняком стоят РТ-105 «Филлофора» и СКР-24 «Айсберг» (РТ-64 «Ян Гамарник»). РТ-105 10 июля 1941 г. перевернулся в Мурманске во время приемки мазута. В дальнейшем во время войны использовался в качестве нефтеналивной баржи. СКР-24 1 января 1942 г. сел на камни в губе Лумбовская. Посчитав, что корабль не спасти, с него эвакуировали экипаж и часть ценного оборудования. Но впоследствии «Айсберг» все же удалось снять с мели, и 9 июля 1943 г. он вернулся к своей первоначальной профессии рыболовного судна.

По словам историка Э.П. Игнатьева, в ходе мобилизации рыболовецких судов возникало много проблем. «К числу явных недостатков вооружаемых в спешке кораблей относились: отсутствие каких-либо переделок, повышающих живучесть; слабое зенитное и противолодочное вооружение; отсутствие гидроакустических средств для обнаружения подводных лодок, а на тральщиках — средств борьбы с магнитными и акустическими минами. Ходовые рубки и мостики ничем не защищались, что впоследствии приводило к неоправданным потерям среди командного состава.

Траулер РТ-78 «Грозный» ленинградской постройки (I серия, 1933 г.). В 1941–1945 гг. служил в составе Северного флота как СКР-16

Одновременно шло комплектование экипажей. Как правило, капитаны становились командирами кораблей, старшие штурманы и механики — командирами БЧ-1 и БЧ-5. На траулеры направлялись артиллеристы, связисты и минеры из числа командиров, старшин и краснофлотцев, призванных из запаса. В лучшем положении оказались экипажи, в которые
на должность командиров БЧ-2-3 (минно-артиллерийская) направили курсантов-выпускников ВВМУ им. Фрунзе. Военными комиссарами становились бывшие помполиты либо партийные работники, направленные Мурманским окружкомом ВКП(б)». Несмотря на все серьезные сложности и мини- 11 мальное время на подготовку (правильнее сказать, что в 1941 году его просто не было), рыбаки и их суда храбро сражались в годы войны.

Командующий Северным флотом в 1940 — 1946 гг. адмирал А.Г. Головко писал о боевой работе рыбаков в военные годы: «Моряки Северного промыслового флота обладали особенностями, которые выделяли их среди других моряков. Находясь на промысле по нескольку недель, команды траулеров привыкли к длительному пребыванию в море, к штормам, которые так часты и сильны на Се-вере. Как моряки они были подготовлены отлично. Выносливость и, как говорят, «втянутость в плавание» — характерные черты рыбников-моряков. Вот почему они легко перешли от мирного к военному труду в море и в короткое время научились владеть оружием, разбираться в тактике противника и быстро находить правильное решение в любой трудной обстановке. Команды и командиры траулеров зарекомендовали себя умелыми и смелыми моряками.

На палубе одного из мобилизованных траулеров Северного флота

Траулеры рыболовного флота, вошедшие в строй военных кораблей, отлично проявили себя в самых разнообразных видах боевой деятельности. Они тралили и уничтожали немецкие мины, несли дозорную службу и службу противовоздушной обороны, охраняли наши гавани от неприятельских подводных лодок, конвоировали транспортные суда, высаживали десанты и т.д. Трудно перечислить все виды боевых операций, в которых они участвовали, и учесть их вклад в дело нашей победы».

К началу Великой Отечественной войны в составе Северного флота не было ни одного тральщика специальной постройки. Поэтому в качестве противоминных судов приходилось использовать исключительно мобилизованные рыбопромысловые суда. Их было 30 единиц. А первыми современными тральщиками на Севере стали английские и американские корабли, полученные по ленд-лизу. Однако их не хватало, и бывшие траулеры продолжали нести военную службу до конца войны.

Сегодня мы расскажем лишь о некоторых, наиболее ярких эпизодах участия моряков тралового флота в войне. В рамках одной журнальной статьи невозможно подробно осветить историю службы рыболовецких судов, как мобилизованных, так и тех, что продолжали вести добычу рыбы в военные годы.

Погибли в неравном бою

В самом начале войны, с разницей чуть больше чем в один месяц, на Северном флоте погибли два сторожевых корабля — «Пассат» и «Туман». «Пассат» относился ко II серии траулеров. Он был заложен в 1937 г. на заводе имени А.А. Жданова в Ленинграде, а достроен в Мурманске и вступил в строй 7 ноября 1940 г., получив имя «В. Чкалов» и обозначение РТ-102.

25 июня 1941 г. траулер мобилизовали и 2 июля, после установки вооружения (два 45-мм орудия и два 7,62-мм пулемета), включили в состав Северного флота в качестве сторожевого корабля «Пассат» (бортовой No22). Но его служба оказалась совсем недолгой.

12 июля «Пассат» вышел из Мурманска в Иокангу под командованием лейтенанта В.Л. Окуневича. Задачей сторожевика была охрана спасательных судов (тоже мобилизованных траулеров) РТ-67 «Молотов» и РТ-32 «Кумжа», буксировавших топливные емкости. Несмотря на приказание двигаться вдоль берега, караван отошел значительно мористее. Примерно в 2 часа ночи 13 июля с головного РТ-67 заметили самолет противника, который на бреющем полете прошел с юга на север и скрылся в дождевой дымке. Погода вскоре прояснилась, и в 3 часа 26 минут в районе острова Харлов с РТ-67 на дистанции 25–30 кабельтовых были обнаружены три эскадренных миноносца противника — Z-10«Ганс Лоди», Z-20 «Карл Гальстер» и Z-7 «Герман Шёманн», шедшие с северо-запада. Советские моряки увидели вражеские корабли слишком поздно — из-за плохой погоды и того факта, что неприятель приближался к конвою с кормы. Эсминцы сразу же открыли огонь по РТ-67 — с дистанции примерно 4000 м. Первый залп лег перед носом судна, а со второго начались накрытия. Вскоре была сбита мачта, один снаряд взорвался в машинном отделении, после чего РТ-67 лишился хода.

Гибель сторожевого корабля «Пассат». Художник Петр Павлинов

При появлении кораблей противника «Пассат» повернул на них, выставил дым завесу и открыл огонь. Эсминцы продолжили сближение до 10–15 кабельтовых, ведя по «Пассату» и РТ-67 интенсивный артиллерийский огонь одновременно из орудий главного калибра и из зенитных автоматов. Пятый залп с «Ганса Лоди» уничтожил ходовой мостик «Пассата». Бывший траулер потерял управление, но продолжал вести огонь изобеих 45-мм пушек. Вскоре с РТ-67 увидели на носу и на корме сторожевого корабля два столба пламени, и в 3 часа 30 минут «Пассат» затонул. Из его экипажа шлюпкой с РТ-67 было спасено лишь двое краснофлотцев — Б.Н. Моцель и М.А. Трофименко.

После гибели сторожевого корабля противник сосредоточил огонь на РТ-67. С «Карла Гальстера»по траулеру была выпущена торпеда, которая прошла мимо. Через 25 минут после «Пассата» РТ-67 за-тонул. Дав по шлюпкам и находившимся в воде морякам несколько пулеметных очередей, эсминцы противника ушли на северо-восток.

РТ-32, также получивший повреждения, успел дойти до бухты Гавриловская и выброситься на берег между рекой Вороная и маяком Гавриловский. В 1943 г. он был снят силами аварийно-спасательной службы Северного флота, но восстановление судна было признано нецелесообразным.

Всего из числа личного состава трех кораблей погибли 73 человека, а 7 были ранены. На РТ-67 из 43 моряков спаслось 19, на РТ-32 из 25 — 18 человек.

Сторожевой корабль «Туман» был старше «Пассата» на 10 лет. Егопостроили в Германии в 1930 г. на верфи «J.W. Klawitter» в Данциге. Изначально он получил название «Лебедка» и обозначение РТ-10. Девять лет траулер работал в море по своему прямому назначению. В 1936 г. экипаж судна, возглавляемый капитаном Н.Е. Скорняковым, выступил инициатором передовых методов лова на Мурмане. Выйдяна промысел 11 января, моряки «Ле-бедки» за 20 суток выловили 3470 центнеров рыбы, выполнив четыре плановых задания.

19 декабря 1939 г. РТ-10 мобилизовали и в качестве дозорного корабля ДК-10 включили в состав Северного флота. 4 марта 1940 г. бывший траулер перечислили в класс сторожевых кораблей (СКР)и он получил новое название «Туман» (бортовой No12). Его вооружение состояло из двух 45-мм орудий, двух 7,62-мм пулеметов и 18 малых глубинных бомб. Перед войной СКР входил в состав 1-го дивизиона сторожевых кораблей Охраны водного района (ОВР) главной базы Северного флота и базировался на г. Полярное. «Туманом» в разное время командовали лейтенант А.А. Рогозин, старший лейтенант Н.И. Богданов и старший лейтенант Л.А. Шестаков.

«Туман» в бою с вражескими эсминцами. Художник Петр Павлинов

10 августа 1941 г. «Туман» находился на линии дозора мыс Цып-Наволок — остров Кильдин. В 4 часа 25 минут, следуя противолодочным зигзагом на генеральном курсе 213°, «Туман» на расстоянии 50–55 кабельтовых обнаружил 3 эскадренных миноносца противника (Z-10 «Ганс Лоди», Z-16 «Фридрих Эккольдт» и Z-4 «Рихард Байцен»), которые шли прямо на него. На сторожевике объявили боевую тревогу, он отвернул влево и увеличил ход, пытаясь отойти под прикрытие береговых батарей. В 4 часа 35 минут в Полярное было отправлено оперативное радиодонесение дежурному Службы наблюдения и связи.

Корабли противника, шедшиестроем уступа, первоначально медленно сближались с «Туманом», но по мере отхода советского корабляк берегу, увеличили ход. В 4 часа 36 минут с дистанции 25 кабельтовых немецкие корабли открыли огонь из 6 орудий — по два 127-мм орудия с каждого эсминца. Первый залп лег с перелетом, но им были перебиты антенны, и «Туман» лишился радиосвязи. После этого он описал коордонат (уклонился от выбранного курса с целью избежать опасности) вправо и для прикрытия своего отхода поставил дымовую завесу из 10 малых дымовых шашек. Несмотря на принятые меры, второй залп противника попал в корпус корабля, а третий — в корму. Был перебит штуртрос, на корабле возник пожар, вышло из строя кормовое 45-мм орудие (носовое вести огонь не могло, т.к. было закрыто надстройкой). Последующие залпы разрушили трубу, мостик, ходовую рубку, полубак. «Туман» потерял управление. Всего противник выпустил 54 снаряда, добившись 11 попаданий.

Примечательный факт: первым Краснознаменным надводным кораблем Северного флота стал тральщик Т-887 — бывший траулер РТ-46 «Лосось». Этот внешне неприметный пароход только за два с половиной года войны прошел 42 275 миль (с тралами — 6242 мили), отконвоировал без потерь 137 и провел за тралами 25 транспортов, отразил более 10 атак немецкой авиации, уничтожил 11 акустических и 10 плавающих мин на фарватерах, чем спас не один корабль от гибели.

«Несмотря на значительные повреждения и пожар, охвативший надстройки, сторожевой корабль не прекращал ответного орудийного огня по вражеским эсминцам из своих двух 45-миллиметровых пушек. Личный состав «Тумана» держался героически: вел одновременно неравный артиллерийский бой и все осложнявшуюся борьбу за живучесть корабля — с пожаром и с возраставшей из-за новых пробоин потерей плавучести. Помощь, оказанная сторожевому кораблю нашей батареей с мыса Сеть-Наволок, открывшей огонь по фашистским эсминцам, была запоздалой и не могла изменить его участи: он к тому времени имел уже одиннадцать прямых попаданий», — писал в мемуарах адмирал А. Г. Головко. Когда в ходе боя снарядом был сбит военно-морской флаг корабля, к нему бросился раненый рулевой К.Д. Семенов и поднял его над головой. После того, как Семенов был ранен второй раз, к нему на помощь пришел радист К.В. Блинов.

К 5 часам 15 минутам «Туман» имел крен 15° на правый борт. В этот момент огонь по противнику с дистанции 100 — 120 кабельтовых открыла береговая батарея No7, после чего эсминцы противника, прикрываясь дымовой завесой, ушли на северо-запад.

Траулер РТ-57 «Смена» — будущий СКР-23

В 5 часов 30 минут на «Тумане» были спущены шлюпки и личный состав начал покидать тонущий корабль, который стал стремительно крениться, затем опрокинулся на правый борт и затонул в 150 кабельтовых от поста Кильдинвест. Из 52 человек личного состава на двух шлюпках было спасено 37 человек; 15 человек, включая и командира корабля Льва Шестакова, погибли.

19 декабря 1986 г. точки гибели «Пассата» (N 69° 35 ́ E 35° 57 ́) и «Тумана» (N 69° 34’ E 33°39’) приказом Главнокомандующего Военно-Морским Флотом СССР адмирала В.Н. Чернавина были объявлены памятным местом, при прохождении которого корабли и суда ВМФ обязаны отдавать воинские почести.*

Еще одним сторожевиком, погибшим от огня надводных кораблей противника, стал СКР- 23 — бывший РТ-57 «Смена», принадлежавший к I серии траулеров ленинградской постройки. 29 ноября 1930 г. РТ-57 сошел состапеля Северной верфи. Его строила комсомольская молодежная бригада, затратив на стапельные работы всего два месяца и девять дней. В следующем году траулер вступил в строй. А 20 сентября 1941 г. его мобилизовали и включили в состав Беломорской военной флотилии Северного флота (бортовой No78).

* Установленный порядок отдания воинских почестей на море: за 5 кабельтовых до прохождения точки играется 16 сигнал «Большой сбор» и личный состав выстраивается на палубе в установленных местах; на расстоянии 1 кабельтова играется сигнал «Захождение» и военно-морской флаг приспускается до половины; при удалении корабля от места отдания почестей на 2 кабельтова играется сигнал «Исполнительный», флаг поднимается до места, а строй личного состава распускается.

Вооружение бывшего РТ-57 несколько отличалось от его собратьев: два 76-мм (до марта 1942 г. 75-мм) орудия, два 20-мм автомата и два 7,62-мм пулемета.

31 октября 1942 г. СКР-23 (командир — старший лейтенант Е.М. Фролов) вышел из Иоканги на позицию No2 в северо-восточной части Баренцева моря. Его задачей было оказание помощи одиночным транспортам, шедшим из Исландии в Белое море. 7 ноября в точке с координатами N 75° 30 ́ E 39° 20 ́ произошла роковая встреча советского корабля с отрядом противника, в который входили тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер» и четыре эсминца. При таком численном превосходстве неприятеля шансов на спасение у тихоходного траулера не было. Эсминец Z-27 открыл огонь и добился попадания уже вторым залпом. Две выпущенные немцами торпеды прошли мимо, но разрывы 45-кг снарядов причиняли советскому кораблю тяжелейшие повреждения. Z-27 прекратил огонь лишь после того как израсходовал 46 150-мм снарядов. СКР-23 затонул; из 43 членов его экипажа немцы подобрали 29 человек (в том числе 12 раненых, двое из которых вскоре скончались).

Траулер против субмарины

Героем одной из самых ярких и необычных страниц морской войны в Заполярье стал сторожевой корабль «Бриз» — бывший РТ-58 «Спартак». Этот рыболовный траулер, относившийся к I серии, был спущен на воду в сентябре 1930 г. и три года спустя вступил в строй. 25 июня 1941 г. его мобилизовали и вооружили (два 76-мм орудия, два 7,62-мм пулемета). 29 июля «Бриз» (бортовой No25) вошел в сосстав Северного флота, а с августа того же года он числился в Беломорской военной флотилии.

25 ноября 1941 г. в 6 часов 15 минут находившийся на линии дозора мыс Святой Нос — мыс Канин СКР «Бриз» (командир — лейтенант В.А. Киреев) обнаружил и атаковал вражескую подводную лодку. Сторожевик произвел пять выстрелов из носового орудия (отмечены два попадания в рубку) и пошел на таран. Сохранилось описание этого события, скорее всего записанное со слов командира журналистом.

«Стояла поздняя осень. Предрассветный туман полярной ночи густой пеленой окутал горизонт. Дулюжный ветер силой в три-четыре балла. Мерно стучали машины.

Бдительно несли вахту наблюдатели. В 6 ч. 15 мин. наблюдавший за морем и воздухом старшина второй статьи т. Чижов заметил справа силуэт корабля. По сигналу боевой тревоги все заняли свои места. Орудия были готовы к действию. Я развернул траулер курсом на силуэт неизвестного судна и приказал дать полный ход. На мгновениемелькнула мысль: «А может быть свой?» Но вскоре четко вырисовались контуры подводной лодки, и сомнения рассеялись.

Командир СКР «Бриз» Всеволод Алексеевич Киреев. После войны он стал начальником мурманского тралового флота, с 1955 г. возглавлял Главмурманрыбпром

Огонь по цели прямой наводкой!» — раздалась команда. Из четырех выпущенных носовой пушкой снарядов два накрыли вражескую лодку. Огненные столбы, возникшие около нее, доказывали точность обстрела. Траулер, развивпредельный ход, быстро сближалсяс подводным пиратом. Созрело решение — покончить с лодкой таранным ударом. Зная крепость траулеров отечественной постройки, я ни на минуту не опасался за корабль.

Прошло не более четырех минут с тех пор, как мы заметили силуэт вражеского корабля, а форштевень траулера уже врезался в корпус подводной лодки. Толчок был настолько силен, что наши люди, не успев схватиться за поручни, попа́дали на палубу. В машинном отделении, не зная о намерении таранить противника, решили, что в траулер попала торпеда. И все же никто не растерялся, никто не покинул своего поста.

В продолжение одной — полутора минут лодка еще держалась на поверхности. Наш форштевень, пробивая ее корпус, закупорил пробоину и препятствовал быстрому проникновению в нее воды. Видя это, я перевел машинный телеграф на полный задний ход, траулер отделился от лодки, она быстро затонула».

Как стало известно из немецких документов, атакованной лодкой была U-578, относящаяся к знаменитой серии VII. Она получила повреждения, самыми серьезными из которых была деформация вала левого винта, а также четвертого шпангоута левого борта и большая пробоина в левом борту. Отлежавшись около часа на грунте, лодка всплыла, подводники осмотрели повреждения. После этого поход был прерван и, оставляя за собой след соляра из топливной цистерны, лодка вернулась в базу — норвежский Киркенес. Тот факт, что субмарина не была потоплена, ничуть не умаляет героизма советских моряков. Кто знает, какой урон мог нанести нашему флоту подводный пират, если бы его поход был продолжен…

Экипаж тральщика Т-897, бывшего траулера РТ-309 «мудьюжанин»

Это всего лишь несколько эпизодов участия мобилизованных рыболовецких судов и их экипажей в войне с Германией. В действительности ярких страниц в ихвоенной истории гораздо больше. Примечательный факт: первым Краснознаменным надводным кораблем Северного флота стал тральщик Т-887 — бывший траулер РТ-46 «Лосось». Этот внешне неприметный пароход только за два с половиной года войны прошел 42 275 миль (с тралами — 6242 мили), отконвоировал без потерь 137 и провел за тралами 25 транспортов, отразил более 10 атак немецкой авиации, уничтожил 11 акустических и 10 плавающих мин на фарватерах, чем спас не один корабль от гибели. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1943 г. тральщик Т-887 был награжден орденом Красного Знамени.

Адмирал Головко писал: «Рыбаки Севера, моряки тралового флота 17 выполнили в годы войны гигантскую работу… Своим героизмом, доблестью и самоотверженным трудом в годы Отечественной войны, эти скромные труженики полярного моря заслужили уважение советского народа».


Опубликовано в категории:

75-летие Победы | 12.05.2020 №2 /май-июнь 2020/



Обсудить