Мал, да удал — Журнал "Русская рыба"

Образование   №5 /ноябрь-декабрь 2019/

Мал, да удал

Маленького рачка небезосновательно считают одной из главных надежд российского рыболовного промысла

Современные покупатели из поколения «миллениалов» часто останавливаются напротив прилавков с консервами, увидев этикетку «криль» или «мясо криля». Но далеко не все знают, что это такое, хотя маленького рачка небезосновательно считают одной из главных надежд российского рыболовного промысла. Почему его добыча станет стратегической победой для России?
Текст: Ксения Витвицкая

Криль, или антарктическая креветка — это мелкие морские планктонные ракообразные, обитающие в южных морях, ближе к Антарктиде. Сегодня к промысловому крилю относят около 80 видов рачков. В небольших объемах криля вылавливали еще в XIX веке, однако самый масштабный вылов приходится на конец XX-го. Причем первопроходцами в этой добыче были именно советские рыбаки. В 1961–1962 гг. участники экспедиции АтлантНИРО, проведя исследования в Антарктике, пришли к выводу, что промысел может создать вполне конкурентную отрасль по переработке и производству продуктов из криля. И уже в 1982 году добыча вышла на рекордные 528,7 тыс. тонн за сезон. К этому времени 93% всего вылова криля оставалось за советским флотом. Россия сохраняла свое лидерство в этом промысле вплоть до 1994 года, когда государство перестало дотировать отрасль. Без денег, новых технологий и современных судов крилевый промысел стал для компаний просто нерентабельным, и со временем добыча криля прекратилась совсем.

За те 15 лет, что страна не добывала антарктическую креветку, технологии конкурентов ушли далеко вперед. Сегодня в регионе работает от 11 до 15 траулеров стран — членов Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ). Среди них суда Китая, Кореи, Чили, Украины и Норвегии. Япония прекратила промысел в 2013 году, и сейчас основными игроками крилевого рынка являются Норвегия (58 % мирового вылова), Республика Корея (19 %) и Китай (10 %).

Фото: Legion Media

Для примера: за год всего один норвежский траулер добывает около 100 тыс. тонн криля, перерабатывая его в продукты общей стоимостью около $ 70 млн. Поэтому в том, что промышленный вылов криля — дело окупаемое, более того, прибыльное, сомнений ни у кого уже не возникает. «Промышленный вылов криля даст импульс для развития в России целого пласта технологий и загрузки ряда отраслей нашей экономики, — говорит заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук. — Криль — это ценный жир, мука, а далее по цепочке: биодобавки, фармацевтика, наконец, рыбные корма. Крилевая мука крайне востребована в отрасли аквакультуры для выращивания рыбы, морепродуктов. Сегодня мы закрываем порядка 80 % нашей потребности в рыбных кормах за счет импорта. Как можно говорить об опережающем развитии нашей аквакультуры без достаточной сырьевой базы? Решение среди прочего можно и нужно искать в освоении и переработке криля».

Правда, процесс вылова сегодня не так уж прост. Во-первых, созданная для защиты экосистемы АНТКОМ ограничила вылов всего тремя участками Южного океана. В каком именно районе будет работать флот, определяется прежде всего ледовой обстановкой. Суда начинают промысел в марте-апреле в районах Антарктического полуострова (подрайон 48.1) и Южных Оркнейских островов (подрайон 48.2), а затем по мере ухудшения ледовой обстановки перемещаются ближе к острову Южная Георгия (подрайон 48.3) и в район Южных Сандвичевых островов (48.4). Для каждого подрайона действуют свои квоты: 48.1 — 155 тыс. тонн, 48.2 — 279 тыс. тонн, 48.3 — 279 тыс. тонн, 48.4 — 93 тыс. тонн.

Эта же комиссия выдает квоты на промысел, следит за популяцией криля и, ориентируясь на исследования, ежегодно устанавливает максимально допустимый объем вылова. Например, с 2009 по 2017 год он сохранялся в пределах 290 тыс. тонн. В 2018 году вылов перевалил за 310 тыс. тонн и стал рекордным за последние 25 лет.

Во-вторых, для промысла необходимы современные суда, по сути — настоящие плавучие фабрики. Дело в том, что криль невыгодно перевозить в виде замороженного сырья. Сегодня российские суда используют безотходную систему переработки криля, позволяющую прямо в море производить сразу несколько видов продуктов: крилевую муку из панцирей, масло, корм для аквакультуры и даже биологически активные добавки к пище с высоким содержанием хитина и хитозана. Все это производят, как говорится, не отходя от кассы. Но и стоимость постройки таких судов велика: около $ 120 млн за один траулер.

По содержанию эссенциальных аминокислот (лизина, валина, лейцина и изолейцина, треонина, фенилаланина, метионина) белки криля превосходят белки трески. Липиды антарктического криля, количество которых колеблется от 2,5 до 6,0 %, содержат много ненасыщенных жирных кислот, фосфолипидов и стеринов.

После длительного перерыва Россия возобновила промысел криля лишь в 2009–2010 годах. Правда, объемы в то время были более чем скромные, не больше 18 тыс. тонн. Но в перспективе российский флот планирует увеличить добычу. В качестве первого шага компании начали закупать современные суда, а отечественные ученые решили провести исследование. На конец 2019 года назначена экспедиция наших специалистов в Атлантический сектор Антарктики. В ноябре научно-исследовательское судно отправляется из Калининграда и следующие пять месяцев будет изучать объемы крилевой биомассы в районе Южных Оркнейских островов, Антарктического полуострова и ближайших к нему акваторий.

По оценкам ученых, запасы криля у берегов Антарктики равны примерно 500 млн тонн, в то время как добывают ежегодно чуть больше 5,6 млн тонн. Впрочем, эта цифра может вырасти как минимум втрое. Отечественные экологи занимаются разработкой технологии, которая позволит вылавливать рачков не в верхнем 200-метровом слое — эпипелагиали, как это было раньше, а в мезопелагиали, то есть на отметках от 200 до 1000 метров. Это позволит увеличить суммарные объемы вылова, по разным оценкам, до 30 млн тонн ежегодно.

Фото: Legion Media

Учитывая потенциальный рост вылова и потребительские свойства антарктического криля, сегодня это самый перспективный биоресурс Мирового океана и стратегически важный продукт для России. В первые десятилетия вылова криля (1965–1975 гг.) основной объем добываемого отечественными судами сырья шел на производство кормовой продукции: крилевой муки, сыромороженого криля, белково-минеральных добавок. Однако высокие потребительские свойства мяса криля как источника высококачественного белка с низким содержанием жира определили перспективы производства из него пищевой продукции. Это и варено-мороженное мясо криля в виде «шеек», получаемое способом аэрошелушения, и фарши, и пастообразная продукция, и широкий ассортимент консервов на основе крилевого мяса.

«В судовых условиях технологически целесообразным является получение продукции и полуфабрикатов: мороженого криля, мяса криля, кормовой муки, панцирей и жиросодержащих отходов для дальнейшей глубокой переработки на береговых предприятиях. Стабильная биомасса антарктического криля, а также пищевая и биологическая ценность веществ, входящих в его состав, делают это сырье перспективным для освоения российским флотом и обеспечения внутреннего рынка высококачественной рыбной продукцией», — считает директор по научной работе ВНИРО Олег Булатов.

Полномасштабное возобновление отечественного промысла криля на основе применения современных технологий добычи и переработки позволит не только получать высококачественную и экологически чистую продукцию. Промысел будет иметь колоссальное геополитическое значение, способствуя возвращению России в Антарктический регион, который страна на довольно долгое время потеряла.

Справка:

Из отходов переработки криля производят:

1. Белковые концентраты и изоляты.

2. Каротиноидно-липидные комплексы (источник омеги-3).

3. Природный биополимер хитин.

4. Хитозан — активный энтеросорбент, антисептик, применяемый в качестве ранозаживляющего средства.

5. Ферментные препараты протеолитического действия.

6. Аттрактанты, применяемые для повышения эффективности кормов в аквакультуре.

7. Природный краситель.

8. Натуральные вкусоароматические добавки.


Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано в категории:

Образование | 17.12.2019 №5 /ноябрь-декабрь 2019/