Вчера. Сегодня. Завтра? — Журнал "Русская рыба"

Рыбы наших вод   №2 /май-июнь 2020/

Вчера. Сегодня. Завтра?

Обзор исчезающих видов рыб из российской Красной книги и мировых сводок

Бушевавшая во всем мире пандемия коронавируса лишний раз прозрачно намекнула человечеству на угрожающе легкомысленное отношение как к собственной цивилизации, так и ко всей планете. COVID-19, откуда бы он ни взялся, — очередное предупреждение людям от природы, которая устала терпеть бесконечные эксперименты населения Земли.

Текст: Антон Филинский

Пренебрежительное отношение человека к природе наглядно демонстрирует тот факт, что из биосферы планеты исчезло огромное количество видов живых существ, а многие стоят на грани исчезновения. В их числе и представители водной фауны. Наш сегодняшний рассказ как раз о них, самых редких и вымирающих видах рыб, живущих в морях и реках России и других стран.

Главный документ, посвященный самым редким популяциям водоплавающих, международная Красная книга, был составлен еще в середине прошлого века. В конце 70-х годов в России (тогда еще СССР) появился аналог перечня самых незащищенных представителей флоры и фауны. Разумеется, отдельный раздел посвятили рыбам. Все перечисленные в постоянно обновляющемся списке виды подразделены на 5 категорий — по уровню угрозы их существованию.

К первой относятся виды, которые или уже совсем пропали или могут исчезнуть буквально на наших глазах сегодня-завтра. Этот подраздел находится под пристальным вниманием государства и ученых.

Недалеко от него по негативным факторам располагается вторая категория. В ней размещены виды, популяция которых уменьшается очень быстро. Настолько, что скоро оставшиеся особи будут переведены в 1-й раздел.

На экваторе черного списка топ-5 находятся подвиды, которые пока не стоят на грани вымирания или истребления, но их число невелико изначально. Поэтому они вынуждены балансировать на грани категорий в зависимости от показателей прироста/убыли, которые часто очень сложно отследить из-за того, что представители этих видов встречаются редко, при этом требуя более пристального изучения.

Четвертая категория — это «темные лошадки». Самые неизученные виды и подвиды рыб. Они водятся в труднодоступных местах, избегают внимания исследователей и ведут довольно скрытный, с научной точки зрения, образ жизни. Ввиду чего информации о них крайне мало, и иногда сложно сказать, угрожает ли опасность тому или иному виду или нет.

На пятом и самом безопасном (пока что) месте расположились рыбы, численность которых удается искусственным путем восстанавливать и поддерживать. Эти «счастливчики» таковыми являются только временно, контроль за их популяцией нужно осуществлять на регулярной основе, иначе смены категорий не избежать. Именно поэтому их из оглавления Красной книги убирать не спешат.

Атлантический осетр

Итак, представители первой категории… Среди этих потенциальных «смертников» находится сразу несколько представителей рода осетровых — одних из самых деликатесных, а значит, и уязвимых видов рыб. В их числе — атлантический осетр, которого раньше можно было встретить не только на морских просторах, но и в озерах, например, Ладожском и Онежском. Сейчас вид обитает у берегов Северной Европы, а также на Балтике и местами в Черном море. Питается в основном ракообразными и моллюсками, иногда мелкой рыбой. Главное богатство — черная икра, охота за которой и поставила вид на грань вымирания. Помимо российской Красной книги, он включен в соответствующие сборники Франции, Германии, Испании, Польши.

Родственник атлантического — осетр сахалинский — также усилиями браконьеров плотно обосновался в первой категории. Незаконная охота за этим видом, с одной стороны, и сложность в искусственном воспроизводстве популяции, с другой, поставили его на грань исчезновения. Сейчас этих рыб насчитывается не более двух тысяч особей, и без вмешательства ученых и заводчиков сахалинский вид обречен.

Чуть лучше дела обстоят у еще двух разновидностях осетровых — байкальском и сибирском. Их численность, к сожалению, тоже сокращается, но пока не такими стремительными темпами. Первые нерестятся в мае-июне в реке Селенга и ее притоках, а затем скатываются в Байкал. Вторые отличаются более разнообразными показателями — из-за трех подвидов: озерно-речного, речного и полупроходного. Обитают в реках Енисей, Обь, Колыма, Лена, Индигирка, а также в озерах Байкал и Зайсан.

Сибирский осетр

Еще один из привычных нам видов — лососевые. Они представлены в Красной книге еще более внушительным «кланом».

Один из самых страдающих и редких видов — аральский лосось. Эта пятнистая рыбка размером до 1 метра обитает в одноименном море, поднимаясь на нерест в Амударью. Ведет отшельнический образ жизни, из-за чего остается практически не изученной. По этой причине и может исчезнуть в самое ближайшее время.

Еще один представитель «группы риска» — нельма, самая крупная рыба из сиговых. Может достигать до полутора метров в длину и весить до 50 килограммов. Ареал обитания — бассейн Северного Ледовитого океана и реки Иртыш, Печора, Енисей, Обь, Лена. Популяция повсеместно сокращается из-за бума любительского рыболовства и сложностей с воспроизведением. В качестве защитных мер действует запрет на добычу нельмы во всех южных и центральных районах Сибири, Тюменской и Томской областей, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. Специалисты говорят, что вид может быть спасен в случае рассмотрения в качестве объекта товарного рыбоводства.

Рыба, которой повезло немногим больше сородичей по лососевой семье — таймень, пока что содержится во второй краснокнижной категории, но имеет все шансы уйти на «повышение». Один из ценных видов пресноводных лососей является весьма желанным трофеем среди рыбаков профессионалов, отнюдь не все из которых охотятся на тайменя в рамках правил и законодательства. Браконьерство, в том числе и во время нереста, запрещенные методы лова вкупе с загрязнением водоемов приводят к уходу рыб из привычных холодных горных рек и озер. В некоторых регионах, например, в Сибири за последние годы были уничтожены целые локальные популяции этих рыб.

Таймень

Ближайшие родственники тайменев — кумжи (жилая форма этого вида — привычная всем форель) чувствуют себя в живой природе чуть более вольготно. Рыбы делятся на несколько подвидов и умудряются путешествовать по всему миру. Только в России обитает 5 подвидов кумжи: 4 проходных и один озерный. Одна из причин живучести вида — потрясающая приспосабливаемость к окружающим условиям, как ни странно, идущая вразрез с изысканиями некоторых специалистов.  Так, долгое время кумжи (точнее ручьевая и озерная форель) считались отдельными видами. Однако впоследствии оказалось, что подвиды легко «превращаются» друг в друга в зависимости от среды обитания. Привезенная в Новую Зеландию речная форель через какое-то время очутилась в низовье рек, а затем и в море, сменив статус на «проходную». В Европе до сих пор ручьевая форель периодически совершает массовые вояжи по 800 километров, добираясь до акватории Адриатического и Средиземного морей. Потрясающая живучесть позволяет кумже не доходить до опасной зоны 1-й и 2-й краснокнижных категорий. Однако ученые предупреждают: популяция сокращается, и пускать дело на самотек нельзя.

Еще одним завсегдатаем третьей категории является камчатская семга. Представители благородной ветви лососевых живут в основном на западном побережье Камчатки, редко встречаясь на восточном, а также в реках Охотского моря. Ее ближайшая родственница микижа освоила куда как больший ареал обитания, и, несмотря на отсутствие роста популяции, к вымирающим видам пока не относится. Эти хищницы обитают в Азии, на Камчатке, в районе Командорских островов и в территориальных водах США — от Аляски до Калифорнии. Рыбы неплохо приспосабливаются и к экологическим изменениям и к не всегда позитивному вкладу человека в водные биоресурсы, однако не являются настолько многочисленным видом, чтобы избежать попадания в Красную книгу.

Камчатская семга — проходная форма микижи. Вылавливать ее разрешено лишь в единичных экземплярах для научных исследований

А вот более известному виду — стерляди — повезло меньше. Несколько десятилетий назад эти рыбы были коренными жителями Волги, Дона, Днепра, уральских рек и прибрежных вод Черного моря. Однако сегодня из-за браконьеров и экологических проблем вид буквально борется за жизнь. И люди здесь оказались по разные стороны баррикад. Пока одни занимаются незаконной добычей, другие организуют сообщества активистов и «воюют» с недобросовестными промышленниками, загрязняющими водоемы. Пока борьба идет, численность стерляди не всегда возрастает, но и падает не столь стремительно. А значит, останавливаться нельзя ни волонтерам, ни регулирующим структурам.

Еще один довольно известный обитатель водоемов средней полосы России — ряпушка. Точнее, ее подвид, названный в честь города Переславль, который стоит на берегах Плещеева озера. Ряпушки, много лет обитающие по всей акватории, сегодня буквально ютятся в нескольких местах озера. Этот вид любит холодную воду с большим содержанием кислорода. Из-за снизившейся проточности Плещеева озера и потепления воды ряпушки уходят все глубже. Уже почти полвека местные власти заботятся о сохранении озера и его обитателей: место признано особо охраняемой природной зоной, эксперты следят за местными предприятиями, по воде запрещено перемещаться с моторами. Остается надеяться, что все принимаемые меры позволят сохранить популяцию переславской ряпушки.

Вообще, в Красной книге самые привычные виды соседствуют с экзотическими. Так, к постепенно (не быстро) исчезающему виду, например, относится волжская сельдь. Прообраз известной всем селедки, точнее, один из ее подвидов, обитает на Каспии, нерестится в Волге, Тереке и Урале. Всемирная известность не помогает рыбе избежать попадания в группу риска — популяция каждый год уменьшается. Если же говорить об экзотических видах, можно упомянуть длинноперую палию Световидова. Рыбы с красивым названием, напоминающим ФИО, живут в бассейне реки Анадырь и кратерном озере Эльгыгытгын. Больше этот вид нигде не встречается. В итоге озеру пришлось присвоить звание памятника природы, иначе сохранить популяцию палии не представляется возможным. Специалисты обещают попробовать увеличить число особей. Правда, для этого потребуется не только найти водоем, похожий на Эльгыгытгын, но и поработать над геномом вида. Задача не из простых. Именно поэтому палии занимают почетное место в Красной книге.

Мы уже упоминали о том, что количество исчезающих видов рыб исчисляется сотнями. Они живут в разных уголках планеты, но объединены общей бедой — туманными перспективами на будущее. Вот некоторые представители группы риска в мировой классификации.

Голубой тунец давно и прочно закрепился в группе лидеров списка любимой добычи рыбаков практически из всех стран. Быстрый, сильный и выносливый вид по праву считается завидным трофеем любого рыболова. Впрочем, спортивная и туристическая ловля в данном случае — лишь капля в море. Куда как сильнее по популяции тунца бьет бесконтрольный промышленный вылов рыбы, мигрирующей на сотни километров по всей Атлантике. Как итог — в обозримом будущем голубой тунец может остаться в нашей памяти только в виде консервов и фотографий на стенах добытчиков-рекордсменов.

Хоплостет или слизнеголов — весьма интересный представитель подводного мира. Обитает  в Атлантике, водах Австралии, Новой Зеландии и Намибии. При невмешательстве хищников и человека может прожить полтора века. И если с первыми справляется сам, в конце концов, они просто контролируют популяцию, то три десятилетия коммерческого вылова оранжевых рыб поставили их в один ряд с видами, обреченными на истребление.

Красный уровень угрозы навис над одним из видов морских окуней, живущих в Северной Америке. Рыбка Бокачио пострадала не столько от промысла, сколько от глобального потепления. Перемены в температурах и течениях привели к тому, что потомство вид может давать один раз в 20 лет. Американцы уже закрыли несколько рыболовных промыслов на западном берегу, однако эксперты говорят, что для восстановления популяции может потребоваться больше столетия. Доживут ли до этого Бокачио, пока не ясно.

Атлантический палтус, как и мальтийский скат, к сожалению, стал жертвой понятия «побочный улов». Промышленная добыча других видов привела к трагическим последствиям для вида этого. Рыбы растут долго и часто просто не доживают до возможности принести потомство. США уже запретили вылов палтусов в своих территориальных водах, но, судя по всему, поздно. Ученые уверены, что шансов на рост популяции у рыбы практически нет.

Ещё один «неудачник», но уже не столько по вине человека, сколько по воле природы — европейский угорь. Жизненный цикл рыбы выстроен таким причудливым образом, что для продолжения рода ей надо родиться в море, мигрировать в пресную речную воду, чтобы потом вернуться давать потомство снова в море. Пойти весь путь до конца у угрей получается не всегда, часто не успевших «сбежать» в реки особей ловят, что влечет за собой уменьшение популяции. До уровня «зоны риска». Если не зоны «без шансов».

Выше мы перечислили всего два десятка обитателей российских и зарубежных рек, озер и морей и, напомним, почти двух с половиной тысяч уязвимых, вымирающих и стоящих на грани исчезновения видов. Цифры говорят сами за себя. Ситуация в мире им вторит. Не пора ли, наконец, задуматься?


Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано в категории:

Рыбы наших вод | 13.07.2020 №2 /май-июнь 2020/