Хорошо забытое старое — Журнал "Русская рыба"

Специальный репортаж

Хорошо забытое старое

Аквакультурные и рыбохозяйственные кластеры уже существовали в советское время, просто назывались по-другому

История, как известно, движется по спирали, или по синусоиде. Поэтому если говорить о перспективах рыбной отрасли, то уместно вспомнить нашу историю. Тогда становится понятно, что многое из того, что происходит сейчас, мы уже проходили. Просто не все это помнят. Например, сегодня часто говорят о создании различных кластеров: аквакультурных и рыбохозяйственных. Между тем подобные кластеры уже существовали в советское время, просто назывались по-другому.
Текст: Анатолий Лукин, руководитель ФГБНУ «ГосНИОРХ» им. Л.С. Берга

Возьмем Северо-Запад России. Здесь рыбное хозяйство в советское время изначально формировалось как территориально-производственный комплекс. С 1920 года в него входили государственные предприятия Мурманской и Архангельской областей, позднее были созданы три Рыбакколхозсоюза, а с 1962-го к ним присоединились предприятия Карелии. Создание территориально-производственного комплекса было обусловлено общими источниками сырья, технологической взаимосвязанностью, базированием на единый порт — Мурманск. Руководство рыбной промышленностью страны осуществляло союзно-республиканское Министерство рыбного хозяйства СССР. В состав этого комплекса, который назывался «Севрыба», входило 37 производственных объединений, предприятий и организаций. Промысловый флот насчитывал 397 единиц, в том числе в Мурманской области 269 единиц. Переработка рыбы на берегу осуществлялась Мурманским рыбокомбинатом, в который входило восемь рыбоперерабатывающих заводов, в Архангельской области и в Карелии действовало 10 рыбоперерабатывающих предприятий. В 1990 г. общий вылов рыбы составлял 1,6 млн тонн, в том числе флотом Мурманской области 1,2 млн тонн. Производство рыбопродукции на судах составляло 1 млн 390 тысяч тонн, на береговых заводах — 141 тысячу тонн.

В Советском Союзе в лучшие годы добывали 11 млн тонн рыбы в год, разделяя первое место с Японией. Правда, и флот у нас тогда был куда больше, и ловили почти по всему Мировому океану.
Сегодня мы снова пытаемся объединить ресурсы и инфраструктуру, употребляем модное слово «кластеры», которые де-факто успешно работали еще в союзные времена.

То есть, по сути, на территории Северо-Запада России был создан и функционировал великолепный рыбохозяйственный кластер. Так в очередной раз подтверждается тезис о том, что новое — это хорошо забытое старое. В результате рыночных преобразований, начавшихся в 1990 году, единый рыбопромышленный комплекс Северного бассейна распался по региональному признаку на четыре части. Это Мурманская область, Архангельская область, Республика Карелия и Ненецкий автономный округ, которые лишь условно можно считать комплексами, так как они не обладают соответствующими признаками. В стране тогда начинался «парад суверенитетов», вот и рыбаки решили поработать в «суверенном режиме». Теперь некогда единую систему пытаются реконструировать и реанимировать, поскольку в целом она была вполне эффективной. Началось некое объединение ресурсов и инфраструктуры. Другой вопрос, что если по темпам вылова мы в последнее время прогрессируем, то по переработке вернуться к советским показателям будет очень сложно, поскольку слишком многое было утрачено. Значительная часть перерабатывающих заводов была заброшена, другие предприятия просто устарели морально и технологически, приходится строить новые.

sovs_11А вот еще одна история — о рыбохозяйственных научных исследованиях. Она уже не об успехах советских времен. Скорее, наоборот, о той организационной и правовой неразберихе, которая царила в отрасли на заре советской власти. Хоть сейчас и принято считать, что советская управленческая машина работала как часы, факты порой говорят об обратном.

В начале ХХ века изменился статус рыбной отрасли в целом. В конце 1929 г. согласно постановлению ЦК ВКП(б) «О реорганизации управления промышленностью» рыбная наука была передана в союзный Наркомат внешней и внутренней торговли СССР, возглавляемый членом ЦК Анастасом Микояном. Научно-исследовательские институты передавались непосредственно производственным объединениям или переходили в ведение соответствующего отраслевого наркомата. Рыбохозяйственные институты перешли в ведение Наркомата торговли, который в конце 1930 года был преобразован в Наркомат снабжения СССР.

Уже запутались? Неудивительно. Преобразования отрасли тогда происходили даже чаще, чем сейчас. Правительство экспериментировало, пытаясь обеспечить быстрый рост рыбохозяйственного производства. «В связи с крайней слабостью изучения сырьевой базы и недостаточным участием в практической работе рыбной науки вследствие громоздкости» произошло разделение действовавшего с 1922 года Центрального научного института рыбного хозяйства (ЦНИРХ), созданного для выработки единой методики научно-промысловых исследований, на пять самостоятельных организаций. Это произошло в августе 1932-го, а уже к концу года было решено, что такое раздробление научных сил себя не оправдывает, и в декабре того же года два института из пяти были объединены во Всесоюзный институт морского рыбного хозяйства (ВНИМОРХ).

Однако, кроме организационной неразберихи, постоянного переоформления отдельных организаций, работа тормозилась постоянной нехваткой средств. Руководитель Государственного океанографического института (ГОИН) Иван Месяцев жаловался, что «нам приходится свертывать научно-исследовательскую работу, потому что рыбная промышленность никаких денег не дает. Исследовательский флот выходит из строя, он так и называется «старой галошей». Несмотря на принадлежность к Наркомснабу, средств было явно недостаточно. Поступающие предложения об отнесении части расходов на договоры с рыбопромышленными организациями порождали высказывания о «подмене ловкостью добросовестности в работе». Очень напоминает современную действительность, не так ли? История повторяется. Денег нет, флота нет, и, как поется в одной бардовской песне, «реформируют под корень, перепутав обрезанье с отрезаньем».

Несмотря на солидные уловы, советское правительство постоянно реформировало систему управления рыбной отраслью, пытаясь сделать ее максимально эффективной. Получалось по-разному.

Я недаром привел два этих примера, где в одном случае — небывалые успехи, а в другом — то, что имеем. Мне кажется, что развитие рыбной отрасли происходит по синусоиде, где в одном случае мы на гребне, а в другом — между волнами. Рыбное хозяйство тесно связано с Мировым океаном, поэтому все логично, и в будущее я смотрю с оптимизмом. Отрасль в очередной раз приспосабливается к действительности. Мы говоримо создании генетико-селекционных центров, развитии аквакультуры — и буквально за два года добились здесь прироста почти на 50 тысяч тонн. Нам нужны строительство и реконструкция объектов по воспроизводству водных биоресурсов, флот для государственных нужд, включая строительство научно-исследовательских судов, обновление рыбообрабатывающего оборудования для перерабатывающих предприятий, научные исследования и разработки в рыбохозяйственной сфере. И все это будет! Все как в море, с волны на волну. Мы же должны подняться на гребень, дождаться бы только попутного финансового ветра!

Фото: ТАСС


Поделиться в социальных сетях:

Опубликовано в категории:

Специальный репортаж | 02.02.2017