Каспийский промысел кильки требует инвестиций — Журнал "Русская рыба"

Актуально   №1 /март-апрель 2021/

Каспийский промысел кильки требует инвестиций

В скором времени консервы из кильки смогут составить конкуренцию знаменитым балтийским шпротам

В Каспийском море после 2000-х годов возобновилась добыча кильки. В скором времени консервы из нее смогут составить конкуренцию знаменитым балтийским шпротам. Эксперты приняли решение о возможности включения кильки в качестве сырья в проект разрабатываемого ГОСТа. Однако для возрождения масштабного промысла этой рыбы требуются еще и значительные инвестиции.

Противостояние медуз

На Каспии килька перестала ловиться в начале 2000-х. Тогда в Волго-Каспийском бассейне ее почти не осталось. Сначала она пострадала от землетрясения 2001 года. По данным Каспийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства, тогда под водой образовался разлом длиной 150 километров и 70 метров глубиной, в море попали отравляющие вещества, которые растворились в экосистеме, а также поднялась температура воды. Как рассказывали рыболовы, им приходилось несколько суток идти по устланной килькой воде.

После этого на Каспии сильно выросла популяция медузы мнемиопсиса (Mnemiopsis leidyi), которая питается мелкой рыбой. Эту медузу завезли из Атлантики не соблюдавшие карантин моряки (дно кораблей принято очищать при заходе в другую акваторию, чтобы избежать заноса новых агрессивных видов). Прежде эта медуза терроризировала обитателей Черного и Азовского морей, где также сокращалась популяция кильки, а потом через Волго-Донской канал попала на Каспий.

Поскольку пик сезонной концентрации мнемиопсиса в воде совпадает с периодом размножения именно кильки, ее икринки остались без кормовой базы, а выжившая молодь была съедена иностранкой. В конечном счете популяция этого вида сократилась почти на 90% и промышленный вылов прекратили.

На пике развития килечного рыболовства (30– 40 лет назад) на промысел выходили около 100 судов: 65 среднетоннажных и 35 малотоннажных. Суточный улов у них был соответственно 18,4 и 8,3 тонны. А объем годового вылова варьировался в среднем от 221 до 320 тыс. тонн.

Причем промысел базировался на запасах анчоусовидной кильки, составлявшей в улове около 90%. На долю большеглазой кильки приходилось 9%, а на долю обыкновенной — лишь 1%.

Объем годового вылова кильки в России в 2011– 2017 годах в сравнении с 1999 годом (150 тыс. тонн) сократился в 100–170 раз. Изменился видовой состав улова. Добыть удавалось в основном только обыкновенную кильку, которая имеет слабую реакцию на свет. А именно этот способ лова — на свет — применяли астраханские рыбаки. Промысел стал нерентабельным, килечный флот фактически исчез.

Исчезновение кильки пагубно сказалось и на других видах рыб, которые ей питались, — осетра, тюленей и сельди. Спасли ситуацию другая медуза-гребневик — Beroja ovota, которая питается мнемиопсисом. Этот иноземец тоже попал в российские акватории «контрабандным» путем из-за моряков и резко сократил популяцию мнемиопсиса.

Для того, чтобы получить доступ к полной версии статьи, оформите подписку на электронную версию журнала «Русская рыба».

Это можно сделать прямо на нашем сайте за 1 минуту, зарегистрировавшись в Личном кабинете — https://rusfishjournal.ru/my-account/  


Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано в категории:

Актуально | 28.04.2021 №1 /март-апрель 2021/