Ужасы нашего городка — Журнал "Русская рыба"

Специальный репортаж

Ужасы нашего городка

Рассказывает Анатолий Лукин, доктор биологических наук, профессор, и.о. директора ФГБНУ «ГосНИОРХ»

В советские годы в журналистике был очень популярен жанр фельетона. В нем при помощи тонкой иронии, игры слов и завуалированных намеков критиковали негативные явления социалистической действительности. К сожалению, советская система жанров в 90-е годы ХХ века уступила место пришедшим с Запада унифицированным журналистским «материалам», лишенным индивидуальности и авторского стиля. Но пресловутые негативные явления жизни никуда не делись, а значит, и сохранилась потребность о них высказываться. Так что статья знаменитого профессора Анатолия Лукина под жанр фельетона вполне подходит. Текст: Анатолий Лукин, доктор биологических наук, профессор, и. о. директора ФГБНУ «ГосНИОРХ».

Время у нас интересное. Поток информации, который захлестнул человечество, привел к появлению огромного количества узких и труднопроизносимых специальностей: андеррайтер, мерчандайзер, супервайзер, промоутер. Слова эти пришлые, чаще всего из английского языка. Однако остались еще профессии, где каждый мнит себя специалистом. Это и медицина, и экология, и психология, и политология. К сожалению, в этот перечень попадает и такая наука, как ихтиология, в том числе и смежные с ней специальности, например, рыбоводство.

Иногда за науку становится обидно. Недаром говорят на Востоке: «Если в компании из десяти человек один дурак, то силы сторон примерно равны». То же самое можно сказать и о неспециалистах. Один неграмотный, но наглый задаст такое количество вопросов, на которые профессионал вряд ли сможет дать адекватный ответ в силу дремучести задающего эти вопросы. Таких примеров множество, причем как на рынке, так и на «ученом» собрании.

Вот рыбный рынок. Продают язя, это рыба такая.

Покупатель: «Женщина, что это за рыба такая — язь?»

Продавщица, ни на секунду не задумываясь: «Как, вы не знаете? Так это же помесь плотвы с сигом! Берите, не пожалеете!»

Покупатель: «А чего цена такая низкая, сиг ведь намного дороже?»

Продавщица: «Так вкус как у плотвы, а костей еще меньше, чем у сига, потому и цена ближе к плотвиной».

На рынке такую ситуацию еще можно переварить. Печально, что уровень некомпетентности зашкаливает и у чиновников достаточно высокого уровня. Хотя люди, наделенные властью, должны ожидать, что народ может и поверить их словам. Благодаря чиновникам, на зуб которым попалось слово «экология», мы имеем множество определений, в которые специалисту лучше не вдумываться. Причем если при словосочетании «плохая экология» я еще вздрагиваю, то к «экологическим проблемам» отношусь спокойнее и даже использую в отчетах и статьях.

Экология в переводе с греческого — «наука о доме». То есть «плохая экология» — это или наука о плохом доме, или плохая наука о доме. Раньше, до 90-х годов прошлого века, мы говорили об охране окружающей среды, четко разделяя понятия «экология» и «окружающая среда», которые очень отличаются, хотя и взаимосвязаны. В английском языке эти понятия тоже четко разведены «ecology» — это наука, «environment» — окружающая среда.

Много лет назад мне рассказали о высказывании высокопоставленного чиновника, связанного с рыбной отраслью, которое едва не привело к международному скандалу. Вот она, сила слова! На выступлении в Мурманске была озвучена следующая мысль: «Раз Баренцево море — детский сад для трески, то надо загородить все сетями, чтобы наша треска к норвежцам не бегала. Они сразу сговорчивее станут при распределении квот». Все норвежские газеты гудели по этому поводу целую неделю. Запас-то общий, а границы для рыбы — что зайцу стоп-сигнал. И то, что данное высказывание практически поставило под сомнение более чем 50-летнюю работу российско-норвежской комиссии, — видимо, мелочи.

Современный Санкт-Петербург. Читаю выдержки из интервью чиновника, где утверждается, что бычки-вселенцы поели всю икру корюшки, а потому численность этого вида вот-вот сойдет на нет, и останется Питер без одного из своих символов. При этом корюшка продается на каждом углу, и, по данным научных исследований, запас ее в последние два-три года растет. В этом же интервью говорится, что из Финского залива выползли улитки и поели весь картофель на полях дачников…

Прямо сюжет для некогда популярной телепередачи «Ужасы нашего городка». Только это уже не постановочные скетчи. Нас пугают «реальными» ужасами Санкт-Петербурга! Сначала показалось, что это какой-то розыгрыш. Не может серьезный человек нести этакий бред, но когда на ленте ТАСС появляются подобные высказывания, то становится не до смеха.

Здесь прослеживается интересная взаимосвязь. Чиновник, вещая о том, что «чужеродные для Финского залива бычки питаются икрой корюшки», заставляет нас сделать вывод, будто бы всю корюшку Финского залива съели неизвестные чужеродные виды. Удивляет вопиющая безграмотность, с которой руководитель довольно высоко ранга делает столь безответственные заявления. Естественно, он не ихтиолог и озвучивает кем-то подготовленное для него выступление. Однако эти «кто-то», судя по представленному опусу, также ихтиологами не являются. И это страшно! Вываливая на слушателя поток дезинформации, эти господа формируют мнение о катастрофе, которой нет, и подвергают сомнению работу научных сотрудников, занимающихся изучением корюшки десятки лет, дающих прогнозы, на основе которых рыбаки ловят эту рыбу. Дальше — больше.

Делаются «открытия» в области систематики рыб, а именно: «В Петербурге и Ленинградской области обитают два вида корюшки — ладожская и более крупная балтийская корюшка, которая заходит на нерест в реки региона — Неву, Лугу и Нарву». До сих пор в Ленинградской области встречался один вид — европейская корюшка. С одной стороны, смешно, конечно, а с другой — не по себе как-то. Писатели, подготовившие бредовое выступление для чиновника, мнят себя специалистами, «планируют провести новые исследования о том, что нужно сделать для регулирования ситуации». То есть не просто так бумага появилась, кто-то финансирует такие «исследования». Господа, может, все-таки лучше — к специалистам?! Чем тратить деньги на необученных, которые вас же на всю страну и позорят. Спросите — ответим. По крайней мере, необразованность вашу в том или ином вопросе прикроем.

Как ни странно, вопросы даже в столь безграмотных выступлениях поднимаются весьма важные. Например, проблема инвазионных видов очень остро стоит во всем мире. Без сомнения, ее необходимо изучать, но лучше пусть это делают профессионалы. Не знаю, уместно ли научное пояснение для данного фельетона, но коротко попробую. Инвазия, то есть переселение и распространение новых видов в новые места обитания, происходит в общем тренде вселения Понто-Каспийской фауны в Балтийское море, в водах которого с недавнего времени регулярно обнаруживаются виды-вселенцы разных групп живых организмов. В Финском заливе, например, произошла натурализация белоперого пескаря, двустворчатого моллюска дрейссены, креветки каменной и некоторых других видов.

К настоящему моменту в акватории восточной части Финского залива обнаружено два инвазионных вида бычков: бычок-цуцик и бычок-кругляк. Природный ареал этих видов относится к Понто-Каспийскому бассейну. В акваторию Балтийского моря оба вида были привнесены с балластными водами. Что интересно, эти два вселенца на нерестилищах корюшки не встречаются, хотя тот же кругляк может постепенно расселиться вверх по рекам Финского залива и впоследствии встречаться на нерестовых участках корюшки. Данный вид чрезвычайно пластичен и может занимать подобные местообитания, но произойдет ли это на самом деле, науке не известно. Поэтому утверждать, как о неизбежном факте, что бычки скоро съедят всю корюшку, по меньшей мере неразумно.

Мы в последнее время теряем специалистов в различных областях знаний. Мне, например, кажется, что ихтиолог — вымирающая профессия. Нет у молодежи желания за маленькую зарплату по озерам и рекам ползать да в рыбных кишках копаться. Но кто-то еще остался! Так пусть хотя бы эти специалисты делятся своими знаниями, исправляя ляпы наших граждан различного уровня, чтобы имеющего знания не посылали куда подальше, как в одной из торговых точек.

Покупатель спрашивает продавца: «Вы почему молочную рыбу под видом сига продаете, да еще приписали «сиг королевский»? Нет такой рыбы!»

Ответ продавца: «Иди отсюда! У меня в накладной «сиг королевский», значит, есть такая рыба, бумага официальная. А вас здесь много умников ходит, смуту сеет, торговать мешает».

Может, мы все-таки не ради такой торговли живем и работаем?


Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано в категории:

Специальный репортаж | 11.08.2016